Беларусь вооружается своим. Часть 3: беспилотная конкурентоспособность.

2071

Одно из немногих направлений в сфере высокотехнологичной военной техники и техники двойного назначения, в котором Беларусь уже добилась вполне реальных успехов, – это разработка и производство беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Что, в целом, вполне нормально для страны, в которой во времена СССР каждый второй мальчишка хоть какое-то время увлекался авиамоделизмом.

БПЛА на любой вкус.

О том, что беларуские предприятия ВПК могут гордиться успехами в разработке беспилотных летательных аппаратов много говорилось на мероприятиях в рамках 7-й международной выставки вооружения и военной техники MILEX-2014. Журналистам об образцах, представленных на выставке вооружений, больше всего рассказывал помощник гендиректора беларуского госпредприятия «Белспецвнештехника» Александр Сташевский.

Особое внимание он уделял, в частности, многофункциональному беспилотному авиационному комплексу специального назначения с дальностью действия до 100 км – БАК-100 с беспилотным летательным аппаратом «Гриф-1». Участие в его разработке и производстве приняли госпредприятие «АГАТ-системы управления» – управляющая компания холдинга «Геоинформационные системы управления» и барановичский государственный «558-й авиаремонтный завод» при участии ООО «КВАНД ИС».

Разработка БАК-100 велась в рамках госпрограммы, потрачено около 100 млрд беларуских рублей, стоимость нового комплекса оценивается в USD 2 млн. Теперь госпредприятие работает над удешевлением комплекса – из скрытых резервов выявлены более дешёвое шасси и оптимизация пункта управления, а сам летательный аппарат «Гриф-1» удешевляться не будет.

«Беспилотник – не самоцель, весь смысл – в его полезной нагрузке», – констатировал Мосиенко. Он отметил, что использование нового беспилотника возможно как силовыми ведомствами, так и гражданскими – например, для измерения уровня радиации или мониторинга природной обстановки.

В конце 2014 года испытания нового комплекса провело Минобороны Беларуси, а в 2015 году БАК-100 будет предложен покупателям в Беларуси и за рубежом. Непосредственным производством БЛА «Гриф-1» занимается барановичский «558-й авиаремонтный завод», где работает отдельный цех по производству беларуских беспилотников. Там собирают и «Гриф-1», и «Беркут-1», и «Беркут-2».

Различные технические и организационные подробности производства беларуских БПЛА журналистам раскрыл главный конструктор, заместитель директора по системным исследованиям и разработкам предприятия «АГАТ-системы управления» Юрий Леонович.

«Мы начали производство беспилотных летательных аппаратов чуть раньше, россияне – чуть позже. Вначале это были инновационные разработки, инициативные, а сейчас они осуществляются с господдержкой – как в России, так и в Беларуси, – рассказал Леонович. – Если смотреть по классу создаваемых сегодня продуктов, то малый класс определяется дальностью применения – до 15-25 км. В этом классе разработки не лучше и не хуже – примерно одинаковы. В первую очередь это связано с тем, что элементная база, которая доступна на постсоветском пространстве – она одна. Где-то у кого-то оригинальная «воздушная подушка», у другого – композиты полегче, у третьего – тепловизор чуть получше. Эти комплектующие одинаково доступны – что нам, что россиянам».

По словам главного конструктора, что касается большого класса – в данном случае, массой до 200 кг, то, на сегодняшний день, по имеющейся информации, таких законченных проектов пока в России нет. Поэтому можно считать, что беларуский пилотный проект «Гриф» на сегодняшний день закончен раньше. С учётом того, что беларуские разработчики имеют собственные цифровые защищённые каналы передачи данных, с учётом собственной авионики (беларуского производства) – Беларусь по данному направлению опережает россиян.

«Особенность разработки техники данного типа заключается в том, что во всём мире эти технологии контролируются – и в Израиле, и в США, и РФ, и у нас. Это лицензируемая и экспортно-контролируемая деятельность, – говорит Леонович. – Поэтому разработки беларуских беспилотников мы, подчёркиваю, по объективным причинам были вынуждены создавать в рамках, в основном, внутрибеларуской кооперации».

Как известно, при создании БАК-100 оптикой занималось «БелОМО», самолётом занимался «558-й авиационный завод». Но при производстве беларуского беспилотника использовались также зарубежные узлы и детали – пусть и в относительно небольшом объёме. В первую очередь – это двигатель зарубежного производства, а также база микроэлектроники (навигационные датчики, элементная база – микросхемы и т.д.). Беларуское: компьютеры и софт, авионика, оптика, винт.

Также на вооружение в Беларуси уже приняты БПЛА «Беркут-1» и «Беркут-2». Принятая в республике классификации беспилотных летательных аппаратов основана на таких параметрах, как взлётная масса и дальность применения. Исходя из этого малый класс данных аппаратов – массой 10-15 кг с дальностью полёта 25-30 км, средний класс – масса до 200 кг и дальность до 100 км, большой класс – масса более 1 т и дальность полёта не менее 300 км. Получается, что в Беларуси производятся только малый и средний класс беспилотников. Но, по словам инженеров, разработки ведутся по всем классам БПЛА.

Наверное, о БПЛА малой дальности «Беркут-2» стоит рассказать более подробно. 2 июля 2014 года стало известно, что его получат органы пограничной службы Беларуси.

«Беркут-2» предназначен для ведения оптико-электронной разведки местности в дневное и ночное время, может давать целеуказания огневым средствам. Кроме наблюдения, обнаружения и автоматизированного сопровождения объектов БАК «Беркут-2» способен выдавать разведданные в реальном времени на командные пункты мотострелковых подразделений и подразделений ракетных войск и артиллерии. Его взлет осуществляется с помощью катапульты, посадка – с использованием парашюта.

«Беркут-2» вместе с беспилотником ближнего действия «Беркут-1» прошел государственные испытания и в марте 2014-го был принят на вооружение беларуской армии. Его в органы пограничной службы поставляет ОАО «АГАТ – системы управления». По своим тактико-техническим характеристикам БАК «Беркут-2» схож с БАК «Беркут-1», но имеет существенные преимущества: время нахождения в воздухе не менее 120 минут, тактический радиус применения до 35 км с высот от 100 до 3000 м.

В состав комплекса, кроме самого летательного аппарата, входят наземная станция управления на базе защищенного ноутбука, целевые нагрузки, включающие фотомодуль, модуль разведки в инфракрасном диапазоне и модуль телевизионной разведки. Масса БАК не превышает 50 кг, боевой расчет состоит из двух человек.

Беспилотное вертолётостроение.

Есть у сообщества разработчиков беларуских БПЛА и своя «фишка», причем поставленная на нормальную коммерческую основу. Это беспилотные вертолёты. Так, в 2014 году беларуская компания INDELA запустила в серийное производство модернизированную версию своего беспилотного вертолётного комплекса INSKY. Как рассказал генеральный конструктор компании Владимир Чудаков на MILEX 2014, многоцелевой БЛА вертолётного типа может выполнять военные задачи наравне с гражданскими. Легкий и компактный вертолёт вместе с полезной нагрузкой весит не более 125 килограмм. Его радиус действия достигает 100 км, а длительность полета составляет пять часов. INSKY может сохранять постоянную скорость на высоте до полутора километров, но на короткое время способен подняться в два раза выше. Это высокие показатели – аппараты такого типа, как правило, работают на меньших высотах.

content_dsc04771Основные задачи, которые способен выполнять беспилотник – разведка и патрулирование территории. Оснащённый бортовыми системами слежки и наблюдения, INSKY сканирует местность в видимом и тепловом диапазонах и в реальном времени передает информацию на наземную станцию управления.

У беларуского вертолёта-беспилотника в мире очень мало конкурентов, говорит российский эксперт в области беспилотных систем Денис Федутинов. «В сегменте вертолётных БПЛА существует относительный дефицит предложений. Это связано с большей технической сложностью создания таких машин, чем при работе над беспилотными самолётами аналогичных размеров. Финансовые траты на создание вертолётных систем также выше», – поясняет он.

Есть лишь несколько систем, сравнимых с беларуским INSKY. В частности, это Camcopter S100 производства австрийской фирмы Schiebel, R-MAX японской компании Yamaha, выпускаемые в Швеции Apid 55 компании CybAero и Skeldar концерна SAAB.

По словам Федутинова, лёгкий и небольшой винтокрылый БПЛА интересен для военных, прежде всего, как разведчик. «Что касается боевой нагрузки, то она не будет существенной даже в случае решения комплекса вопросов, связанных с интеграцией тех или иных систем с INSKY. За рубежом подобный опыт связан с оснащением Camcopter S100 сверхлёгкими управляемыми ракетами LMM – однако эта практика не получила широкого распространения», – рассказал он.

Беларусы из INDELA также сообщают о поставках своих вертолётных комплексов иностранным заказчикам, хотя и не уточняют имена заказчиков и прочие детали контрактов. «Основным направлением нашей компании является разработка комплексов БПЛА под ключ и конфиденциально», – говорится на сайте INDELA.

Статус беларуского разработчика беспилотных вертолётов – ООО «КБ Индела», частная компания, с нуля разрабатывающая и производящая беспилотные летательные аппараты военного и гражданского назначения. В ней сознательно не делают уже заполонившие мир квадрокоптеры, чаще всего используемые для развлечения. Тематика INDELA – серьёзные решения для практического применения в конкретных отраслях.

Кроме того, одна из важнейших разработок INDELA – беспилотный реактивный самолет «Беркут». Этот обтекаемый аппарат с почти трёхметровым размахом крыльев – роботизированная воздушная мишень, предназначенная для военных учений. При взлётной массе всего в 34 кг «Беркут» может развивать скорость до 400 км/ч в горизонтальном полёте, находиться в воздухе до получаса (запас топлива – чуть больше 8 кг) и имитировать на экранах радаров крылатую ракету, истребитель или любое другое воздушное судно.

Как говорит главный конструктор и основатель «Инделы» Владимир Чудаков, «В таких решениях в мире существует огромная потребность, в одном Китае в год выпускается более 5 тысяч. При этом по качеству и функциональности в этом плане у нас есть всего пара конкурентов в мире. Наша мишень рассчитана на 20 запусков с катапульты, а управлять ею могут обычные солдаты без специальной подготовки».

Расчёт на собственные силы помог «Инделе» постепенно обзавестись полным пакетом собственных технологий и разработок. «Теперь мы ни от кого не зависим, а это является огромным преимуществом в данном бизнесе: снимает ограничения на развитие и даёт нашим потенциальным клиентам уверенность в нашей надёжности и безотказности», – поясняет Чудаков.

Весь процесс разделён между тремя управлениями, из которых лишь одно занимается производством, два остальных – проектированием и разработкой. За разработку и испытания «железной» части всех комплексов отвечает управление перспективных разработок, в которое входит отделы конструкторов, электроники и испытаний. За разработку электронных систем БПЛА и наземной части отвечает отдел электроники. Здесь же занимаются и сборкой электронных схем, а они у «Инделы» тоже все свои, за исключением нескольких готовых узлов. Испытывает разработанные этими двумя отделами и собранные на производстве аппараты и отдельные узлы команда отдела испытаний, куда входят инженеры, техники и пилоты, имеющие практический авиационный опыт. Команда регулярно выезжает на полигоны недалеко от Минска, где проводятся полевые испытания и отработка алгоритмов.

«Разработка софта для беспилотников идёт на двух уровнях. Первый – Embedded, этот софт отвечает за «мозги» вертолёта на борту – микроконтроллеры, ПЛИСы и др. Всё это пишется на «Ассемблере» или C. В результате мы в любой момент можем перейти на другую платформу и практически не менять код, – поясняют в компании. – Второй уровень – наземная станция управления и её пользовательский интерфейс. Здесь самой важной является синхронизация, согласованность должна быть максимальной. Кроме того, оператор наземной станции должен очень быстро реагировать на какие-либо изменения показаний, так что все они должны отображаться очень наглядно. А ведь параметров на экран выводится очень много. Следовательно, пользовательский интерфейс требуется максимально лёгкий и интуитивно понятный, чтобы все эти параметры постоянно были на виду».

Беспилотное кораблестроение.

Беларусь – одна из очень немногих стран, в которых созданы беспилотные не только летающие, но и плавающие аппараты. Еще в 2013 году был создан и испытан первый в Евразии беспилотный катер. В ноябре того же года на Цнянском водохранилище под Минском журналистам впервые продемонстрировали так называемый многоцелевой морской беспилотный комплекс, состоящий из катера и пункта управления.

Сам катер силуэтом похож на типичный скоростной катер длиной 6,3 м., шириной 1.8 метра, покрытый камуфляжной раскраской и без каких-либо окон. Корпус выполнен из композитных материалов. При этом катер совершенно непотопляем, так как все пустоты в корпусе заполнены вспененным полиуретаном, так что затонуть машина не сможет, даже если захочет. Дальность плавания составляет 360 километров, длительность – 5 суток. Полезная нагрузка – 340 кг. Катер оснащён дизельным двигателем и, в зависимости от условий эксплуатации, может оснащаться гребным винтом или водомётным движителем. Максимальная скорость составляет 55 узлов (около 100 км/ч).

Для связи с пунктом управления используются спутниковые каналы и радиочастоты. На местности машина ориентируется при помощи систем GPS и ГЛОНАСС, а если не может – использует дополнительные источники навигации. При необходимости, запомнив пройденный маршрут, может самостоятельно вернуться на базу.

Опытный образец первого многоцелевого морского беспилотного комплекса создан в рамках межгосударственной кооперации компаний из Китая, России и Беларуси при поддержке Делового клуба Шанхайской Организации Сотрудничества (ДК ШОС). Проект реализуется под руководством рабочей группы по судостроению Секретариата Делового Совета ШОС в рамках программы «Композиционное Кораблестроение».

Когда проект многоцелевого морского беспилотного комплекса будет окончательно реализован, «на выходе» мы увидим автономную систему с возможностью автоматического, полуавтоматического и ручного управления. В состав такого комплекса войдут несколько скоростных беспилотных катеров и единый пункт управления, размещенный на берегу или обитаемом судне. Его назначение – проведение поисковых и спасательных операций, контроль экологической обстановки, а также сбор видео-информации и передача в режиме реального времени на береговой пост управления. К примеру, в Беларуси такой катер предполагается использовать для противодействия браконьерам на реках и озерах, а также в интересах пограничной службы – например, на Днепре, по которому проходит часть государственной границы с Украиной.

Продолжение следует…

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Беларусь вооружается своим. Часть 2: авиация боевая и не очень.

Беларусь вооружается своим (Часть 1).

 

Logo_руна