Аналитическая записка: февраль 2011 года.

522

Внутреннее положение: власть. Ключевыми с точки зрения анализа процессов, происходящих во властных кругах Беларуси, за рассматриваемый период являются следующие события:
1) двухнедельный отпуск А.Лукашенко, который он провел в Сочи, Россия;
2) информация о возможном слиянии «МАЗа» и российского «КАМАЗа».
Российско-беларуские отношения сохраняют негативную тенденцию. Впервые за весь срок нахождения у власти, Лукашенко, находясь в России, столкнулся с фактическим бойкотом, как со стороны СМИ, так и со стороны политического класса формально союзной страны. Беларуским властям не удалось организовать ни одной встречи не только с политиками федерального уровня, но и с российскими губернаторами. От контактов с Лукашенко воздержался даже его наиболее верный и последовательный союзник Г.Зюганов.
Безусловно, решение о бойкоте А. Лукашенко было принято на самом высоком уровне в форме, однозначно обязательной для исполнения. Президент Д. Медведев и премьер-министр В. Путин, находясь 18.02.2011 в Сочи, демонстративно проигнорировали А.Лукашенко.
Российскими нефтетрейдерами фактически было сорвано выполнение контрактов по поставкам нефти на беларуские НПЗ в январе-феврале.
Параллельно с политическим давлением и сворачиванием экономического сотрудничества по направлениям, стратегически важным для выживания беларуского режима, в России развернута компания по дискредитации А. Лукашенко. При этом, впервые канализатором негатива в отношении руководства Беларуси выступили региональные российские СМИ. Основная масса критических материалов построена по следующей схеме: братский народ во власти преступного, коррумпированного режима с психически нездоровым руководителем во главе.
Учитывая изложенное, с высокой долей вероятности можно утверждать о неизбежности острой фазы российско-беларуского конфликта.    
Одновременно, российское руководство начинает активный поиск потенциальных партнеров в среде чиновников высшего ранга. Предложение о слиянии «МАЗа» и «КАМАЗа», не имея никакой экономической целесообразности (на наш взгляд), являлось, по сути, тестом для беларуской номенклатуры на предмет готовности сотрудничать с Кремлем. Наиболее активно такую готовность продемонстрировали вице-премьеры С. Румас и В.Семашко. В этой связи, в дальнейшем целесообразно уделять более пристальное внимание В.Семашко с учетом того, что после отставки с поста премьер-министра С.Сидорского, он относится к числу высших чиновников, наиболее плотно контактирующих с российским руководством. 
Особо следует отметить, что у России в настоящее время нет явных фаворитов среди беларуского истэблишмента. Кремль заинтересован в сохранении союзнических отношений как таковых, а не  конкретных персон.

Внутреннее положение: оппозиция.  В феврале, после начавшихся «судебных» процессов над участниками народного выступления 19.12.2010, стало очевидным, что  власти настроены на дальнейшие репрессии в отношении внутренних оппонентов режима. В преддверии резкого ухудшения экономической ситуации в стране, власть исключает возможность проведения политических реформ даже в форме т.н. «управляемой демократии». В случае сохранения тенденций на удушение альтернативной политической жизни, целесообразность участия оппозиции в выборах в Национальной собрание в 2012 году представляется сомнительной.
 Между тем, создание «конструктивной оппозиции» являлось одной из наиболее актуальных тем в политической жизни страны в течение всего 2010 года. Так, Л. Ермошина неоднократно подчеркивала слабую электоральную базу беларуских политических партий, связывая это с мажоритарной системой формирования выборных органов власти. В оппозиционных кругах муссировались слухи о возможном изменении порядка комплектования Палаты представителей с мажоритарного на пропорционально-мажоритарный, при котором 30 депутатов должны были бы избираться по спискам политических партий. В случае реализации подобного сценария маловероятно, чтобы к выборам были допущены партии, реально оппонирующие существующему режиму. 
В феврале 2011 года имели место две противоположные тенденции: дробление существующих политических партий и консолидация общественных активистов вокруг новых центров.
С конца декабря 2010 года в органах госвласти циркулирует информация о планах  США по оказанию финансового содействия в формировании новых политических партий в Беларуси, т.к. деятельность существующих признана неудовлетворительной. В качестве источника информации указывались органы внешней разведки Беларуси. 
Создание оргкомитета партии «Беларускi рух» из числа активистов Партии БНФ и кругов, близких к А.Санникову, косвенно свидетельствует об открытии новых каналов финансирования.
Однако, наибольший интерес представляет фигура А.Михалевича и его «Союз за модернизацию» (далее по тексту «СЗМ»). Изначальной целью участия А. Михалевича в президентских выборах являлась «раскрутка» фигуры самого политика и наращивание возможностей «СЗМ». Не ставя перед собой победу в качестве цели, А. Михалевич, фактически работал на перспективу выборов в Нацсобрание 2012 года, рассчитывая участвовать в них в качестве т.н. «конструктивной оппозиции». Перспектива выборов по мажоритарно-пропорциональной системе ставила (и ставит) задачу трансформации «СЗМ» в политическую партию правоцентристского толка.
В целом, президентскую компанию А. Михалевича можно оценить как провальную.  Но его арест и последовавшее давление на семью политика сглаживают общее негативное впечатление.
Следует обратить внимание, что А. Михалевич в течение всей предвыборной кампании воздерживался от жесткой критики властей. В связи с этим, его арест и последующее двухмесячное содержание под стражей выглядит немотивированным. При этом, следует понимать, что принимая решение об аресте А. Михалевича, власть (или определенная группировка внутри власти) ставила перед собой четко определенные цели.
Теоретически таковыми могли быть:
1) получение информации и схемах финансирования А. Михалевича в частности и оппозиции в целом. Несмотря на заявления властей, беларуские спецслужбы не имеют полной картины финансовых схем оппозиции по настоящее время;
2) получение информации о конкретных партнерах беларуской оппозиции как на Западе, так и в России;
3) получение информации о должностных лицах, поддерживающих контакт с оппозицией и, что особенно важно, с зарубежными партнерами оппозиции;
4) в случае, если А. Михалевич действовал в рамках заранее оговоренной с властями схемы – его реабилитация в глазах протестного электората.
До окончания разбирательства по уголовному делу в отношении А. Михалевича, последний теоретически ограничен в возможности активного участия в политической жизни. Но это не мешает ему опосредованно, через активистов, решать задачи по развитию «СЗМ».  В перспективе следует ожидать попытки со стороны А. Михалевича объединить часть оппозиционного спектра, придерживающегося правых позиций, в новый блок (как минимум) или политическую партию (как максимум). Фактически, А. Михалевич будет пытаться занять ту же нишу, на которую в свое время претендовал А. Милинкевич.    
В настоящее время для реализации идеи консолидации правого спектра беларуской политики вокруг фигуры А. Михалевича сложилась в целом благоприятная ситуация в силу:
1) отсутствия яркого политического лидера на правом фланге;
2) фрагментированности правого движения в целом;
3) антироссийской риторики властей при традиционно настороженном отношении к России со стороны правых сил;
4) наличия интереса со стоны западных доноров к сотрудничеству с новыми политическими силами и лидерами.
При этом следует учитывать и ряд моментов, которые будут негативно влиять на успех проекта по консолидации правого центра вокруг А. Михалевича:
1) А. Михалевич  абсолютно не публичное лицо, он не обладает должной харизмой;
2) А. Михалевича  только условно можно считать политиком нового поколения;
3) крайне невнятная президентская кампания свидетельствует об отсутствии у «СЗМ» необходимого интеллектуального и организационного ресурса;
4) до настоящего времени у «СЗМ» нет идеологической платформы, а объединение на базе совместного поиска источников финансирования либо вокруг лидера, который обеспечивает такое финансирование, не может быть устойчивым;
5) в президентской кампании А. Михалевича приняли участие некоторые активисты сексуальных меньшинств, что не лучшим образом сказывается на и так неоднозначной репутации политика в глазах консервативных активистов;
6) против А. Михалевича будут работать слухи о его еврейском происхождении.
Относительно разоблачительных заявлений кандидата в президенты о примененных в отношении него в период содержания под стражей пытках, в настоящее время делать выводы не представляется возможным в силу недостатка информации и отсутствия (пока) реакции властей. В то же время, следует признать, что для А.Михалевича как политика это был верный ход, вне зависимости от того, имели ли место описываемые им события в действительности и если имели, то в какой форме.   

Экономическое положение. Экономическое положение в стране продолжает ухудшаться. Ситуация связанная с обеспечением стабильности национальной валюты крайне тревожная: 2/3 золотовалютных резервов Нацбанка Беларуси обеспечены заемными средствами, в большинстве своем краткосрочными.
Негативное влияние оказывает и рост цен на нефть.
С целью уменьшения давления на валютный рынок власти целенаправленно снижают реальные доходы населения посредством резкого роста цен. Кроме того, в ближайшее время не исключено введение ограничений на приобретение валютных ресурсов предприятиями-импортерами.
Параллельно с попытками стабилизировать положение административными мерами, во властных кругах зреет понимание невозможности сохранения существующей экономической, а, следовательно, и социальной модели. Предложение Министра финансов страны А. Харковца об ужесточении условий предоставления бюджетной поддержки предприятиям и, особенно, об оптимизации госрасходов путем сокращения бюджетного сектора в беларуских реалиях являются, по-сути, революционными.
В феврале обозначились и потенциальные «локомотивы» реформы существующей экономической системы. Их три: премьер-министр М.Мясникович, Министр финансов А.Харковец и Нацбанк (коллективно). Однако, последние заявления А.Лукашенко не позволяют надеяться на последовательны, планомерные реформы. Так, им была  заблокирована оптимизация структуры Правительства, озвучены требования к Национальному банку о де-факто ограничении свободной биржевой купли-продажи валюты.
Все это свидетельствует об отсутствии единого взгляда на перспективы экономического развития страны во властных кругах. Именно этим можно объяснить и тот факт, что до настоящего времени не принята программа действий Правительства страны.
В связи с эти интерес представляет развитие взаимоотношений между А.Лукашенко и Премьер-министром М. Мясниковичем, учитывая, что последний является креатурой России и сторонником экономической либерализации.
Если к внутриполитическому кризису легитимности и экономическому кризису добавится кризис власти, вызванный конфликтом между А.Лукашенко и руководителем Правительства, это откроет новое «окно возможностей» для оппозиционных структур

Безопасность. Наибольший интерес представляют:
1) заявление А. Лукашенко от 21.02.2011 о готовности применить Армию при подавлении вероятных народных выступлений;
2) соглашение о поставке Россией на льготных условиях дивизиона зенитно-ракетных комплексов «ТОР».
Заявление А. Лукашенко от 21.02.2011 свидетельствует об отсутствии объективного видения развития ситуации в высших эшелонах власти и неспособности адекватно реагировать на угрозы безопасности. Пока преждевременно делать вывод о том, является ли это необратимым процессом, либо связано с временной разбалансировкой системы анализа и принятия решений. В любом случае, применение армейских подразделений для выполнения полицейских функций не представляется возможным: организационно-штатная структура, численность, способ комплектования и техническое обеспечение не позволяют Армии в полной мере заменить органы правопорядка. Армия в состоянии выполнять ограниченные вспомогательные функции: транспортные, связи, наблюдения, охраны объектов и мест изоляции правонарушителей.
Следует отметить, что опыт применения войск в Берлине в 1989 г., в Баку в 1990 г., в Москве в 1991 г., а также в Тунисе, Египте и Ливии в январе-феврале 2011 в целом оказался негативным для властей. Применение армейских частей при подавлении волнений в Манаме (Бахрейн) следует считать нейтральным: властям удалось частично восстановить контроль над ситуацией. Однако этот успех является: а) временным и не дает возможность законсервировать ситуацию; б) связан со способом комплектования бахрейнских ВС – исключительно по контракту и в значительной мере за счет вербовки иностранных наёмников.
Исходя из опыта применения советской армии на закате существования СССР, можно отметить, что в случае массовых и продолжающихся беспорядков для установления надежного контроля над городом сопоставимым с Менском, необходимо задействовать не менее 50 000 человек. В настоящее время численность Сухопутных войск Беларуси менее 30 000 военнослужащих.
В случае необходимости проведения полицейской по-характеру операции, использовать весь потенциал СВ ВС РБ не представится возможным:
1) значительная часть подразделений не может применяться для таких мероприятий в принципе (ракетно-артилерийские, ПВО, РЭБ, и т.п.);
2) часть сил должна находиться в местах дислокации в целях охраны военных объектов и снаряжения.
Таким образом, теоретически относительно эффективное применение армейских частей для подавления массовых беспорядков возможно только при проведении мобилизации. Однако, использование подразделений, пополненных резервистами, сопряжено с рядом условий:
1) необходим период боевого слаживания;
2) необходимо проведение специальной подготовки личного состава, имеющего навыки ведения общевойскового боя, но абсолютно неприспособленного для выполнения полицейских функций.
Даже если допустить наличие временного ресурса на вышеуказанные мероприятия, следует учитывать, что мобилизованные резервисты в силу слабых навыков уставных взаимоотношений будут морально менее устойчивы, а с учетом возможного призыва недовольных существующим режимом, высока вероятность их перехода на сторону восставших. Последнее, как показывает исторический опыт, влечет за собой «эффект домино» и поражение правящего режима: полиция и спецслужбы, как бы преданы они не были существующей власти, не в состоянии противостоять армейским частям, располагающим тяжелым вооружением.
Поставка ЗРК «ТОР», являясь позитивным фактом, не позволяет сделать вывод о начале столь необходимого перевооружения Армии. Фактически, за последние 16 лет это будет первое поступление современного вооружения именно для Сухопутных войск. Ранее, в СВ ВС РБ поставлялись только модернизированные образцы вооружений.
Сам факт поставки Россией одного из наиболее эффективных образцов вооружения на льготных условиях, несмотря на охлаждение в двухсторонних отношениях, далеко не рядовое событие. Во-первых, это свидетельствует об уверенности российского руководства в сохранении в Беларуси дружественного России политического режима (вне зависимости от фамилии президента Беларуси). Во-вторых, в случае сохранения в будущем практики льготных поставок вооружений для ВС РБ, влияние России в среде беларуского генералитета будет возрастать. Последнее особенно значимо, т.к. в случае перехода политико-экономического кризиса в Беларуси в фазу силового противоборства победителя определит именно Армия.

Logo_руна