Альтернативная реальность беларуских политиков.

1305

Заместитель председателя старейшей политической партии страны Беларуский Народный Фронт Г. Костусёв выступил с публичным заявлением, относительно направлений реформирования судебной и правоохранительной системы (источник): судов, прокуратуры, органов юстиции, внутренних дел, государственной безопасности и пенитенциарной системы. Предложения Костусёва касающиеся трёх последних стоит рассмотреть подробнее.

Реформа МВД. Г-н Костусёв предлагает «сократить в разы Внутренние войска (далее по тексту ВВ), развивая при этом систему территориальной обороны (далее по тексту ТО)». Судя по всему, политик продолжает пребывать в плену мифов относительно сверх многочисленности беларуских ВВ МВД. Ибо иначе нельзя объяснить призыв сократить «в разы». Вопросы инсинуаций вокруг штатной численности МВД и ВВ МВД мы уже посвящали специальные материалы, где достаточно четко расставлены точки на «і» и приводится сравнительный анализ численности военизированных правоохранительных структур в Беларуси и за рубежом (читать, читать). Напомним некоторые из приведенных выводов:

1.Численность ВВ МВД не так велика, как это принято считать. Среднедушевой показатель военнослужащих Внутренних войск в Беларуси значительно (местами в разы) ниже, чем для аналогичных структур в романских странах Европы.

2. Общая численность МВД находится на уровне Украины и ниже, чем в России, при этом штатная численность подразделений, напрямую занятых охраной правопорядка соответствует среднеевропейским показателям.

3. Основная проблема МВД — низкий кадровый потенциал. Подобная ситуация характерна для всех силовых структур Беларуси.

4. Система МВД Беларуси перегружена бюрократическими службами. Непосредственно правоохранительной деятельностью занято до половины штатной численности ведомства (в том числе и Внутренние войска).

К сожалению, Костусёв проигнорировал по-настоящему актуальные для системы МВД проблемы. Политик также не указал оптимальную по его мнению численность ВВ МВД. Скорее всего, ему просто неизвестна их текущая численность.

Отдельно следует остановиться на призыве развивать систему территориальной обороны. Власть пытается делать это (преимущественно на словах) с 2002 года. Однако до сих пор нет единого мнения нужна ли ТО время вообще и в каком виде. Перспективам её развития мы посвятили круглый стол, выводы которого оказались неутешительными (читать).  Возможно, г-н Костусёв имеет собственное видение архитектуры ТО и путей её становления, однако изложить его не потрудился. Иначе просто непонятно как он собирается развивать то, о чем не имеет представления.

Пенитенциарная система. Текст содержит традиционное предложение передачи Департамента исполнения наказаний МВД (далее по тексту ДИН) в систему Минюста. В целом, при таком развитии ситуации МВД вздохнет с облегчением: система исполнения наказаний — крайне беспокойное хозяйство. Однако, если кто-то надеется, что изменение ведомственной подчиненности повлечет коренное улучшение положения заключенных, ответ один: «Забудьте!».

Любая система — это не просто вывеска или название; это — люди её составляющие. А сотрудники в ДИН останутся прежние. Других просто неоткуда взять. Соответственно, прежними ещё очень долгое время будут и их методы работы.  Более того, Минюст — второразрядное ведомство. Есть большие сомнения  в его способности обеспечить хотя бы управление пенитенциарной системой, не говоря уже о её реформе. Очень может статься, что гражданские чиновники просто, отстраняться от тюремного ведомства, оставив его «вариться в собственном соку». В итоге система исполнения наказаний станет министерством в министерстве. А руководство Минюста будет довольствоваться только приемлемым цифрами формальных индикативных показателей, не вникая в реальное положение дел.

Органы госбезопасности. Г. Костусёв отмечает, что в стране «давно назрела необходимость сокращения штатной численности органов государственной безопасности». К сожалению, политик в очередной раз не привел ни одного численного показателя в подтверждение своей позиции. Конечно, численность спецслужб относится к категории секретной  информации, но можно было бы назвать оптимальную по мнению Костусёва. Иначе это просто голословный призыв.

Далее, призыв исключить из практики КГБ проведение контрразведывательных действий в отношении политических партий и общественных активистов вызывают удивление. А если партия экстремистская, а активист действует в интересах иностранной спецслужбы? И фамилия Президента Беларуси, например, Костусёв? Или все же речь идет о практике политического сыска? В таком случае применение термина «контрразведка» вообще неуместно. Ибо контрразведывательная деятельность проводится для предупреждения, выявления и пресечения разведывательной и иной деятельности специальных служб иностранных государств, иностранных, международных и иных организаций, а также отдельных лиц, направленной на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь. Конечно, в беларуских условиях национальная безопасность трактуется весьма волюнтаристски, смешиваясь с безопасностью отдельных высокопоставленных чиновников. Однако, это характерно не только для Беларуси. Достаточно обратить внимание на Латвию и Литву, где спецслужбы активно вовлечены в нейтрализацию ряда политических сил лишь на основании подозрения, что за ними стоит Москва.

Не отличается оригинальностью предложение Г. Костусёва установить над деятельностью спецслужб парламентский (общественный) контроль. Да кто же против! Только вот проблема: неясно как это сделать. Судя по всему, сам Костусёв тоже не знает, потому как никакого механизма не предлагает.

Сложность в том, что природа деятельности спецслужб вообще исключает полноту внешнего контроля хотя бы с точки зрения внутренней безопасности самой спецслужбы, защищенности её сотрудников и агентурного аппарата. Таким  образом, действительно полный (а не формальный) контроль невозможен, коллективный контроль (например, парламентский комитет по разведке) также ограничен. В ином случае у вас просто не будет спецслужбы. Ибо ни один человек, тем более за пределами страны, не пойдет на сотрудничество с органами госбезопасности, понимая, что информация об этом доступна или может быть доступна теоретически широкому кругу лиц, некомпетентных в вопросах деятельности спецслужб. Таким образом, возможен лишь крайне ограниченный рамочный внешний контроль над деятельностью органов госбезопасности, который может включать:
— бюджетирование;
— контроль за использованием бюджетных средств (но только постатейно, без детализации и расшифровки);
— определение основных задач спецслужбы;
— определение методов деятельности (полномочий) спецслужбы.

Остальное — сказки для простаков. И постоянно возникающие скандалы в той же Европе только подтверждают это. Свежий пример – Люксембург, ФРГ, Великобритания. При этом следует помнить, что достоянием общественности становятся такие грубые провалы или злоупотребления, которые скрыть просто не удаётся. А сколько скрывается — одному богу известно.

Фактически, основным фактором соблюдения законности и добросовестности в деятельности спецслужбы является уровень культуры их сотрудников и политиков, полномочных отдавать обязательные для исполнения распоряжения.

Выводы. Удивление вызывает факт, что для выступления с программными по сути заявлениями Г. Костусёв очевидно не воспользовался имеющимся у Партии БНФ экспертным потенциалом.

Статья Г. Костусёва —  продолжение «традиции» беларуских оппозиционных политиков существования в альтернативной реальности, где численность ВВ превышает численность Армии, в Беларуси 150 тыс. милиционеров, а под каждым кустом сидит агент КГБ (если куст ветвистый — то агентов два). Итог этого фантазёрства закономерен: оппозиции нечего предложить сотрудникам беларуских силовых ведомств.

Logo_руна