Американский ястреб в Минске

732

Вы прочитаете этот материал за 13 минут

Состоявшийся визит в Минск помощника Президента США Дональда Трампа по нацбезопасности Джона Болтона породил много вопросов и ни дал никакого видения перспектив беларуско-американских отношений. Но обо всем по порядку.

Кто такой Д. Болтон? Джон Роберт Болтон, 1948 года рождения, принадлежит к консервативному крылу республиканцев. И судя по его политической карьере и высказываниям, вполне может считаться американским националистом (насколько этот термин применим в США).

Начал государственную службу в администрации Рональда Рейгана. Продолжил в президентство обоих Бушей (старшего и младшего). Занимался международными и юридическими вопросами. В том числе и в сфере национальной и международной безопасности. Выступал против Международного уголовного суда, за выход США из Договора с СССР от 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны.

Д. Болтон известен жесткими высказываниями, граничащими с оскорблением,  в отношении лидеров недружественных США государств. В переговорах с которыми он, между прочим, лично участвовал.

В 2005 году Президент США Джордж Буш-младший назначил Д. Болтона Послом Америки при ООН. За время нахождения на должности г-н Болтон отметился жесткой критикой в адрес ООН вообще и отдельных международных бюрократов в частности, поддержкой независимости Тайваня, представлением своего личного мнения в качестве официальной позиции правительства США. В результате, под давлением Конгресса уже в 2006 году он был вынужден покинуть свой пост. В ходе парламентского разбирательства прозвучали обвинения в том, что Д. Болтон принуждал аналитиков спецслужб выдавать информацию, которая подтверждала бы его воззрения.

Во времена администраций Билла Клинтона и Барака Обамы Д. Болтон работал на руководящих должностях ряда влиятельных консервативных организаций. Сотрудничал с Fox News.

Известен решительной поддержкой политики Израиля.

Итак, в Минск прилетел эталонный американский ястреб старой закалки. Которого в Москве считают русофобом. Хотя, это, пожалуй, серьезное преувеличение: Россию он рассматривает исключительно с точки зрения, чем она может быть полезна/опасна для США. И ничего личного.

Какими судьбами? Новость о визите Д. Болтона в Минск вызвало бурные дискуссии в Беларуси относительно цели поездки.

Но для того, чтобы определиться с этим вопросом, необходимо выяснить:

— цели американской политики в Восточной Европе;

— уровень фактического интереса Вашингтона к Беларуси;

— организационная часть визита.

У американской политики две масштабные цели в Восточной Европе. Во-первых, это гарантирование безопасности своих союзников: регион не должен быть источником угроз на европейском континенте.

Во-вторых, это не допустить усиления геополитических соперников США за счет потенциала стран региона. Речь, кстати, идет не только о России, но и о КНР и Иране. Но об этом ниже.

В силу неадекватной политики официального Минска в нулевые годы, в настоящее время Беларусь находится на периферии американских внешнеполитических интересов. В США нет ни одного адекватного специалиста по Беларуси. Во многом относительно Минска Вашингтон ориентируется на мнение Польши и Литвы (в первую очередь) по принципу «они там на месте – им виднее».

Стоит признать, что за время руководства МИД Беларуси Владимиром Макеем были приложены и прилагаются серьезные усилия для развития беларуско-американских отношений. При этом основными «контрагентами» официального Минска в Вашингтоне выступают право-консервативные структуры, часто связанные с американским разведсообществом, и еврейские организации. Соответственно, и основными темами, продвигаемыми беларуской стороной в отношениях с США, становятся вопросы региональной безопасности, мемориализация памяти о Холокосте и еврейского наследия в Беларуси. Ранее представители беларуской политической эмиграции в США предпринимали попытку привлечь для давления на официальный Минск по политическим вопросам американские еврейские организации, ссылаясь на антисемитизм беларуских властей и лично Александра Лукашенко. Но затея закончилась провалом: было заявлено, что Беларусь является надежным партнёром Израиля и никаких действий со стороны еврейской общины США в ущерб беларуским властям предпринято не будет.

Сама беларуская сторона заинтересована скорее в развитии экономического сотрудничества с США, а не гуманитарного или милитарного. Наиболее очевидными партнерами по диалогу должны были бы стать бизнес-ассоциации. Но весьма вероятно, что американский бизнес особого интереса не проявил. Поэтому приходится работать с тем, кто готов сотрудничать.            

Говоря про внешнюю сторону визита отметим, что его инициатором выступили США. При этом, американцы не сочли необходимым сообщать туземцам о причинах и целях приезда Д. Болтона в Минск. Первоначально вся информация о мероприятии исходила от американской стороны. А беларуские чиновники вообще уклонялись от пояснений. Как выяснилось позже, они просто не знали ни подоплеку, ни цели приезда Болтона. Во всяком случае, это следует из заявления Министра иностранных дел В. Макея: «Как я понимаю… он спланировал это турне по нескольким странам, в том числе и по Беларуси, в целях ознакомления с ситуацией в регионе и в целях ознакомления с точкой зрения руководства той или иной страны на перспективы развития ситуации с учетом того, что, как говорится, не все спокойно». Хотелось бы, чтобы глава МИД знал, а не догадывался. Хотя в данном конкретном случае это не вина В. Макея, а результат некорректного (мягко говоря) отношения гостя к принимающей стороне.  Что лишь подтверждает тезис о периферийности Беларуси для американской политики даже в Восточной Европе.

Отметим, что визит Д. Болтона мог стать и результатом усилий партнеров беларуских властей в Вашингтоне.

О возможных темах переговоров. С учетом  краткосрочного характера визита (а в Минск Д. Болтон  прилетел из Кишинева, где провел встречи с Премьер-министром, главой МИД и Президентом этой страны) можно утверждать, что с американской стороны он носил исключительно ознакомительный характер. Причем, ознакомительный для обеих сторон. Американцы хотят прощупать настроения в беларуских верхах. А заодно и ознакомить их с ожиданиями Вашингтона от Беларуси.

В этом месте принято говорить, что цели американской политики в отношении нашей страны – оторвать Минск от Москвы. На самом деле, это лишь часть интереса. Причем, не факт что значимая.

Стоит обратить внимание на рейтинг вызовов американской безопасности:

— Китай;

— Иран и его ракетная и ядерная программы;

— Северокорейская ядерная  и ракетная программы;

— международный (исламский) терроризм;

— российский экспансионизм.

При этом Россия рассматривается как серьезная, но в принципе управляемая угроза. В отличие от Китая, который и находится в центре внимания американской внешней политики. С учетом высокой вероятности конфронтации между Пекином и Вашингтоном, США заинтересованы в минимизации доступных для Пекина ресурсов. В том числе и за счет изоляции Китая на внешнем треке. Именно в этом ракурсе стоит рассматривать инициативу Д. Трампа о возвращении России в G7/G8. Также стоит напомнить, что причинами выхода США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности стали как нарушения соглашения Россией, так и не всеобъемлющий характер ракетной сделки: заявлено, что Вашингтон готов к новому договору, но при условии более широкого круга его участников. И обязательно – Китая. В Пекине ожидаемо отказались участвовать в сделках по ограничению вооружений.

Обратим внимание, что Д. Болтон прилетел в Минск транзитом через Кишинев из Киева. Где одной из главных тем переговоров стал вопрос покупки китайцами украинской корпорации «Мотор Сич»: американцы потребовали заблокировать сделку и не допустить передачи Китаю технологий производства авиационных двигателей. Даже ценой банкротства «Мотор Сич».  А параллельно Д. Трамп заблокировал предоставление военной помощи Украине под предлогом изучения её полезности с точки зрения американских интересов и недостаточного вклада европейских партнёров в украинскую безопасность (а США предоставляют свыше 90% международной военной помощи Киеву). В общем, нормальная имперская логика. И непонятно, почему с Минском разговор должен был бы протекать в другой тональности. На этом месте стоит процитировать самого Д. Болтона: «Есть несколько вопросов, которые очень интересуют США: права человека, нераспространение оружия… История не стоит на месте…Геополитическая ситуация изменилась… Есть вопросы, связанные со странами, которые географически находятся далеко отсюда, но они также влияют на ситуацию здесь. Это мы также хотели бы обсудить с Вами (т.е. с А. Лукашенко)»

Позднее по итогам визита Д. Болтон подтвердил, что в ходе переговоров затрагивались беларуско-китайские отношения, и не стал отрицать, что обсуждались также и отношения Минска с Тегераном.

Беларусь является ближайшим партнером Китая в сфере безопасности из числа европейских стран. Хотя справедливости ради отметим, что Минск скорее разочарован масштабами (и качеством) того содействия, которое оказывает Пекин: китайский вклад в укреплении безопасности стран бывшей советской Средней Азии гораздо более масштабный. Вполне возможно, что беларуские чиновники услышали твердое пожелание Вашингтона минимизировать трансфер беларуских технологий в КНР: вряд ли Болтон в курсе того, что Беларусь уже сама скорее реципиент оборонных технологий, чем их поставщик для Китая.

Далее, характер беларуско-иранских и беларуско-северокорейских отношений может быть несколько сложнее, чем принято считать. Преобразование торгового представительства КНДР в Минске в полноценное посольство вызвало живой интерес в дипломатических кругах: известно, что северокорейцы слишком часто используют дипломатический иммунитет для прикрытия деятельности, которая с дипломатией имеет мало общего. С учетом отсутствия сколь-либо устойчивых экономических и политических связей между нашими странами вопрос целесообразности северокорейского посольства в Минске вполне актуален. И ответ на него может лежать в области, о которой стороны не хотели бы упоминать. Напомним, что по сообщениям иностранной печати в результате авиаудара ВВС Израиля в апреле текущего года по одному из исследовательских центров ВПК Сирии в г. Масьяф, погибли беларуские, иранские и северокорейские специалисты в области ракетного вооружения. Якобы, беларусы представляли предприятие «Белвнешпромсервис».  В Минске эту новость прокомментировали весьма двусмысленно: сотрудники «Белвнешпромсервиса» в Сирию не направлялись. А сотрудники других предприятий/организаций ВПК Беларуси?

В Сирии налажено производство по иранским технологиям баллистических твердотопливных ракет М-600 (2-е поколение ракет «Фатех-110»).  Стоит отметить, что развитием  «Фатех-110» стали ракеты «Зульфикар» с дальностью пуска в 700 км и «Дизфуль» с дальностью пуска в 1000 км. При этом Израиль регулярно обвиняет Иран и Сирию в передаче ракетного вооружения ливанской Хезболле, которая является многолетним и непримиримым врагом еврейского государства.

Если предположить, что беларуские специалисты все же присутствовали на объектах сирийского ВПК, то вероятнее всего с целью ознакомиться с опытом местных специалистов, а не внести свой вклад в укрепление шиитского ракетного потенциала. Теоретически, для беларуской стороны наибольший интерес представляют организационные вопросы серийного производства ракет и топливо. Но подчеркнём, что это гипотеза, а доказательств нет.

Российская проблематика интересует Вашингтон скорее с точки зрения понимания планов Москвы в регионе. Вряд ли США серьезно заинтересованы в отрыве Беларуси от России. Во-первых, Беларусь воспринимается как предельно ненадежный союзник России, поддержка которого требует от Москвы масштабных расходов. Чем больше российских денег уходит на помощь Минску, тем меньше остается на неоимперские забавы Кремля. Во-вторых, как представитель супердержавы Д. Болтон привык к тому, что интерес проявляют к США. Скорее приходится говорить, что это от Минска Вашингтон ждет интересных предложений, а не сам что-то предлагает беларуской стороне: суетится тот, кому больше нужно.

Интересы официального Минска известны давно:

— отмена Акта о демократии в Беларуси;

— полная отмена американских санкций против Беларуси;

— обмен послами;

— начало диалога Беларусь-НАТО по вопросам региональной безопасности.

Акт о демократии в Беларуси может отметить только принявший его Конгресс США. Оснований для отмены Акта в настоящее время нет, потому как этой самой демократии в Беларуси нет и не предвидится.

Вопрос американских санкций может быть решен Президентом США. Но с учетом привычки Д. Трампа получать за каждый свой шаг что-то взамен, Минску придется помимо заявлений о безосновательности санкций что-то предложить Вашингтону.

Вопрос обмена послами в целом упирается в хаос кадровой политики в Госдепе. Например, в Южной Корее – ключевом союзнике США в Восточной Азии, американского посла не было в течении двух с половиной лет (с января 2017 года по июнь 2019). Скоро год как нет американского посла в Бразилии. Похоже, Д. Трамп занят более интересными делами, чем назначение послов в ключевых странах мира. Даже по самым оптимистическим оценкам, ждать американского посла в Минске придется минимум год. Но в следующем году в США состоятся президентские выборы. Так что приезд американского посла в Минск в 2021 году – вполне рабочий вариант.

Вопрос  диалога Беларусь-НАТО упирается в ряд факторов, которые пока выглядят непреодолимыми. По крайней мере, в ближайшем будущем.

Во-первых, Беларусь как партнер в целом мало интересна для НАТО: Минск не демонстрирует готовности вносить свой вклад в коллективную безопасность путем выделения воинских контингентов для участия в операциях НАТО или финансирования таких операций. В отличие от Азербайджана, Казахстана и Армении, которые имеют с Альянсом несравненно более развитые контакты и являются его значимыми военно-политическими партнерами.

Во-вторых, следует учитывать инерцию мышления натовских генералов, которым привычнее и удобнее рассматривать беларускую армию как часть российской военной машины. А раз так, то и потребности в отдельном диалоге с Минском нет: уже есть постоянный диалог на уровне начальника Генштаба армии России и высших военачальников НАТО (главнокомандующего войсками Альянса в Европе и руководителя военного комитета).

В-третьих, позиция ряда стран НАТО в отношении Минска достаточно жесткая и не предусматривает возможности для диалога.

В-четвертых, самому Минску пока не удаётся доказать свою добросовестность, последовательность и самостоятельность в вопросах региональной безопасности. Надо понимать, что публичные позитивные высказывания в адрес беларуской стороны – это политес. А в закрытых документах оценки могут даваться диаметрально противоположные.

Как видим, особых оснований ожидать быстрого прогресса в отношениях Беларуси с США не просматривается. И в основном по причинам, не зависящим от беларуской стороны.

Последствия. Очевидных положительных результатов визита Д. Болтона в Минск для Беларуси пока не просматривается. Пока основная цель американской стороны – получить гарантии того, что Беларусь не будет создавать США проблем прямых или опосредованных.  Как максимум можно ожидать некоторой активизации диалога на уровне отраслевых экспертов и чиновников.

По факту визита в Минск Д. Болтона Минску придется серьезно объясниться и с Москвой, и с Пекином. При этом в силу текущих отношений двух формальных стратегических партнеров Беларуси с США, разговор будет не из приятных. Не успел Д. Болтон улететь из Минска, как А. Лукашенко с утра пораньше позвонил Владимир Путин. Формально, чтобы «тепло поздравить» с Днем рождения, которое будет только завтра. Как сообщает беларуская сторона: «Президенты обменялись мнениями и по международным вопросам».

Конечно, беларуское руководство само определяет направления внешней политики страны. Но другие страны имеют право реагировать на внешнеполитические шаги Минска. А. Лукашенко не может этого не понимать. Отношения с Россией и КНР уже приносят определенный практический результат. А с США – нет. Да и идеологически Вашингтон по-прежнему скорее противник, чем партнер: демократия беларуским режимом и США понимается, мягко говоря, по-разному. И это тоже ограничитель двустороннего взаимодействия.

Своим визитом в Минск Джон Болтон создал А. Лукашенко некоторые проблемы. А вот конкретные и интересные Минску предложения он не привез. Да, Д. Болтон стал наиболее высокопоставленным американским чиновником, посетившим Минск за 25 лет.  Но радоваться этому оснований нет никаких.

Logo_руна