Беларусь-Россия: конец «любви» ещё не конец союза.

704

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты. 

01.03.2016 в Минске прошла 3-я Конференция памяти Министра обороны БНР Киприана Кондратовича «Беларусь и регион». Мероприятие было посвящено проблематике отношений Беларуси с Россией, Западом и Украиной, а также ситуацией в восточной Беларуси. Отдельно состоялась вечерняя дискуссия, в ходе которой обсуждались перспективы деэскалации в регионе Восточной Европы и восстановления международной системы безопасности в нашем регионе. 

Представляем вашему вниманию текст одного из выступлений о перспективах беларуско-российских отношений. 

Конец любви вовсе не означает конца особых отношений, только теперь они будут выстраиваться не на основе братских чувств (общей истории и прочих сентиментальностей), а на взаимной нужде. Собственно, это давно так, по меньшей мере с 2007 г, но после 14-го года базис затронет и риторику.

Конфликты и нерешенные проблемы зачастую затеняют тот очевидный факт, что сегодня Россия и Беларусь – ближайшие союзники, и более близких союзников ни у нас, ни у России нет. И даже нарастание конфликтной динамики еще очень долго не сможет это изменить.

Беларусь все еще охраняет российскую границу – и юридически и фактически, у нас военное союзничество, у нас взаимный безвизовый въезд, обмен пенсиями, стипендиями, услугами госздравоохранения, Россия наш основной торговый партнер, а Беларусь один из ключевых торговых путей российского экспорта на самый платежеспособный рынок. Многие элементы инфраструктуры у нас до сих пор общие.

Однако, потенциал развития через 25 лет обретения юридической независимости друг от друга скорее следовало бы именовать потенциалом укрепления государственных суверенитетов друг относительно друга и в глобальном мире. Эти процессы идут, в них Россия безусловно опережает Беларусь. Однако, и Беларусь не стоит на месте.  

Но поскольку укрепление государственной независимости и России, и Беларуси – это поступательно-скачкообразные процессы (скачкообразное ускорение динамики которых задается завершением строительства ключевых элементов государственной инфраструктуры), необходимость в разнообразных союзах остается – для совместной эксплуатации пограничной, военной, торговой, транспортной инфраструктур. Поэтому в целом разумно ожидать сохранения союза в рамках ЕАЭС, поступательного разделения границ, снижения взаимной зависимости.

На этом пути неизбежны конфликты.

Ближайший – вне зависимости от результатов переговоров по газу – из-за сокращения объемов поставки российской нефти. Поставки нефти в Беларусь сократились и будут еще сокращены на некоторую величину – чтобы полностью обеспечить доходы Транснефти от эксплуатации БТС-2 и новой инфраструктуры порта Усть-Луга. Торг по условиям поставок будет сложным, поскольку как известно Транснефть – монополист и обладает значительным инструментарием для обеспечения своих интересов. К примеру, если бы белорусские энергетики не дали б повода в виде недоплаты за газ, случились бы внезапные ремонтные работы на российском подводе к белорусскому участку южной веки «Дружба», как это случилось когда нужно было заполнить БТС-1. И такое может случиться, если компромисс по газу будет достигнут, и белорусская сторона начнет наставать на восстановлением объемов поставки нефти до 22-24 млн тонн.

Далее, в Усть-Луге предполагается строить современный НПЗ. Если его построят, поставки в Беларусь будут сокращены до тех объемов, которые будут нужны на тот момент Роснефти, предпочитающей наиболее короткий и дешевый путь доставки на своей основной рынок сбыта – Германию. Все остальные нефтекомпании Транснефть сумеет принудить уйти в Усть-Лугу.  Тем не менее, в Транснефти подумывают о целесообразности построить трубопровод для перекачки белорусских нефтепродуктов с белорусских НПЗ в Усть-Лугу. Полагаю, такое решение обеспечило бы загрузку белорусских НПЗ на долгие годы, но медлительность и нерешительность (от боязни продешевить) белорусских властей скорее всего не позволят этому проекту воплотиться.

На мой взгляд не следует переоценивать конфликтный потенциал трений с Россельхознадзором. Такие как сейчас внезапные запреты на поставки белорусской продукции, или подобные им, в том случае если Беларусь через ЕЭК сумеет доказать нелегитимность процедур проверки нашей продукции, были всегда и будут всегда, как некоторый инструмент воздействия и ситуативного лоббинга российских отраслевиков. Но его применение носит скорее медийный эффект, поскольку мало сказывается на общей статистике взаимной торговли.

Возможны и другие конфликтные точки – фактически по всему спектру взаимных отношений, включая сферу военной безопасности. Например, насколько помнится в 2020 г истекает срок аренды под РЛС Барановичи. В целом, насколько можно судить по российской прессе, новые РЛС Волгоград к этому времени уже должны будут ее заменить, но и лишней Ганцевичская РЛС в общей системе ракетного предупреждения не будет. Так что торг рискует оказаться конфликтным, поскольку белорусская сторона ожидаемо переоценит свое влияние на проблему радиолокационной безопасности.

Тем не менее, повторюсь, что несмотря на прогнозируемые и пока не проявившиеся разногласия в отношениях России и Беларуси, вероятнее всего, в среднесрочной перспективе страны останутся союзницами и будут пытаться использовать интеграционные формы для продвижения и согласования своих государственных интересов.

Валерия Костюгова, руководитель Агентства политической экспертизы (Беларусь)

Logo_руна