Беларуская армия: между декларативной поддержкой и неготовностью практически чем-то жертвовать

460

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

24 июня Лукашенко подписал «закон об отсрочках». На сайте president.gov.by необходимость очередной законодательной инновации была прокомментирована следующим образом: «Закон принят в целях поддержания постоянной боевой готовности Вооруженных сил в условиях активизации военной деятельности в мире и Европе. Кроме того, существуют объективные демографические проблемы: существенно уменьшилось количество молодых людей призывного возраста».

«Кто не хочет кормить свою армию, тот будет кормить чужую». Этому высказыванию Наполеона пошла уже третья сотня лет, но своей актуальности оно не потеряло. Об этом на торжественном собрании ко Дню Независимости 2 июля напомнил Лукашенко в своем выступлении.

В силу своего положения между Европой и Россией у Беларуси имеется два альтернативных варианта защиты страны: обратиться к НАТО и вступить в состав России. У обоих вариантов есть свои сторонники. Первый с удовольствием готовы принять «те, которые пописывают в интернете», второй – «он нам ближе». Его «по крайней мере, на первых порах, для нашего поколения хватит». Но в адрес как первого, так и второго вариантов с трибуны Дворца Республики прозвучало решительное «нет» и «я не хочу».

Но не все так безнадежно. Беларусь – не восточная окраина Европы и не западная окраина России. Поэтому «остается третий вариант: сами будем защищать себя. И те, кто пописывает, так и размышляют. Только думают, что не они будут с ружьем ходить от Бреста до Смоленска, не они будут на бронетехнике, в самолетах летать, защищая нашу страну, а те, которые не могут поступить никуда, и так далее и тому подобное. Вы хотите, чтобы было так? Я – нет. После меня – пожалуйста», – подвел черту под вариантами Лукашенко.

Отношение главы государства к армии и к силовым структурам в целом, полагаю, в комментариях не нуждается. Разобраться с общественным мнением сложнее, но кое-что наскрести по социологическим сусекам можно.

При ответе на стандартный вопрос социологов НИСЭПИ «Доверяете ли Вы следующим государственным и общественным институтам?» армия неизменно оказывалась в лидирующей тройке. Приведу данные опроса за декабрь 2015 г.: православная церковь – 65,2%, армия – 47,2% и президент – 45,4%. От армии ненамного отстали милиция – 41,3% и рыцари плаща и кинжала (КГБ) – 40,3%.

А вот как выглядел список лузеров: политические партии, которые поддерживают нынешнюю власть – 21,4%, оппозиционные политические партии – 12,6% и протестантская церковь – 9,5%.

В «нашей России» шорт-лист доверия институтам выглядит аналогичным образом. Прокомментирую его с помощью директора «Левада-центра», социолога Льва Гудкова: «Опорные, символически наиболее значимые институты социального порядка в России (национальный «лидер», плебисцитарный президент, церковь, армия, политическая полиция) держатся на антимодернистском патернализме, посттоталитарном или остаточном великодержавном традиционализме».

Для институтов, расположившихся в нижней части, у социолога имеется свое объяснение: «Частный бизнес, гражданские организации или иные негосударственные социальные новообразования последних двадцати лет, выпадающие из привычной картины планово-распределительной, централизованной государственной экономики, наталкиваются на сильнейшее недоверие населения (прежде всего бедной и депрессивной периферии, где новые рыночные отношения не сформировались или представлены еще в своем примитивно-хищническом виде) и воспринимаются как нелегитимные, мошеннические и полукриминальные, даже если они формально не преступают закон».

Популярность авторитарных институтов в обществе, вышедшем из сталинской шинели, не должна удивлять. Доверие к институтам власти, выполняющим роль символов «единства партии и народа», являются тем «клеем», который удерживает вместе атомизированных граждан.

Высокий уровень доверия армии сочетается в Беларуси с практически нулевым интересом к ее проблемам, что подтверждается ответами на вопрос «Какие реформы, на Ваш взгляд, А. Лукашенко должен провести в течение следующих 12 месяцев?» (НИСЭПИ, декабрь 2015 г.). В тройке лидеров оказались «экономические реформы (15%), «повышение зарплаты» и «улучшение медицинского обслуживания» (10%).

Низкие значения лидеров следует объяснить тем, что вопрос был задан в открытой форме, т.е. варианты ответов респондентам не предлагались. При такой постановке вопроса необходимость реформировать армию отметило только 0,2% респондентов.

Вопреки мнению, активно внедряемому в общественное сознание пропагандой, беларусы не связывают патриотизм с армией (см. табл.). Опрос социологами НИСЭПИ был проведен в декабре 2013 г., т. е. до аннексии Крыма Россией и последовавшими за ней боевыми действиями на Востоке Украины. Поэтому не исключено, что сегодня роль мощной армии в качестве фактора роста патриотизма оказалась бы выше.

Что, по Вашему мнению, способствует патриотизму граждан Беларуси?* (1 – меньше всего способствует, 9 – больше всего способствует)

Вариант ответа 12-13 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Возможность чувствовать заботу со стороны власти 3 2 4 5 8 10 14 17 36
Уверенность в том, что власть защитит своего гражданина за рубежом 2 3 5 8 8 10 16 19 30
Возможность гордиться достижениями  страны экономике, науке, искусстве, спорте 2 2 5 5 12 12 15 18 27
Чувствовать себя частью единого беларуского народа, его культуры 3 5 6 10 13 12 16 15 21
Иметь возможность выбирать президента страны, парламент, местные советы 3 4 8 8 13 15 17 12 19
Иметь беларуское гражданство 7 6 9 11 13 9 14 13 18
Наличие мощной армии 9 11 8 8 12 10 11 10 18
Чувствовать свое отличие от представителей других государств 5 11 11 8 13 8 15 10 17

* Таблица ранжирована по последней колонке

Таблица наглядно иллюстрирует господствующие в беларуском обществе патерналистские настроения. И дело тут не только в оставшемся от советского прошлого социальном атавизме. Среднестатистический беларус должен не доверять бизнесу и рынку, быть несамостоятельным, бояться политики и зависеть от государства. На формирования такого социокультурного типа человека и направлена государственная пропаганда.

Доверие армии не трансформируется в общественном сознании в потребность роста ее влияния на государство. В июне 2012 г. (НИСЭПИ) только 14% респондентов указали на то, что в будущем влияние армии должно возрасти, что на 12 процентных пунктов ниже, чем у оппозиционных партий. В лидерах же оказались профсоюзы (41%), предприниматели (40%) и, как это не покажется странным, национальное собрание (29%).

Не исключено, что в таком ранжировании надежд по поводу перспектив влияния тех или иных институтов, сказывается усталость простого человека от «беларуской модели» с ее гипертрофированной ролью бюрократии.

Если же, подражая Лукашенко, пойти «от жизни» и обратиться к списку престижных профессий, то вне конкуренции окажутся IT-специалисты (51%). Далее, согласно опросу социологов Информационно-аналитического центра при президенте РБ, проведенного в 2017 г. среди молодежи, следуют врачи и фармацевты (19%), военные, сотрудники МВД, МЧС и юристы (15%), бизнесмены и строители (11%). Другие профессии указали 10% и менее участников опроса.

Что привлекает современную молодежь в армию? В первую очередь стабильный и высокий заработок и то, что сегодня называют «социальным пакетом».

Еще один интересный результат был получен специалистами Института социологии НАН Беларуси, изучавшими в 2017 г мотивацию в командных видах спорта. Студентам Минского института управления (МИУ) был задан, в частности, следующий вопрос: «Какая у Вас мотивация для занятий физической культурой и спортом?» По сложившейся уже традиции выделим три самых популярных ответа: «Приобрести красоту фигуры» (83%), «Укрепить свое здоровье» (75%), «Развить силу воли, решительность, смелость» (48%). Вариант ответа «Воспитать физические качества для службы в армии» (2%) оказался наименее популярным.

Оценивая отношения беларусов к армии, необходимо помнить о двух уровнях ценностей: коллективных (символических) и бытовых, которыми люди руководствуются в своих повседневных практиках. Первый уровень в значительной степени декларативный. Поэтому не следует удивляться высокому рейтингу доверия армии. Но при этом большинство беларусов чем-то жертвовать ради укрепления армии не готовы, в том числе и перерывом в образовании, как того требует «закон об отсрочках».

Сергей Николюк, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна