Беларуские бонусы в конфликте России и Украины. Окончание.

1189

Вы прочитаете этот текст за 9 минут.

Полезная труба

Развитие конфликта в Украине и вокруг неё сделало эту страну закрытой для транзита российского газа в Европу. А проекты типа «Северного потока-2» или «Турецкого потока» пока остаются лишь на бумаге либо разрушаются по политическим мотивам. В этих условиях резко возрастает значение Беларуси как достаточно надежного транзитера в Европу российского газа и нефти.

Известно, что в правительстве Беларуси неторопливо и без особой огласки, но все же ведутся переговоры с «Газпромом» о возможности строительства на территории Беларуси газопровода «Ямал-Европа-2» – второй «нитки» газопровода «Ямал-Европа». Идею такого строительства еще в 2012 году озвучил лично Владимир Путин. Для Беларуси строительство газопровода означает многомиллиардные инвестиции, а в дальнейшем – доходы от транзита газа и за аренду земли для газотранспортной инфраструктуры.

Ещё до событий в Украине проект «Ямал-Европа-2» обсуждался за закрытыми дверями на встрече Александра Лукашенко и Владимира Путина 15 марта 2013 года в Санкт-Петербурге. «Лукашенко увидел отличную возможность отобрать транзит газа у несговорчивой Украины, не желающей сотрудничать напрямую с «Газпромом», – сказал тогда «Газете.Ru» один из беларуских экспертов. – «Газпром» планирует на треть увеличить транзит через Беларусь (около 15 млрд куб. м в год). Это позволит «Газпрому» не только сэкономить на поставках в Европу, но и надавить на Киев. … Беларусь постепенно отбирает транзитную роль у Украины».

Вскоре после тех переговоров, 3 апреля 2013-го, президент России на встрече с главой «Газпрома» Алексеем Миллером заявил о необходимости вернуться к проекту газопровода «Ямал-Европа-2». «Мы в связи с «Северным потоком» и «Южным потоком» фактически отказались от проекта Ямал-Европа-2. По «Южному потоку» мы уже практически начали работы, и я просил бы вернуться к проекту Ямал-Европа-2», – сказал тогда Путин. «Мы прорабатываем варианты строительства газопровода по территории Беларуси с пониманием того, что сегодня транзит через территорию Беларуси по трубопроводу Ямал-Европа является самым экономически эффективным», – ответил Алексей Миллер.

Теперь, когда транзит через территорию Украины сворачивается, проект газопровода через Беларусь вновь становится актуальным. Со стороны Европы его лоббирует польская компания EuroPol Gaz, которая уже является собственником газопровода «Ямал-Европа» на территории Польши (684 км). Её основные акционеры – «Газпром» и польская компания PGNiG SA.

Если проект «Ямал-Европа-2» будет реализован, протяженность нового трубопровода составит около 2000 км. По имеющимся оценкам, он обойдётся «Газпрому» в USD 5,5-6 млрд. В ходе строительства примерно USD 2-2,5 млрд придётся потратить на беларуский участок «Ямал-Европа-2», и для беларуской экономики это будут очень серьезные инвестиции.

Новые реалии 2016 года

С 1 января 2016 года вступило в силу российское продуктовое эмбарго для Украины. В частности, Россия запретила ввоз сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является Украина. Кроме того, с 1 января прекращено действие зоны свободной торговли с РФ, по условиям которой украинские товары поступали на территорию России по нулевой ставке таможенного тарифа. С нового года тариф для украинских товаров в среднем 6%. Эти жесткие торговые меры в отношении Украины были введены Российской Федерацией в ответ на решение Киева не откладывать введение Соглашения о зоне свободной торговли между Украиной и ЕС.

Уже через день после начала действия российского эмбарго премьер-министр Украины Арсений Яценюк заявил, что Украина выходит из зоны свободной торговли с Российской Федерацией, поднимает пошлины на все российские товары и вводит торговое эмбарго на ряд товаров, изготовленных в РФ. «Наш ответ следующий. Украина выходит из зоны свободной торговли с Российской Федерацией, поднимает пошлины на все российские товары и вводит торговое эмбарго на продовольственные товары, изготовленные в Российской Федерации, а также на товары машиностроения и вагоностроения, – сказал Яценюк. – Мы действуем зеркально. Не мы начали эту войну. Но агрессор будет наказан».

Результатом этих решений просто неизбежно станет новая роль Беларуси – как страны-посредника, транзитёра (в том числе в «серых» торговых схемах) между Россией и Украиной. Собственно , эта роль видна уже сейчас: Беларусь уже стала главным импортером украинских фруктов. По данным украинской налоговой службы, в ноябре беларуские фирмы закупили 99,63% (!) экспортируемых украинских фруктов на сумму в USD 554 тыс. Главные статьи украинского плодового экспорта в Беларусь – яблоки, сливы, груши, персики, абрикосы, арбузы и дыни.

В самой Украине никто не сомневается, что беларуские фирмы-посредники просто перепродают эти фрукты в Россию под видом беларуской продукции. В самом деле, если украинские дыни или персики еще могут быть интересны самим беларусам, то яблок, слив, вишен и прочих груш на нашем рынке и так с избытком. То есть беларуские посредники во многих случаях просто перепродают овощи/фрукты в Россию, оформляя сертификаты как на беларускую продукцию. Об этом свидетельствует и заявление «Россельхознадзора» о том, что только за 2015 год его специалисты выявили 445 партий нелегальных овощей и фруктов, поставлявшихся из Беларуси в Россию.

Но для Беларуси не менее важен другой указ, который подписал Владимир Путин. Это указ о мерах по обеспечению экономической безопасности и национальных интересов РФ при транзитных перевозках грузов из Украины в Казахстан через российскую территорию. Согласно документу, такой транзит возможен только через территорию Беларуси. Это касается автомобильных и железнодорожных перевозок. Контейнеры с товарами должны быть оснащены системами идентификации (пломбами), в том числе на основе спутниковой системы ГЛОНАСС. Понятно, что на таком транзите (и под видом такого транзита) Беларусь сможет немало заработать.

Выйти из-под контроля Москвы

Российская Федерация – основной торговый партнёр Беларуси. Её доля во внешнеторговом обороте колеблется от 40% до 47% в зависимости от года (на протяжении последних 10 лет). Между тем, официальный Минск уже давно начал долгую и не публичную работу по уменьшению зависимости от РФ. На протяжении 2004-2010 гг. доля России во внешнеторговом обороте страны уменьшилась с 58% до 46%. Еще в 2010 году на самом высоком уровне прозвучали высказывания о том, что «увлекаться одним партнёром нельзя и не выгодно». В том же 2010-м был реальный шанс нормализовать отношения с Западом и вырваться из братских объятий. Но случились выборы президента и разгон акций протеста. Результат – закручивание гаек внутри Беларуси и ужесточение международных санкций. Этим в полной мере воспользовалась Россия, форсировав для Беларуси преобразование Таможенного Союза в ЕАЭС на выгодных для Кремля условиях.

То, что Беларусь старается использовать события в Украине для выхода из-под контроля Кремля, стало понятно уже во второй половине 2014 года. Практически с самого начала конфликта беларуские государственные СМИ заняли нейтральную позицию в освещении украинского кризиса. Как во время событий на Майдане, так и после начала российской агрессии. Более того, Александр Лукашенко встретился с новым руководством Украины практически сразу после бегства Януковича. И уже тогда заверил переходные власти в своей поддержке. Причём не только на словах. Контролируя более 50% украинского рынка топлива, Беларусь могла вызвать коллапс в Украине ещё в марте 2014-го – просто переведя расчёты на предоплату. Вместо этого власти Беларуси пошли на увеличение поставок топлива на условиях «отсрочки платежа». В дальнейшем Беларусь не признала факт аннексии Крыма, а Лукашенко демонстративно отправился в Киев на инаугурацию Петра Порошенко.

К концу 2015-го окончательно стало понятно, почему официальный Минск поддержал европейскую ориентацию Украины:
— тесные торговые контакты с Украиной дают возможность выхода на рынки других государств, в том числе ЕС. Уже сейчас Беларусь работает во многом как страна-посредник – не только в политике, но и в экономике, обеспечивая мостки между рынками ЕС-Украины и России;
— агрессивная политика Кремля по отношению к соседям подстёгивает официальный Минск к поиску других союзников;
— российский рынок, в связи с кризисом в РФ (падение цен на нефть + санкции) и падением рубля теряет привлекательность для беларуских экспортёров;
— сама Российская Федерация перестаёт быть источником «длинных и дешёвых» денег для Минска;
— за прошедшее десятилетие Беларусь серьёзно продвинулась в развитии транспортно-логистической инфраструктуры по оси север-юг. В том числе в ключевых вопросах – поставках углеводородов. А появление терминалов СПГ, разработка сланцев и укрепление сотрудничества в Балтийско-Черноморском регионе – это хорошие шансы монетизировать вложения в транспорт и логистику;
— внутри самой Беларуси усиливаются тренды последних 10 лет по поддержке самостоятельности страны. В частности, согласно соцопросам, до 25% населения готовы с оружием в руках воевать против России (если та попытается силовым способом «углубить интеграцию»);
— поддержка Украины позволяет Беларуси напрямую включаться в региональные проекты по диверсификации поставок энергоносителей. Начиная от системы газо- и нефтепроводов по оси север-юг, которая практически была готова ещё три года назад;
— конфликт по линии Россия-Украина создал предпосылки для выработки новой системы региональной безопасности – с появлением новых центров силы. Именно поэтому в Беларуси активизировалось развитие ВПК, а Лукашенко прямо заявляет про необходимость «американского присутствия» в регионе – всё это позволяет Минску, «сохраняя лицо», дистанцироваться от ОДКБ;
— украинское сельское хозяйство неплохо выглядит относительно других отраслей, но отстаёт от соседей по выработке добавленной стоимости – переработке продукции.

Беларуско-украинское сотрудничество в этой сфере способно перерасти в масштабный проект «восточноевропейского продовольственного узла».

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Беларуские бонусы в конфликте России и Украины. Начало.

Logo_руна