Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Территориальная оборона.

1010

В ходе кризиса в Украине раздались голоса о необходимости создания в стране территориальной обороны. Инициаторы представляют себе таковую в качестве системы, объединяющей Национальную гвардию Украины как основной военизированный орган; территориальные патрульные части милиции, формируемые из числа добровольцев; сеть региональных учебно-тренировочных центров для подготовки добровольцев. По мнению украинских специалистов, сочетание принципов добровольности, массовости, привязки к конкретным административным единицам позволит в случае возможной агрессии со стороны России замедлить продвижение противника, подготовить территории и населенные пункты к обороне, развернуть диверсионную деятельность в тылу врага и обеспечить устойчивость собственного тыла.

Не верь ушам, а верь глазам. В последние три года в Беларуси было много сказано о перспективах системы территориальной обороны (далее по тексту ТО), которая по замыслу военно-политического руководства страны, должна обеспечить устойчивость военной организации государства в современных условиях, то есть при достаточно малочисленной армии обеспечиваемой скудным финансированием.

Подготовка подразделений территориальных войск (далее по тексту ТерВ) ведётся силами Минобороны Беларуси. Первоначально предполагалось, что на вооружение ТерВ поступит крупнокалиберное вооружение, в том числе и противотанковые ракетные комплексы и переносные зенитно-ракетные комплексы устаревших образцов; планировалось осуществить массовую подготовку снайперов. Однако, судя по открытым данным, ни о ПТРК, ни о ПЗРК, ни о снайперской подготовке пока речи не идёт.

Сами подразделения ТерВ в настоящее время величина скорее виртуальная и существуют в виде неких планов и списков: как таковых боевых единиц нет.

На отечественную ТО возлагаются те же задачи, которые предполагаются на перспективу и для украинской: поддержание особых правовых режимов, оборона ключевых объектов, противодиверсионная борьба и разворачивание партизанского движения на временно оккупированной территории и т.д.. Однако есть коренное отличие Беларуси от Украины: там ТО предлагают ориентировать для войны с Россией; у нас прямо вероятного противника не называют, однако, судя по риторике политического руководства наш предполагаемый агрессор – НАТО. Но этот вывод верен лишь на первый взгляд. В настоящее страны НАТО ориентируются на концепцию ведения войны 4-го поколения. Одними из признаков которой являются:
— ведение войны преимущественно дистанционными средствами поражения при подавляющем превосходстве собственных сил в воздухе и абсолютном в информационной среде;
— ключевую роль приобретают орбитальные группировки спутников, осуществляющих наблюдение за театром военных действий, наведение собственных средств поражения на цели противника и предоставляющие информацию относительно его способности к дальнейшему сопротивлению.

Наличие группировки военных спутников, является не только ключевым элементом победы в возможном конфликте, но и необходимым условием принятия решения о начале боевых действий со стороны Запада. Именно поэтом планы организации партизанского движения напоминают дурной анекдот: современные западные средства воздушно-космической разведки при нашем равнинном рельефе гарантируют обнаружение любых партизан в практически любых погодно-климатических условиях. А от обнаружения до уничтожения — один шаг. Современный вариант эффективной партизанщины — это минная война, диверсии, демонстративные по жестокости нападения на противника. При этом война ведется, прежде всего, в урбанизированной местности. А для этого требуется высокий уровень профессионализма. Если беларуское руководство серьезно надеется на борьбу в тылу врага на оккупированной территории, более логичным выглядела бы соответствующая подготовка сотрудников спецслужб и силового аппарата государства в целом. Кроме того, итоги агрессии НАТО против Югославии демонстрируют, что для того, чтобы поставить страну на колени достаточно её просто разрушить до основания, отбросив в каменный век.

А теперь зададим себе первый вопрос: в состоянии ли силы, вооруженные лишь лёгким стрелковым оружием противостоять современным западным армиям. Вопрос сугубо теоретической: нападать на нас Запад не собирается — им и без Беларуси есть кого кормить и содержать. 

Вопрос второй: почему на вооружение ТО не передаются ПЗРК и ПТРК? Западные армии отличает высокая степень механизации, насыщенность различной техникой. Как  с ней бороться? С помощью автоматов Калашникова? И получается интересный вывод: или беларуским властям своих бойцов не жалко или же они считают угрозу вторжения с Запада неактуальной. Если (и скорее всего) последнее, тогда неясно, зачем огород городить с ТО. Ведь по сути, кроме выполнения некоторых жандармских функций да усиления охраны границы ТерВ ни к чему не приспособлены.

Из этого возникает третий вопрос: кто представляет реальную угрозу  оккупации Беларуси в ходе вооруженного конфликта? «Претендентов» двое: Украина и Россия. Говорить об агрессии со стороны Украины не приходится по очевидным причинам. И по столь же очевидным причинам остаётся только Россия.

Выводы. Украинская ситуация позволяет с учётом методов действия России в этой стране сделать определённые выводы относительно оптимальной организации территориальной обороны в Беларуси.

Первое: формирование подразделений ТерВ должно строиться на началах добровольности. Меньшее количество территориалов компенсируется их более высокой  мотивацией. Возникает конечно риск, что желающих защищать «сильную и процветающую Беларусь-государство для народа» окажется до неприличия мало. Значит что-то не так с государством, если гражданам на его судьбу плевать.

Второе: доступ к оружию. Боевое оружие ТерВ должно храниться в районах формирования подразделений, чтобы обеспечить быстрое вооружение бойцов. Вариантов по сути два: хранение дома и в ближайшем арсенальном помещении. В последнем случае возникает вопрос с наличием соответствующей инфраструктуры в каждом административном районе. У Минобороны таковой нет. Но есть у МВД: в каждом райцентре имеются органы милиции, подразделения Департамента охраны, в крупных города — части Внутренних войск. Придётся решать вопрос по «уплотнению» их оружейных комнат или оборудованию дополнительных помещений.

Третье: переподчинение ТерВ МВД. Очевидно, что ТерВ имеют крайне ограниченные возможности по противодействию современным регулярным армиям в силу разницы и в подготовке, и в вооружении. Их функции скорее сродни задачам Внутренних войск МВД. Кроме того, Минобороны имеет ограниченные возможности по обеспечению подготовки ТерВ в силу отсутствия необходимой разветвлённой инфраструктуры. А МВД имеет и сеть стрельбищ, и штатных инструкторов по подготовке. А главное – массовый и подготовленный сержантский и офицерский состав, который после дополнительной подготовки будет пригоден для руководства подразделениями ТерВ.

Кроме того, ежегодно из Внутренних войск демобилизуется порядка 3000 человек после прохождения срочной службы. Часть из которых также имеет сержантскую подготовку. Таким образом, МВД располагает и квалифицированным (в теории) резервом специалистов.

Четвертое: ТерВ должны быть сведены в постоянные подразделения (дружины, роты, батальоны, полки), которые привлекаются к подготовке на регулярной основе. Говоря проще, люди должны знать друг друга и иметь опыт работы в одной команде.

В целом предоставляется, что функции ТО более соответствуют задачам МВД, чем Минобороны. Кроме того, сама организация милицейского ведомства способна выступить основой для развертывания ТерВ в случае необходимости. По сути, в МВД есть две структуры, которые могут выступить «скелетом» для организации ТерВ: Внутренние войска и Департамент охраны. Целесообразно задуматься об их возможном объединении в одну. При этом ТерВ выступят в качестве её добровольческого оперативного резерва.     

Другие материалы по теме:

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Радиоэлектронная разведка.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Паспорт.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Информационная безопасность. 

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Милиция.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси.Кремль.

Момент истины.

Logo_руна