Беларуские бонусы в конфликте России и Украины.

1333

Вы прочитаете этот текст за 10 минут.

Так получилось, что Беларусь оказалась единственной страной в регионе, которая получает сплошные выгоды от войны на востоке Украины и от российско-украинского конфликта в целом. Конечно, мы этого не хотели. Однако от сложившегося порядка вещей никуда не деться, и уже почти два года беларусы со всей своей недюжинной крестьянской смекалкой используют представившиеся им возможности.

Два года спустя

21 ноября 2013 года в Киеве начались протесты, которые в феврале 2014 года закончились сменой власти в стране. За которой последовал вооруженный конфликт с Россией. Эти события коренным образом изменили политическую ситуацию во всем регионе, усугубили имеющиеся экономические проблемы не только в Украине и России, но и в странах тесно с ними связанных, разрушили систему региональной безопасности, девальвировали и без того невысокую «стоимость» международного права.

События, начавшиеся почти два года назад, привели к тому, что Беларусь и все страны региона Центральной и Восточной Европы оказались в новой реальности. При этом Беларусь получает от конфликта две группы выгод: политические и экономические. Причем если экономические выгоды получает вся страна в целом, то политические – почти исключительно достаются лично Александру Лукашенко.

Украинский вопрос как фактор выборов

В октябре минувшего года в Беларуси прошли очередные президентские выборы. Впервые Лукашенко пришлось проводить их не на фоне экономического подъема, а в условиях жесткого кризиса: повышать зарплаты и пенсии накануне голосования в этот раз не получилось. В этой ситуации гражданский конфликт в Украине стал для беларуского лидера настоящим подарком. «Я – единственный гарант стабильности. Если не будет меня, оппозиция вам быстро устроит то, что сейчас вы видите в Украине», – таков был посыл Александра Лукашенко беларускому электорату.

И этот посыл сработал: на фоне бурных событий в Украине произошла стабилизация политической ситуации внутри Беларуси. Проще говоря, рядовые беларусы испугались, сработал рефлекс «лишь бы не было войны». На этом фоне и политическая оппозиция в этот раз побоялась «раскачивать лодку», понимая, что поддержки у избирателей она не получит. Результат закономерен – уже пятая подряд победа Лукашенко.

Минск – лучший друг Москвы

Украинский конфликт не прибавил России сторонников в регионе. Более того, и в мире сегодня из явных союзников остались разве что Беларусь да Никарагуа. Китай всегда себе на уме, Армения возобновила переговоры о торговом партнёрстве с ЕС и даже Куба бросилась налаживать отношения с США. В такой ситуации Кремлю приходится ценить даже таких неоднозначных союзников, как официальный Минск. В случае с Лукашенко «ценить» означает прежде всего «поставлять дешевые энергоносители и поддерживать кредитами».

При этом глава Беларуси позволяет себе многочисленные и демонстративные вольности: например, несмотря на сильное давление Москвы, он так и не признал независимость Абхазии и Южной Осетии. А в 2014-м продолжил заигрывать с Западом, не признавая уже переход к России Крыма и демонстративно поддерживая Петра Порошенко. В 2015-м – оскорбительно-демонстративно отказался размещать на своей территории российскую военную авиабазу. Более того, в конфликте России с Турцией беларуский президент не то что не поддержал Россию – скорее, наоборот. Стал говорить о «дружественной Турции» и предложил свои услуги в деле примирения Москвы и Анкары – что прозвучало как минимум оскорбительно для России.

Пока расчет Александра Лукашенко оправдывается: в ситуации низких нефтяных цен и раскручивания спирали санкций у России нет другой альтернативы, кроме как поддерживать своего единственного союзника на западном направлении.

Минск – лучший друг Европы

Еще два года назад Лукашенко был абсолютным enfant terrible европейской политики, единственным главой европейского государства, которому был официально запрещён въезд в Европейский союз. Но кому-то в Минске пришла в голову великолепная идея: использовать тот факт, что Беларусь сохраняет нейтралитет, но при этом непосредственно граничит и поддерживает тесные отношения с обеими сторонами российско-украинского конфликта.

В результате, проведя в Минске два крупных миротворческих саммита, Лукашенко смог изменить свой статус, получив титул чуть ли не главного европейского миротворца. Один только визит в Минск Франсуа Олланда и Ангелы Меркель дорогого стоил. Более того, даже очень относительный успех миротворческой миссии поспособствовал изменнию отношения к Беларуси в рамках «Восточного партнерства», открыл возможность получения новых кредитов от МВФ, и признания европейцами легитимности беларуских выборов – впервые после 1996 года.

Кроме того, тут важен психологический момент. Лукашенко любит себя и считает себя великим политиком. Отсутствие диалога и роль «младшего брата» в отношениях с Кремлём больно бьёт по его самолюбию. А вот роль посредника, миротворца, уважаемого человека и (в перспективе) одного из лидеров регионального объединения – хороший приз. И получил он его именно благодаря конфликту между Россией и Украиной.

Минское топливо для Киева

Одна из самых ярких демонстраций выгодности для Беларуси конфликта в Украине – действия нашей страны на украинском рынке нефтепродуктов. Беларуские поставщики после полугода упорной борьбы за украинский рынок дизтоплива вытеснили с него россиян. Причем воспользовались их же «оружием», оформляя на себя российское топливо, которое не может туда ввозиться по «политическим мотивам». Да и Мозырский НПЗ в значительной степени работает на поставки в Украину – это ни для кого не секрет. Злая ирония ситуации состоит еще в том, что топливо для Украины беларусы вырабатывают из безпошлинной российской нефти. (Напомню, что в ходе конфликта Украина потеряла второй по величине Луганский НПЗ.)

Правда, ещё в первой половине 2015 года ситуация выглядела не очень оптимистично. Доходы беларуских поставщиков упали из-за падения общемирового цен на нефтепродукты, сократились и объемы поставок. Например, если в январе 2015 года поставки в Украину были сопоставимы с январём 2014-го (114 тыс. тонн против 130 тыс. тонн), то в июне они заметно сократились (151 тыс. тонн против 217 тыс. тонн). Одновременно после некоторого перерыва активизировались российские компании. В июле 2015-го Россия поставила в Украину 182 тыс. тонн и впервые с ноября 2013 года обошла Беларусь (объём поставок – 167 тыс. тонн). Доля беларуского дизтоплива сократилась за год с 60% до 44%.

Но вновь беларусам помог Кремль. С начала октября поставки российского дизтоплива в Украину пошли на убыль из-за эмбарго, введенного Федеральной службой по техническому и экспортному контролю России. Эта служба выдает разрешения на ввоз на территорию Украины только в том случае, если украинские контрагенты предоставят российским экспортерам справки, что дизтопливо, масло и пр. не будут использоваться в военных целях.

В итоге, если поставки дизтоплива из Беларуси в течение 2015 года в среднем составляли около 150 тыс. тонн в месяц, то в ноябре в Украину было отгружено 272 тыс. тонн. Импорт «дизеля» из Литвы составил 92 тыс. тонн, Польши – 24 тыс. тонн, а из России всего 19 тыс. тонн.

Резкий рост объемов поставок дизтоплива из Беларуси участники рынка объясняют, в том числе, новой схемой, на которую в условиях эмбарго пошли поставщики из России. После введения запрета произведенное на российских НПЗ топливо начало сертифицироваться в Беларуси как ТДЭ (топливо дизельное экспортное) и отгружаться в Украину как беларуский продукт через беларуские компании. В числе посредников украинские и беларуские источники называют «Интерсервис» (владельцы Александр Шакутин и Николай Воробей) и «Энерго-ойл» (Алексей Олексин) (источник).

Также Беларусь остается лидером по поставкам в Украину импортного бензина. В ноябре с беларуских НПЗ было отгружено на украинский рынок 55,6 тыс. тонн этого топлива, из Литвы – 33 тыс. тонн, из Польши – 25 тыс. тонн.

Деньги и оружие

На фоне украинско-российского конфликта товарооборот между Беларусью и Украиной стабильно растет прежде всего в такой специфической сфере, как военно-техническое сотрудничество. За несколько последних лет Беларусь и Украина реализовали ряд совместных военно-технических проектов, в том числе с выходом на мировые рынки вооружений. Примеры совместной продукции – противотанковые ракетные комплексы «Скиф», «Шершень» и «Каракал», комплекс ПВО «Стилет», вертолет Ми-8МСБ (выпускается СП по производству вертолётов в Орше).

Кроме того, в 2015 году Беларусь поставила в Украину двигателей (и ремонтных комплектов) для легкобронированной техники (БТР, БМП) как минимум на USD 2 млн. Также Украина получила от Минска аккумуляторных батарей для танков и БМП на USD 2,19 млн. Беларусь обеспечила украинские артиллерийские и ракетные системы шасси от МЗКТ. МАЗ продал для Нацгвардии Украины военные грузовики и тягачи в объёмах, превышающих поставки украинского КРАЗ.

Беларусь участвует в ремонте боевой авиации для ВВС Украины. На беларуском 558-м авиаремонтном заводе в Барановичах ремонтируются и восстанавливаются украинские военные самолёты и там же, помимо работы с силовыми установками, модернизируется система управления огнём и обнаружения целей (источник). Уже в 2014-м Беларусь оказала Украине услуг по ремонту в 2,4 раза больше, чем в 2013 году. Сумма контрактов – USD 11 млн. Сюда же можно добавить часть из USD 3,4 млн за компьютерные и информационные услуги (перепрограммирование и модернизация систем наведения относится к данной категории).

Рост объёмов поставок по категории «радиолокационные и радионавигационные устройства» удвоился по сравнению с 2013 годом (аппаратура дистанционного управления). Контракты по поставкам турбовинтовых и турбореактивных двигателей оценены в USD 12,39 млн (в 2013 году – USD 122 тыс) – основным покупателем выступило ОАО «Оршанский авиаремонтный завод», проданный украинской компании «Мотор Сич».

Также Беларусь в 2014 году поставляла по различным каналам в Украину (в основном на нужды ВСУ и НГ) оптику для стрелкового оружия. В частности, монокуляров и тепловизоров на USD 1,7 млн (в 2013 – на USD 184 тысячи), коллиматорные и другие прицелы – на USD 1 млн, дальномеры и устройства прицеливания для техники – на USD 1,1 млн. Сюда нужно добавить устройства на жидких кристаллах (это мониторы, экраны прицельных устройств в БТР-4 и т. д.). За 2015 год данных пока нет, но точно известно, что тенденция к росту сохранилась.

Беларусь также старается использовать потенциал украинского военно-промышленного комплекса в своих целях, для налаживания собственного производства вооружений. Так, украинских специалистов с военных заводов приглашают переезжать в Беларусь прямо с семьями. Оружейников из Украины предполагается использовать, например, в ходе создания беларуских комплексов ПВО. В Беларуси для этого есть всё, кроме ракет, зато зенитные ракеты хорошо умеют делать в Украине. Так что подобное сотрудничество оказывается экономически очень выгодным.

Окончание следует.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Беларуские бонусы в конфликте России и Украины.

Logo_руна