Алеппо — городское сражение по-русски

1058

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

Войны в Сирии и Ираке — особенно битвы за Алеппо и Мосул — подтвердили тезис о том, что в будущем следует ожидать продолжительных боев в городских (урбанизированных) районах. Сирийская кампания означает, что русские накопили обширный опыт боевых действий в горных, пустынных и  урбанизированных районах, которые включают, среди прочего, бои за Пальмиру, Восточную Гуту и ​​Алеппо.

В рамках форума «Армия-2017» была представлена ​​серия лекций, посвященных анализу опыта, полученного в Сирии. Одним из выступавших тогда был генерал Александр Романчук, главный советник сирийской армии в 2016 году, а с 2019 года начальник Общекомандной академии ВС РФ. Генерал Романчук прочитал лекцию об особенностях боев в урбанизированной зоне на примере многомесячных ожесточенных боев в Алеппо в 2016 году.

По оценке генерала Романчука в сирийском конфликте, захват урбанизированных территорий, особенно таких больших и значительных, как Алеппо, был одним из ключевых условий победы. В то же время, как известно, бои в урбанизированных районах обычно сложные, специфические и кровавые. По словам генерала Романчука, характерными чертами боевых действий в Алеппо были, среди прочего, следующие:

  • отсутствие прочной, четко очерченной линии фронта, ее продолжения по вертикали (от крыш домов до подвалов и даже подземных туннелей) и в глубину;
  • трудности с маневрированием сил и средств, особенно с перемещением бронетанкового вооружения, из-за многочисленных препятствий (например, обломков строений);
  • преимущество обороняющейся стороны в оперативной ориентации в поле;
  • боевые действия в кварталах, населенных (заселенных) гражданскими лицами, что ограничивает или даже препятствует выбору оружия (например, авиации или артиллерии) и затрудняет операцию из-за гуманитарных элементов;
  • необходимость организации гуманитарной помощи, например, гуманитарных коридоров, т.е. организация маршрутов эвакуации людей из зоны боевых действий, лагерей и т. д.). Как подчеркнул генерал Романчук, во время оккупации восточного Алеппо в конце 2016 года около 136 тысяч человек были выведены из зоны боевых действий;
  • Люди — противник использует гражданское население в качестве «живого щита», необходимость «выковыривать» комбатантов из числа мирного населения.

Кстати, следует иметь в виду, что разговоры о «гуманитарных» элементах операции в Сирии и заботе о гражданском населении — это своего рода чисто теоретическая процедура, ведь известно, что боевые действия в городских районах — особенно в Алеппо, Гуте, Идлибе — отличались необычайной жестокостью (что, кстати, тоже было следствием специфики противника).

Идеи лектора не являются чистой теорией, поскольку они были одобрены в качестве основы для применения опыта в практической подготовке российских войск.

В Алеппо использовалась русская школа завоевания города, которая в первую очередь предполагает изолированность территории — окружение города плотным кольцом, перекрывающем пути снабжения и коммуникации. Блокада не может быть пассивной, но активной — должны вестись ограниченные, но решительные наступательные действия по всей линии фронта. Помимо тактического преимущества, например, захвата определенного дома, это затрудняло для исламистов определение направлений основных атак. Итак, точечные атаки штурмовых войск применялись по 2-3 направлениям. Достаточные (необходимые) силы и ресурсы должны быть выделены на операцию по захвату города и, если возможно, поиск не кинетических способов захвата города или захвата с минимальным применением силы.

Поэтому в таких условиях необходимо проанализировать весь спектр ситуации в городе: экономическую ситуацию, социальные настроения, условия жизни, запасы продуктов питания и др., Чтобы выявить ключевые (критические) точки, которые можно использовать для того, чтобы сломать волю к борьбе в городе или волю к борьбе в целом. Генерал Романчук в данном случае привел пример из восточного Алеппо, когда был уничтожен «координационный штаб» боевиков, что способствовало развалу обороны.

При подготовке и во время атаки широко использовались 3D-карты с возможностью увеличения (детализации) местности до отдельных домов. Это позволяло детально разрабатывать и проводить атаки в отдельных зданиях, сооружениях, кварталах — словом, эффективно использовать штурмовые подразделения.

Тактический опыт из Алеппо показал эффективность боевых действий при сохранении двух методов атаки: локальные операции небольшими группами по всей линии фронта и атаки усиленных штурмовых групп в сходящихся направлениях с целью фрагментации городского пространства на изолированные части (кварталов), и, как следствие, нарушение единой системы защиты и последующее последовательное уничтожение отдельных изолированных участков.

Для наступательных операций должны были быть подготовлены специальные штурмовые войска, которые также использовали сирийский опыт, полученный, например, во время тяжелых боев на юго-западе Алеппо (бои за район так называемых военных академий летом 2016 г.).

Интересно, что, по словам генерала Романчука, штурмовые отряды не могли вступить в бой до тех пор, пока не завершат весь цикл боевой подготовки, закончившийся тактическими учениями под руководством командира части.

Атаки проводились на направлениях, способных застать врага врасплох, при этом особую роль играло хорошая разведка зоны атаки.

Итак, благодаря хорошей разведке района действий, направления атаки были выбраны так, чтобы они были удобными, например, рассматривались противником как второстепенные (атаки на этом участке не ожидалось). По словам докладчика, крайне важно было сохранить высокую динамику атаки, то есть «внезапность и резкость действий», что достигалось, например, переходом в атаку с наступлением темноты, перемещение на «технике» вплоть до линии фронта, одновременные атаки с нескольких направлений, занимая ключевые позиции. Как сказал генерал Романчук, образцовое проведение операции по вышеупомянутым схемам позволило в течение двух дней занять обширный комплекс военных академий в Алеппо, несмотря на предыдущие, неоднократные атаки в течение месяца. Приведенный выше анализ активности войск сирийского правительства (на практике сирийско-ирано-российской стороны), а также повстанческой и экстремистской стороны содержит много интересных наблюдений. Некоторые из них являются новаторскими и касаются только конфликтов на Ближнем Востоке (в основном в реалиях сирийского конфликта), другие подтверждают проблемы, связанные с асимметричными и гибридными конфликтами, уже выявленные в других анализах и исследованиях.

В лекции генерала Романчука не упоминалась роль российских снайперов в Алеппо, о которой мы знаем из других источников. В Алеппо спецназ элитных Сил специальных операций России действовал как самостоятельно, так и в составе смешанных боевых групп, например, сирийско-российских или ливано-сирийских. В Алеппо, в частности, сотрудничали специалисты ССО РФ с ливанской «Хезболлой». Видео с коммандос смешанного подразделения было записано в конце декабря 2016 года, то есть по окончании ожесточенных боев в городе.

Известно, что в Алеппо российские снайперские группы ликвидировали командиров повстанцев, состав групп и обслуживающий персонал ПТУР, вражеских снайперов. В их задачи входило, в том числе, проведение долговременных наблюдений, выявление полевых командиров в строю и их устранение, наведение высокоточного оружия и др.

В 2016 году в Алеппо наверняка действовали снайперы Сил специальных операций или бригад специального назначения (ГРУ), а также, наверное, снайперы Центра специального назначения ФСБ.

С незначительными сокращениями.

Мартин Гавенда, Defence24.pl

Logo_руна