Беларусь – Иран: потенциал взаимодействия.

1714

В марте 2011 года Лондонское королевское научное общество выпустило доклад, в котором говорится, что через три года Исламская Республика Иран (далее по тексту ИРИ) может стать крупнейшей технологической державой исламского мира.  Главным показателем стало число соответствующих публикаций, которые появляются в специализированных журналах в той или иной стране. По данным доклада, Иран стал страной с самой быстроразвивающейся научной сферой в мире. Если в 1996 году в признанных международным научным сообществом журналах появилось 736 иранских статей, то в 2008 – более 13 тысяч. Данная тенденция показывает, насколько большое внимание уделяется в ИРИ вопросам развития науки и техники.

В первую очередь это обусловлено политическим курсом, выбранным руководством страны: превращение государства, в своего рода, региональную «супердержаву». Именно поэтому одним из главных приоритетов в развитии науки и техники является наращивание военного потенциала, в том числе развитие национального военно-промышленного комплекса. На данный момент можно констатировать, что в этом вопросе иранцы достигли заметных успехов.

Современная военная промышленность Ирана включает практически все отрасли производства вооружения и военной техники: авиационную, артиллерийско-стрелковую, бронетанковую, боеприпасов, радиоэлектронную, кораблестроительную и военно-химическую. Однако на первое место в ИРИ поставлено ракетостроение. Это подтверждает и Фархад Хосрохавар — специалист по современному Ирану, научный руководитель Центра анализа и социологических исследований при Высшей школе социальных исследований (Франция). Г-н Хосрохавар утверждает, что в военно-технической политике руководство ИРИ отдает приоритет двум направлениям — ядерным исследованиям и ракетным программам. Этим направлениям придается большее значение, чем разработке и производству обычных вооружений.

На сегодняшний день на всей территории ИРИ расположены центры по производству ракетной техники, которые занимаются не только непосредственно изготовлением, но и разработкой ракет. Самые крупные из центров научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР): Исфахан, Семнан, Шираз, Султанатабад, Лавизан, Кух-Барджамали и Шахруд. Также следует отметить, что Иран располагает еще 16 более мелкими исследовательскими и производственными предприятиями по всей стране, занимающимися вопросами ракетостроения. Таким образом, можно представить, уровень важности данной отрасли военно-промышленного комплекса для ИРИ.

Показателен и успех Ирана в освоении космического пространства. Если в октябре 2005 года первый иранский космический спутник был выведен на орбиту российской ракетой, то уже в 2007 г. Иран запустил в космос свою собственную ракету и заявил, что отныне страна не нуждается в иностранной помощи для запуска спутников. А в начале февраля 2010 года ИРИ  продемонстрировала  мировой общественности спутники «Толу», «Месбах-2», спутник для студенческих исследований «Мехди» и двигатель ракеты-носителя «Симорг». В марте 2010 года была запущена новая ракета-носитель «Кавешгар-4». Она впервые вывела на орбиту так называемую «капсулу жизни» — аппарат, предназначенный для полета в космос живых организмов. Следует подчеркнуть, что все космические проекты были разработаны и сконструированы исключительно силами иранских ученых.

В июле 2011 г. в ходе учений «Великий пророк-6» Иран продемонстрировал ряд технических новинок в области ракетостроения. Были проведены испытательные пуски противокорабельных ракет класса «земля-море» «Халидже Фарс» (способна поражать корабли противника на дальности до 300 километров, в ходе полета способна развивать скорость до 3,5 тысячи км/ч, что значительно затрудняет ее перехват) и «Тондар» (способна развивать скорость, в несколько раз превышающую скорость звука, предназначена для поражения кораблей противника на дальности до 200 километров). Причем испытания проводились с базы в районе Ормузского залива. Обе ракеты сумели поразить предназначенные для них цели. Ранее в ходе военных учений Иран провел испытания тактических баллистических ракет: двух «Шахаб-1» (дальность от 500 до 700 км), двух «Шахаб-2» (дальность около 1 тыс. км), одной «Шахаб-3» (дальность до 2 тыс. км), ракет «Гадр» (дальность до 1,8 тыс. км), а также девяти неуправляемых тактических ракет «Зельзаль-2» (радиус действия – 400 км, масса боевой части – 600 кг).

А уже в сентябре 2011 года состоялась передача военно-морским силам Ирана первой партии новых крылатых ракет «Кадер». Эти ракеты, радиус действия которых составляет 200 км, разработаны специально для нанесения ударов по боевым кораблям разных классов и береговым целям.

Как известно, в 2010 году Россия отказалась предоставить Ирану купленные в 2007 году зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-300 и возвратила Тегерану аванс в 167 миллионов долларов. В связи с этим в феврале 2010 года представители Корпуса стражей иранской революции объявили, что Иран начал работы по созданию собственной зенитно-ракетной системы, которая по своим характеристикам превзойдет российские комплексы С-300. Параллельно в стране развернулась мощная информационная кампания, призванная доказать, что иранские ученые способны создать ЗРК лучше российского. По личному распоряжению верховного руководителя и главнокомандующего ВС ИРИ аятоллы Али Хаменеи начались разработки иранского ЗРК. Комплекс заранее получил название «Бавар-373». Однако на сегодняшний день нет сведений о том, на какой стадии находится данный проект.

В то же время можно констатировать, что ИРИ не только не отказывается от своих планов по созданию собственного ЗРК, а даже всячески преуспевает в данном начинании. Так, уже в апреле 2010 года был представлен иранский ЗРК «Мерсад», оснащенный зенитными ракетами «Shahin», которые способны поражать воздушные цели на дальности от 70 до 150 км. А в начале сентября 2011 года на базу ВВС Хатам-ол-Анбия поступили зенитные ракеты «Shalamcheh», способные развивать скорость в 3 Маха (3,5 тысячи километров в час) и относящиеся к классу зенитных ракет среднего радиуса действия. К сожалению, больше подробностей о новом иранском комплексе не сообщается.

В апреле 2011 года общественности был представлен новый ЗРК «Сайад-2», который, по сути, является модернизированным комплексом предыдущего поколения «Сайад-1». Новый ЗРК способен с большей точностью поражать воздушные цели, а также увеличена зона действия комплекса. Двухступенчатая ракета с 200-кг боеголовкой предназначена для борьбы с любыми видами воздушных целей, включая истребители, бомбардировщики и вертолеты. Максимальная скорость полета ракеты составляет 3600 км/ч, а радиус действия – 80-100 км.

В начале 2011 года также министром обороны ИРИ Ахмадом Вахиди была оглашена информация, что Иран вошел в десятку стран, способных производить углепластиковые композиционные материалы. Данные материалы являются неотъемлемой частью при конструкции современных твердотопливных ракетных двигателей. Однако следует отметить, что композиционные материалы необходимы также для защиты боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР) от высоких температур.  Именно для ракет этого типа требуются подобные теплоизоляционные покрытия, так как скорости  движения ракеты настолько высоки, что, в случае, если не будет обеспечена теплозащита, боеголовку МБР будет попросту невозможно доставить к цели. Соответственно можно сделать вывод, что в скором времени Иран сможет создавать межконтинентальные ракеты, способные преодолевать большие расстояния.

В принципе, создание межконтинентальных баллистических ракет имеет все шансы быть следующим этапом в развитии ракетной программы Ирана. Об этом свидетельствует также принятия на вооружение твердотопливной ракеты «Саджиль-2», которая имеет дальность боевого применения почти 3 тысячи км при весе боеголовки в 500 кг. Заметим, что масса ядерного заряда, необходимого для размещения на ракетоносителях, составляет 400-800 кг.

Однако, несмотря на очевидные успехи Ирана в развитии собственного военно-промышленного комплекса, приходится признать, что на сегодняшний день Тегеран еще не достиг полной независимости в плане военных разработок: все-таки, большинство вооружения, производящихся в ИРИ, являются продуктами «клонирования» российских, китайских или американских видов с определенным количеством улучшений и доработок. В то же время можно констатировать, что Иран движется в правильном направлении, поскольку государством производятся большие инвестиции в развитие отечественного научно-исследовательского корпуса, что в конечном итоге выливается в прогресс в собственных военных разработках.

Беларуско-иранское сотрудничество сегодня.

В общем и целом, на сегодняшний день нельзя говорить об интенсивном сотрудничестве между Беларусью и Ираном, хотя политическая ситуация этому благоприятствует. Конечно, некоторые успехи в развитии взаимоотношений между Минском и Тегераном намечаются. Так, на сайте беларуского посольства в Иране сообщается, что «Сотрудничество Беларуси и Ирана на международной арене носит  конструктивный характер. Две страны активно поддерживают друг друга на выборах в органы учреждений системы ООН. Позиции двух стран совпадают по основным вопросам международной повестки дня, в частности относительно необходимости установления справедливого миропорядка, основанного на укреплении многополярного мира и соблюдении общепризнанных норм международного права».

Соответственно, если есть понимание в вопросах политических, значит, есть причины для развития сотрудничества и в других областях. Сейчас наблюдаются некоторые подвижки в этом отношении. Так, в конце прошлого года председатель Палаты представителей Национального собрания Беларуси Владимир Андрейченко сообщил, что разрабатывается возможность визита в 2012 году в Иран премьер-министра Беларуси Михаила Мясниковича.

Говоря об экономическом сотрудничестве можно упомянуть, что Беларусь поставляет в Иран как свои традиционные экспортные товары (трактора, грузовые автомобили, калийные удобрения, синтетические волокна и жгут), так и занимается разработкой возможности экспорта других видов продукции. Такие возможности постоянно обсуждаются на высшем уровне.

К примеру, 14 февраля 2011 года  в посольстве Ирана в Беларуси состоялся официальный прием, посвященный национальному празднику Ирана – 32-й годовщине исламской революции. На данном мероприятии Чрезвычайным и Полномочным Послом Исламской Республики Иран в Беларуси Сейедом Абдоллой Хоссейни велась речь об интенсификации отношений между двумя государствами. По его словам, планируется увеличить объем инвестиций двух стран до 1,5 млрд долларов, а также укреплять дальнейшее сотрудничество, в особенности в нефтяной сфере.

Намечаются устойчивые положительные тенденции в сотрудничестве в автомобилестроении. Так, в январе 2012 года в Тебризе состоялось открытие сборочного производства автомобилей МАЗ. В свою очередь иранская сторона выразила намерение приступить ко второй фазе реализации проекта по производству автомобилей «Саманд» в Беларуси. «Иранская сторона готова дополнительно инвестировать для начала реализации второй фазы — это строительство цехов по окраске и сварке. Иран зарезервировал деньги. Но возникли разногласия между акционерами ЗАО «Юнисон». Если эти разногласия будут урегулированы, то деньги могут пойти», — заявил Сейед Абдолла Хоссейни. ЗАО «Юнисон», акционером которого является иранская промышленная группа «Iran Khodro», с 2006 г производит легковые автомобили «Саманд» в Беларуси. Однако в данной сфере сотрудничества следует учитывать один нюанс: если автомобили МАЗ довольно высоко котируются в ИРИ из-за их низкой цены, высокой надежности, неприхотливости и лёгкости в обслуживании, то иранский автопром явно не обладает подобным имиджем на беларуском рынке. Беларусы довольно консервативны, особенно в плане вопросов техники, поэтому автомобили из такой экзотической, с точки зрения автопрома, страны, не пользуются большой популярностью.

Интенсивно развивается сотрудничество в области строительства. По словам Сейед Абдолла Хоссейни, в Минске, в районе Национальной библиотеки, иранская компания «Кейсон» реализует проект по строительству торгово-развлекательного центра «Магнит», общая площадь которого совтавляет 180 тыс. кв.м., а объем инвестиций – около 250 млн евро. Кроме того, эта же компания занимается строительством транспортно-логистического центра «Прилесье» в СЭЗ «Минск». Также посол добавил, что еще одна иранская компания в районе ул. Немига в Минске намерена построить 5-звездочную высотную гостиницу, а объем инвестиций по данному проекту превышает $150 млн. В то же время господин Хосейни заявил, что некий иранский инвестор намерен реализовать на Заславском водохранилище проект по строительству «целой деревни», которая будет представлять из себя развлекательные, туристические, гостиничные и деловые объекты и по сути состоять из 15 мини-проектов на общую сумму $1,5 млрд. Также, по словам дипломата, иранская компания «Дидос» в текущем году завершит 3 строительных проекта в Бресте, Гомеле и Светлогорске и собирается реализовать в Минске проект на 180 млн. евро. Ещё Сейед Абдолла Хоссейни подчеркнул, что иранские инвесторы участвуют и в промышленных проектах в Беларуси: в Гомельской области строят цементный завод, в Речице — линию по производству проволоки из цветных металлов. Они также участвуют в проекте в создания агропромышленного комплекса в Логойском районе. Иранские компании предлагают построить в Минске vip-клинику.

Иранская сторона проявляет интерес и к лесному хозяйству. Рассматривается возможность поставок на иранский рынок беларуской лесопродукции, оказания туристических услуг лесоохотничьими хозяйствами Минлесхоза, а также обмен делегациями между министерствами для изучения опыта в лесном хозяйстве, в сфере переработки древесины и других направлений деятельности в лесном секторе. В то же время иранская сторона предложила несколько вариантов для сотрудничества в сфере лесного хозяйства: приобретение беларуской древесины для ее дальнейшей переработки на иранских деревообрабатывающих предприятиях, а также инвестиции в лесное хозяйство Беларуси. По словам министра промышленности, шахт и торговли ИРИ Мехди Газанфари, несколько иранских компаний готовы вложить немалые средства в создание крупных лесохозяйственных предприятий с функциями заготовки и переработки древесины. Предполагаемый объем инвестиций ежегодно может составить порядка 50 млн. долларов США. Также иранская сторона заявила, что в данный момент правительством ИРИ рассматривается возможность облесения пустынных территорий Ирана, что может послужить полем деятельности для беларуских специалистов.

Таким образом, можно сделать вывод, что на данный момент сотрудничество между Беларусью и Ираном набирает обороты, однако пока имеет лишь «гражданский» характер и никоим образом не связано с укреплением обороноспособности двух государств.

Перспективы военного сотрудничества Беларуси и Ирана.

Ни для кого не секрет, что сегодня основным партнером Республики Беларусь в плане вооружения является Российская Федерация. Однако губительность одновекторной политики уже была не раз продемонстрирована в энергетическом секторе. Именно поэтому необходимо не допустить подобной ситуации в сфере, напрямую связанной с обеспечением независимости государства, а руководству страны стоит искать новых партнеров для совместной работы в военно-промышленной сфере.

Учитывая тот факт, что на сегодняшний день беларуская Армия нуждается в перевооружении, а также в притоке инвестиций, поиск зарубежных партнеров становится чуть ли первоочередной задачей. Радует тот факт, что правительство и компетентные органы, в частности Государственный военно-промышленный комитет Республики Беларусь (ГВПК), заняты решением этого вопроса, и ими предпринимаются определенные меры, направленные на привлечение инвестиций и развитие сотрудничества с другими странами. Однако результат данной активности пока оставляет желать лучшего. Хотя, если учесть меры по разгосударствлению некоторых оборонных предприятий и превращение их в акционерные общества, можно утверждать, что создаются привлекательные условия для зарубежных инвесторов. Таким образом, власть не исключает возможность приватизации некоторых предприятий из системы ГВПК, даже с привлечением иностранного капитала.

Почему бы тогда не обратиться с предложением о совместной работе к государству, с которым уже ведется довольно тесное сотрудничество в «гражданской» сфере? Тем более, что это государство само заинтересовано в сотрудничестве в сфере военных технологий и к тому же имеет очень хороший потенциал для развития. Поскольку на сегодняшний день военно-промышленный комплекс Ирана развивается семимильными шагами, сотрудничество Беларуси с ИРИ могло бы принести существенные плоды если не в самое ближайшее время, то в более отдаленной перспективе. При этом данная кооперация была бы выгодной для обоих государств. Если Беларусь обладает высококвалифицированными кадрами и большим количеством специалистов в области военного дела и связанных с ним сферах, то иранская сторона может предоставить достаточный объем инвестиций для ведения совместных работ. К тому же иранские специалисты довольно интенсивно продвигаются в развитии собственной ядерной программы, что предполагает наличие определенного опыта, который пригодился бы отечественным специалистам при строительстве атомной электростанции.

Еще одним привлекательным аспектом сотрудничества с Ираном является возможность приобретения у ИРИ ракет «Шахаб-2» или «Гадр», что явилось бы адекватным ответом на наращивание Польшей группировки ударной авиации. Конечно, это противоречит условиям договора «О ликвидации ракет средней дальности и меньшей дальности». Однако на сегодняшний день он уже не является актуальным, о чем мы писали ранее. Совместная разработка современных видов вооружений (в чём также заинтересованы оба государства) может опираться на иранские финансы и беларуский научно-технический потенциал.

 Иранская сторона также заинтересована в реализации совместных проектов с Беларусью в сфере информационных технологий, так как нуждается в защите своих стратегически важных объектов от вирусных атак со стороны противников. Так, в 2010 году вирус, разработанный израильскими спецслужбами, поразил один из объектов атомной программы Ирана, в результате чего были остановлены работы по дальнейшей разработке, а сами иранские ученые оказались отброшенными на два года назад. Именно после этого случая ИРИ стала выделять большой объем средств для обеспечения информационной безопасности. Беларуские специалисты в области информационных технологий вполне могли бы оказывать помощь иранской стороне в разработке своеобразного «информационного щита», который впоследствии мог бы применяться и в интересах нашей страны.

Ввиду того факта, что Иран также является важным партнером Российской Федерации, можно сказать, что российская сторона формально не смогла бы предъявить никаких претензий к Беларуси. С Западом же и у Беларуси, и у Ирана, сейчас не самый лучший период в отношениях. Поэтому сотрудничество двух государств в военной сфере не может ухудшить международное положение обеих сторон.

Подводя итог, следует отметить, что сотрудничество между военно-промышленными комплексами Беларуси и Ирана было бы не только взаимовыгодным, но и плодотворным. Каждая из сторон нуждается в партнере, способном обеспечить дальнейшее интенсивное развитие технологий в стране. И, если Беларуси для этого требуются инвестиции и диверсификация в сфере вооружений, то Ирану необходимы квалифицированные специалисты, способные поднять уровень его достаточно молодой научно-исследовательской школы, а также вывести технологии на качественно новый уровень.

Logo_руна