Аграрные успехи и аграрные тупики Беларуси

991

Вы прочитаете этот материал за 11 минут

Существенной и весьма характерной особенностью АПК Беларуси является наличие диаметрально противоположных оценок его современного состояния и достигнутых результатов сельскохозяйственной деятельности. Спектр мнений необычайно широк — от безусловного признания беларуских аграриев лидирующими участниками мирового сельхозпроизводства до объявления их банкротами, погрязшими в долгах и убытках. В такой запутанной ситуации составить объективную картину достаточно сложно, ведь на каждый убедительный аргумент одной стороны находится не менее веский контраргумент её оппонентов. В связи с этим уместно вспомнить одно известное выражение, которое подходит сюда как нельзя кстати: «Говорят, истина лежит между двумя противоположными мнениями. Неверно! Между ними лежит проблема» (Гёте). Попробуем же разобраться, в чём заключаются проблемы сельского хозяйства нашей страны.

Себя обеспечим и другим продадим

Обращение к статистике, изучение публикаций государственных СМИ и выступлений официальных лиц показывает, что аграрные успехи Беларуси уверенно сравнивают с достижениями на мировом уровне. Например, сообщается, что Беларусь занимает 3-е место в мире по производству льноволокна, 5-е — по производству ржи, 11-е — по производству картофеля. В СНГ мы лидируем по производству на душу населения картофеля, мяса и молока. Положение с продовольственной безопасностью страны тоже выглядит неплохо, так как по основным группам продовольствия достигнуто полное самообеспечение. Уровень самообеспеченности для удовлетворения внутреннего рынка составляет (на 2020 г.) по молокопродуктам 256 %, растительному маслу — 232 %, сахару — 176 %, мясу — 135 %, яйцам — 126 %, овощам — 102 %.

Ввиду очевидного перепроизводства Беларусь экспортирует существенную часть (около 40 %) произведенной сельхозпродукции и продуктов питания. Так, в 2019 году за рубеж было поставлено продовольствия и сельскохозяйственного сырья на сумму USD 5,5 млрд., в 2020-м — на 5,7 млрд., за январь-октябрь 2021-го — на 5,4 млрд. География экспортных поставок охватывает более ста стран мира (в 2020 году — 116 стран).

Как видим, отечественная агроэкономика становится всё более экспортно ориентированной, что закономерно ставит вопрос о её конкурентоспособности на внешних рынках. Решение этого вопроса зависит от двух основополагающих условий. Во-первых, смогут ли беларуские аграрии сохранить и развить достигнутый уровень сельхозпроизводства и, во-вторых, в состоянии ли они конкурировать с сельхозпроизводителями тех стран, куда поставляется наша продукция.

Прогресса нет, а прорыва не будет?

В настоящее время основой и ведущей производительной силой сельского хозяйства Беларуси являются примерно 1400 сельскохозяйственных организаций, обеспечивающих 80 % всей сельхозпродукции страны. Ещё 17 % продукции приходится на долю личных подсобных хозяйств населения и около 3 % производят фермеры. Таким образом, наиболее весомый вклад вносят различные ОАО, ЗАО и СПК, где трудятся 267 тыс. человек (данные на 2020 год). Сумеют ли они и дальше обеспечивать продовольственную безопасность страны, наращивать агроэкспорт в ближнее и дальнее зарубежье?

К сожалению, есть объективные основания сомневаться в этом. Главная причина в том, что беларуские фермы и пашни ежегодно теряют тысячи и тысячи рабочих рук. За последние десять лет существенно сократилось как общее количество сельхозорганизаций (с 1613 в 2011 г. до 1382 в 2020 г.), так и их работников (с 358 тысяч до 267 тысяч). К тому же кадровый состав отрасли стремительно стареет, сейчас 40 % работающих в возрасте старше 50 лет, десять лет назад таковых было менее трети. Высшее образование имеет только каждый десятый, а каждый второй (45 % от всех работников) всего лишь базовое или общее среднее.

О других факторах, ставящих под сомнение эффективность беларуского АПК, можно не упоминать, они общеизвестны. Это слабая производительность и невысокая рентабельность, всё более возрастающая зависимость от госдотаций. В сельское хозяйство вложили десятки миллиардов долларов, но отдача от колоссальных финансовых вливаний абсолютна непропорциональна. Например, несмотря на значительные материальные и людские ресурсы, сельхозорганизации фактически капитулировали перед частниками в производстве плодово-овощной продукции. А как иначе охарактеризовать тот факт, что в 2020 году 83 % урожая картофеля, 68 % овощей, 77 % плодов и ягод вырастили и собрали фермерские и личные подсобные хозяйства?!

Не радует и положение с зерном, ведь за 2000-2021 годы валовый сбор зерновых и зернобобовых всего три раза превышал планку в 9 млн. тонн и четыре раза — 8 млн. тонн. Все остальные уборочные за этот период приносили от 5 до 7 млн. тонн, что критически мало для страны с 9,4-миллионным населением. Напомним, что аналогичные результаты достигались ещё в конце прошлого века (по 7 млн. тонн было получено в 1990, 1992 и 1993 годах), так что прогресс явно не наблюдается.

Сравнение с достижениями наших соседей и вовсе не в пользу Беларуси. Мы говорим даже не про Украину, которая выращивает один рекордный урожай за другим (2018 г. – 70 млн. тонн, 2019 г. — 75, 2020 г. – 65, 2021 г. — 84). Давайте сравним с Латвией, население которой в пять раз меньше, чем в Беларуси — 1,8 млн. чел. Тем не менее, латыши собирают в закрома более 3 млн. тонн зерна (в 2019 г. – 3,2 млн., в 2020 – 3,5 млн.). Средняя урожайность в 2020 году составила 46,4 ц/га, а у нас — 35 ц/га. От 6 до 7 млн. тонн составляют урожаи в Литве при населении 2,7 млн. чел. Так что похвалиться хлебным караваем беларуские аграрии не могут, наоборот, чтобы удовлетворить все потребности Беларусь вынуждена покупать сотни тысяч тонн пшеницы и других зерновых культур.

Намного лучше выглядит ситуация с мясом и мясными продуктами. Объёмы производства стабильно составляют более миллиона тонн в год (в 2020 году произведено 1 млн. 285 тыс. тонн мяса в убойном весе). Среди государств ЕАЭС нас превосходит только Россия (11,2 млн. тонн в 2020 г.), но по производству мяса на душу населения Беларусь опережает и её (137 кг. в 2020 г. в Беларуси и 77 кг. в России). Правда, при таком мясном изобилии продажи мяса в беларуской торговле почему-то не растут, а снижаются: «за девять месяцев 2021 года падение продаж мяса составило 12-13 %» (газета «Белорусы и рынок» — № 12, декабрь 2021 г.).

Чрезмерно переоценили, на наш взгляд, успехи в производстве молока, хотя они и являются предметом особой гордости Минсельхозпрода. Как-то уже позабылось, что в 2011 году правительство ставило задачу ежегодно производить по 10 млн. тонн молока, начиная с 2015 года. Но в 2015 году надоили 7 млн. тонн (в 2011-м — 6,5 млн. тонн), а за все последующие годы так и не преодолели 8-миллионный рубеж (7,7 млн. тонн в 2020 г.). Опять же для сравнения обратимся к статистике, которая подскажет, что в далёком 1990 году сельское хозяйство БССР произвело 7,4 млн. тонн молока. Кстати, тогдашние показатели по мясу также были сопоставимы с современными — 1 млн. 181 тыс. тонн. Выходит, что только сейчас удалось превзойти результаты тридцатилетней давности!

И ожидать прорыва, судя по всему, не стоит, на это указывает вялотекущая динамика среднегодовых надоев. В 2017 г. в среднем по стране от одной коровы было получено 4942 кг. молока, в 2018 — 4962 кг., в 2019 — 5005 кг., в 2020 — 5268 кг. А в той же Латвии — 6891 кг. в 2019 г. и 7163 кг. в 2020 г. Но особенно показательна разница при сравнении надоев, полученных сельхозорганизациями. В 2020 году в Беларуси среднегодовые надои молока на одну корову в сельхозорганизациях составили 5310 кг., в Украине — 6634 кг., в России — 6728 кг. Как видим, продуктивность беларуских бурёнок заметно отстаёт.

Когда успехи превращаются в тупики

Исходя из того, что беларуская агроэкономика становится всё более экспортно ориентированной, это закономерно ставит вопрос о её конкурентоспособности на внешних рынках. Беларусь экспортирует за рубеж всё больше продовольствия и сельскохозяйственного сырья, в денежном выражении экспорт превысил сумму в USD 5 млрд. (в 2020 году – 5,7 млрд.). Но одновременно наша страна импортирует продовольствия и сельскохозяйственных товаров тоже на несколько миллиардов (в 2020 году на USD 4,2 млрд.). Осуществляя в 2020 году поставки сельхозпродукции на рынки 116 стран мира, Беларусь в то же самое время была рынком сбыта для сельхозпроизводителей из 144 стран.

Мы уже указали на необходимость покупать сотни тысяч тонн различных зерновых культур — от пшеницы и ржи до ячменя и кукурузы. Также в значительном количестве импортируется хлеб и мучные кондитерские изделия — 80 тыс. тонн в 2020 году! В том же году было приобретено 70 тыс. тонн крупы, 37 тыс. тонн макарон, 90 тыс. тонн подсолнечного масла, почти 150 тыс. тонн рыбы и рыбопродуктов. Самообеспечение рыбой, кстати, никуда не годится, данный показатель составляет всего 12,0 %. Высокая доля импорта зафиксирована по ряду продовольственных товаров — макаронные изделия (44,3 %), соки фруктовые и овощные (67,3 %), крупа (73,0 %).

Но главная проблема вовсе не в том, что в Беларуси никак не наладят эффективное производство некоторых продовольственных товаров. Понятно, что если отечественное садоводство переживает не лучшие времена, то беларусы будут вынуждены покупать импортные яблоки и груши (в 2020 году импортировано 240 тыс. тонн). Гораздо хуже, когда даже отлаженные и развитые отрасли сельхозпроизводства оказываются не на высоте в противоборстве с зарубежными конкурентами Европы и Азии. Поэтому нашим сельхозпроизводителям, в первую очередь, мяса и молока, присуща целенаправленная ориентация на российский рынок, где им проще работать в тамошних конкурентных условиях. Однако уже в самой ближайшей перспективе она может стать препятствием и своего рода ловушкой для развития сельского хозяйства Беларуси.

Общеизвестно, что наша восточная соседка является основным потребителем беларуской сельхозпродукции и продовольствия. Уже много лет на Россию приходится до 80 % от общего объёма аграрного экспорта Беларуси (в 2019 г. — 78 %, в 2020 г. — 74,8 %). В российских торговых сетях реализуется львиная доля экспортных поставок мяса (более 60 %) и молокопродуктов (80 %). Беларуских производителей это, разумеется, устраивает, но их положение на российском рынке отнюдь не так прочно и незыблемо, как может показаться. Дело в том, что Россия стремительно наращивает мощности сельхозпроизводства, что уже привело к ощутимым достижениям. Уровень её самообеспеченности (на 2020 г.) собственным зерном составляет 165 %, мясом — 100 %, молоком — 84 %, сахаром — 99 %, маслом растительным — 200 %, рыбой и рыбопродуктами — 160 %. Резонно спросить, а зачем россиянам покупать беларуское продовольствие, если есть в избытке своё?

О том, что это рано или поздно произойдёт, эксперты говорили достаточно давно. Так, в 2017 году директор Института экономики НАНБ Валерий Бельский делал следующие неутешительные прогнозы: «Россия уже в этом году может полностью перейти на самообеспечение продукцией птицеводства. Для выхода на полную самообеспеченность свининой стране необходимо не более 2-3 лет» («Сельская газета» — № 44, 2017 г.). Сегодня нельзя не признать, что эти прогнозы сбылись. Если относительно недавно Россия была импортозависима по мясу, являясь, к примеру, импортером свинины номер один в мире, то теперь она входит в топ-5 мировых производителей свинины. Серьёзными темпами растёт и производство молока, средний надой на корову в сельхозпредприятиях превысил 6 тыс. кг, что стало рекордом в истории современной России.

Своей мясомолочной продукции в России становится всё больше, что ведёт к увеличению экспорта (экспорт молочной продукции вырос в 2020 г. на 12 %) и снижению импорта, в том числе из Беларуси. Для подтверждения процитируем информацию, подготовленную Федеральным центром развития экспорта продукции АПК об итогах российско-беларуской торговли в 2020 году: «Экспорт России в Беларусь вырос на 2,2 %, а импорт России из Беларуси снизился на 2,2 %… Снижение российского импорта в стоимостном выражении на 2,2 % обусловлено преимущественно уменьшением поставок сливочного масла (-18,1 % к 2019 г.), сухого молока (-21,0 %), мяса птицы (-18,4 %), говядины и пищевых субпродуктов КРС (-8,2 %)».

А какой будет ситуация ещё через два-три года? Вряд ли она кардинально улучшится, скорее наоборот. Следует ожидать, что беларуских сельхозпроизводителей начнут вытеснять с российского рынка местные и зарубежные конкуренты. Альтернативы же, казалось бы, бескрайним российским просторам, увы, не подготовлено. Не секрет, что задача найти свою нишу в торговом пространстве Европы не решена, нас там, дескать, никто не ждёт. Соседняя с нами Украина думает иначе, в настоящее время Евросоюз является основным импортером украинских молокопродуктов, в 2020 году доля ЕС в молочном экспорте Украины составила 42 %.

Что ещё более показательно, одним из крупнейших потребителей продуктов из Украины стал Китай. Доля КНР в украинском экспорте продовольствия составила 15,9 % (доля ЕС – 30 %). Не забывает про китайских потребителей и Россия, на их долю в 2020 году пришлось 13 % всех поставок российского агроэкспорта. Парадокс, но Беларусь, которая всячески подчёркивает дружбу с этим азиатским гигантом, поставляет в Китай скромные объёмы продовольствия. В 2019 году доля Китая в агроэкспорте Беларуси составила всего лишь 2,4 %, в 2020-м — 4,4 %. Так что, похоже, освоение азиатских рынков проходит с таким же незавидным успехом, как и европейских. Впрочем, даже реальные успехи из-за перечисленных выше проблем превращаются в тупики, откуда наше сельское хозяйство, встав когда-то на тупиковый путь развития, уже десятилетиями не может найти выход…

Logo_руна