Афганский проигрыш Беларуси.

1123

20-21 мая в Чикаго прошел очередной саммит НАТО. Двумя  важнейшими темами, затронутыми в ходе мероприятия, стали система противоракетной обороны и положение в Афганистане. Именно последняя, по нашему мнению, представляет наибольший интерес для рассмотрения с точки зрения национальных интересов нашей страны: дело в том, что проблематика ПРО никоим образом не зависит от Беларуси, нашей стране остается лишь принимать к сведению планы Альянса. Кроме того, ПРО предназначена для противодействия межконтинентальным баллистическим ракетам, которых у нас просто нет, и поэтому затрагивает Беларусь опосредованно и исключительно в связи с союзническими отношениями с Россией.Итоговые решения саммита НАТО по Афганистану касательно нашей страны условно можно разделить на 2 группы: потенциальные угрозы безопасности, связанные в первую очередь с участием Беларуси в Организации договора о коллективной безопасности стран СНГ (далее по тексту ОДКБ) и упущенные возможности. Последняя группа ярко демонстрирует роль Беларуси в современной системе международных отношений, а вернее, её практическое отсутствие. Однако обо всем по порядку, рассмотрим каждую из двух групп итогов более подробно.

Безопасность.

В Чикаго стало окончательно понятно, что НАТО (по крайней мере, в лице США)  не планирует полный уход из Афганистана. Заявлено о преобразовании миссии ISAF из боевой в новую, ориентированную на подготовку, обучение и поддержку местных силовиков. Планируется, что до 2024 года в этой стране будет размещаться порядка 20 тысяч военнослужащих новой миссии.

Уже после 2014 года афганские силы безопасности должны будут взять на себя полную ответственность за поддержание правопорядка (насколько к Афганистану этот термин вообще может быть применен) и оборону. Отметим сразу, что по нашему мнению их способность обеспечить и первое, и второе на минимально приемлемом уроне является ненаучной фантастикой. СССР за более чем 10 лет не удалось создать устойчивую систему безопасности в Афганистане. Не удалось это и Западу за весь период нахождения там сил  ISAF начиная с  2001 года. Непонятно, как НАТО собирается этого достичь за оставшийся срок. Кроме того, вызывает сомнение способность (и желание) международного сообщества и в дальнейшем обеспечивать щедрое спонсирование афганской государственности, которая, надо сказать прямо, пребывает в коматозном состоянии. И при этом сносить бесконечные претензии афганского общества и истеблишмента, которые хотят еще больше денег при полном отсутствии контроля за их использованием.

Заявление секретаря НАТО А. Фог Расмуссена о том, что афганские силы безопасности сильны как никогда, а талибы находятся под жестким давлением, следует воспринимать скептически. Афганские силовые структуры прославились массовым дезертирством и низким образовательным уровнем. Информации о том, что афганские войска проводят сколь-либо крупные наступательные операции против талибов не было и нет. Можно быть уверенными в том, что если бы афганским властям было чем похвалиться — об этом бы сообщили незамедлительно. Возможное снижение активности Талибана может быть с тактикой сбережения и накопления сил для того, чтобы начать давление на карзаевские войска после ухода ISAF. Нечто подобное наблюдалось в период вывода советских войск из Афганистана в 1989 году.

Сомнительно, чтобы Афганистан без НАТО стал более стабильным, чем сейчас. Похоже, руководство Альянса также не питает иллюзий: особо обратим внимание на перспективу сокращения афганских силовых структур до некоего «приемлемого» уровня. Как и кем он будет определяться — неясно. Возможно, что приемлемой численностью афганских сил безопасности станет такая, которая позволит защищать внешний периметр мест дислокации сил НАТО после 2014 года, маршруты их обеспечения и официальные органы власти, задачей которых станет легитимизация присутствия Альянса в стране. Сельские регионы, средние и малые города будут отданы в руки тех, кто захочет и сможет поставить их под свой контроль. Фактически, это может привести к сомализации Афганистана: напомним, что под контролем Переходного федерального правительства Сомали находятся некоторые крупные города или их части, а также базы войск Африканского союза. Остальные территории или ограничиваются формальным декларированием лояльности при фактической независимости или открыто эту независимость провозгласили.

Для Беларуси вызов подобного развития событий в том, что являясь членом ОДКБ, наша страна приняла на себя определённые обязательства по обеспечению безопасности центральноазиатских стран СНГ, вплоть до отправки воинского контингента. Впрочем, реалии беларуской военной политики свидетельствуют о том, что власти не рассматривают в принципе возможность участия национальной Армии в операциях за рубежом.

Отметим, что ошибаются те, кто считает миссию НАТО в Афганистане проваленной. Большинство аналитиков исходит из предположения о том, что стратегической целью Альянса было создание в Афганистане жизнеспособного государственного механизма. Если бы это соответствовало действительности, то была бы принята идея реставрации монархии в стране. Авторитет Баракзайской династии очень высок, вокруг трона могло бы объединиться большинство политических сил. Кроме того, раз и навсегда был бы положен конец соперничеству за высший государственный пост. Однако вместо этого была сделана ставка на племенную аристократию.

Афганистан стал для НАТО полигоном по отработке новой техники и тактики ведения боевых действий, что позволило выявить слабые стороны армий-участниц Альянса и определило пути по выправлению ситуации. В условиях полномасштабного интенсивного конфликта такой возможности могло бы и не быть. Опыт афганской войны скорее дает практическую и теоретическую базу для усиления военного потенциала НАТО; коррективы, правда может внести финансовый кризис, но это лежит вне военной проблематики.

Афганистан является сердцем региона. Его дестабилизация (сомализация) способна создать как минимум серьезнейшие проблемы безопасности двум основным противникам Вашингтона: Тегерану (Белуджистан) и Пекину (Восточный Туркестан). Кроме того, фактор нестабильного Афганистана может сделать Пакистан, ставший в последнее время весьма неудобным партнером для США, более сговорчивым и осмотрительным.

Упущенные возможности для Беларуси.

«Холодная война» между Беларусью и Западом дорого обходится нашей стране и в политическом плане, и в финансовом.

Отметим, что в саммите НАТО в Чикаго помимо руководства стран Альянса приняли участие представители 60 стран и организаций, которые НАТО рассматривает в качестве своих партнеров, включая делегации центральноазиатских стран СНГ (Таджикистан, Кыргызстан, Узбекистан, Казахстан). Среди прочего, обсуждались схемы и условия транзита контингента НАТО из Афганистана. Беларуси в вероятной транспортной цепочке нет, соответственно не будет и денег, которые могли бы поступать в качестве оплаты за транспортные услуги беларуских компаний. Цена вопроса — сотни миллионов долларов, которые пройдут мимо Беларуси; только страны Центральной Азии будут получать за оказание транзитных услуг и использование Альянсом их инфраструктуры до USD 500 млн.

Кроме того, Альянс располагает в Афганистане большим количеством техники и снаряжения, оставлять которые афганской армии бессмысленно — она просто не в состоянии их освоить. Поэтому обсуждается вопрос бесплатной передачи военного имущества армиям других стран. Потенциальный объем — несколько тысяч единиц техники, вооружений, плюс комплектующие и боеприпасы. Беларуси в списке возможных реципиентов нет и не будет. В итоге, очень скоро может оказаться, что армии Кыргызстана и Таджикистана вооружены несравненно лучше, чем наша, и без финансовых затрат со стороны этих государств. Можно конечно сказать, что техника, которая может быть передана, уже находилась в эксплуатации. Однако, БТРы MRAP 2000-х годов на несколько поколений превосходят беларуские БТР-60,-70 произведённые 30-40-лет назад, хотя бы в силу иного уровня технологических решений, заложенных в передаваемую технику.

В общем-то, саммит НАТО стал очередным подтверждением того, что Беларусь находится на задворках мировой политики и мало кому интересна. Партнерство с Западом могло бы принести стране выгоды как прямые, в виде контрактов на транспортное обеспечение ISAF, так и в сфере безопасности в виде возможной материально-технической помощи со стороны Альянса за счет излишков вооружения и снаряжения. Кроме того, если в будущем окажется, что заявления функционеров НАТО не расходятся с их делами, они на самом деле хотят превратить Афганистан из территории в государство и готовы осуществить заявленные планы по экономическому развитию этой страны, маловероятно чтобы для беларуских кампаний, их услуг или продукции там нашлось место. А это уже миллиарды долларов и утраченный рынок сбыта.

Фактически, приходится констатировать, что отсутствие внятной внешнеполитической  стратегии, последовательно проводимой в жизнь, очень дорого обходится нашей стране. И чем дольше подобная ситуация будет сохраняться, тем более высокую цену за это будет платить Беларусь.

Logo_руна