Беларуское эхо украинских событий.

872

21.11.2013 в Киеве начались протесты, которые в феврале 2014 года закончились революцией. За которой последовала война с Россией. Эти события коренным образом изменили политическую ситуацию во всем регионе, усугубили имеющиеся экономические проблемы не только в Украине и России, но и в странах тесно с ними связанных, разрушили систему региональной безопасности, девальвировали и без того невысокую «стоимость» международного права.

События, начавшиеся почти два года назад, привели к тому, что Беларусь и все страны региона Центральной и Восточной Европы оказались в новой реальности. Этой теме и был посвящен круглый стол, состоявшийся 24.10.2015.

В мероприятии приняли участие политологи, общественные и политические деятели.

Основные тезисы выступавших.

Положение Беларуси. Страна оказалась в положении прифронтового государства, зажатого между слабопрогнозируемой Россией и Западом. Все это происходит на фоне резкого снижения порога применения силы, продемонстрированного Кремлем.

Обвал экономик двух основных торговых партнеров усугубил и без того не блестящее положение беларуской.

Самоизоляция и воинственная антизападничество России привело к тому, что для нашей страны закрылось основное (как это не парадоксально звучит) окно вестренизации.

Украинские события стали катализатором тех событий в беларуском обществе которые и так шли. При этом значение имеет не сам Майдан, а события в Крыму и на Донбассе. Произошел разрыв зависимости рейтинга власти от состояния доходов населения. Ранее власть обеспечивала доходы в обмен на политическую лояльность, сейчас же лояльность в обмен на выживание. Но для общества этот выбор был вынужденный. Потому как альтернатива нынешней власти – рыночная экономика, которая пока не воспринимается беларусами. Во многом это связано и с большим бюджетным сектором. В настоящее время количественно населения Беларуси, разделяющего западные ценности, составляет порядка 25% (для сравнения в России таковых менее 10%)

Беларуское руководство находится в тяжелейшей ситуации. После Крыма, Донбасса и Сирии у Кремля может возникнуть соблазн поддержать энтузиазм своих граждан (посредством внешней экспансии). При этом Беларусь выглядит достаточно уязвимой. Экономическая ситуация будет ухудшаться, выбор между РФ и ЕС для официального Минска — выбор между плохим и очень плохим. Причем не понятно, что хуже.

Беларуское общество в настоящее время про Майдан уже забыло. На повестке дня – Донбасс. Специфика текущей ситуации в том, что у беларуских националистов есть определенные точки соприкосновения с А. Лукашенко: ослабление экспансионистского потенциала России посредством её вовлечения в войны вдали от Беларуси, ужесточения давления Запада на Москву. И поддержка официальным Минском Украины — это шаги в верном направлении.

Война на Донбассе продемонстрировала пределы человеческого ресурса для внешней экспансии России. Русские «закончились» и на войну за «русский мир» отправили бурятов, чеченцев, осетин и др.

Не стоит забывать, что Беларусь осуществляла поставки и выполняла ремонтные работы для нужд украинской армии не бесплатно. Поддержка Минском Киева не секрет для РФ. Самостоятельность Беларуси ограничена вопросами безопасности России.

Положение Украины. Большим достижением является сам факт консолидированной позиции Запада (в широком понимании, включая Европу, США, Канаду, Японию и Австралию – совокупно порядка 1,1 млрд населения) по Украине.

Несмотря на все попытки, России не удалось и не удастся внести раскол в евроатлантическое единство. Европейцы напуганы действиями Кремля в степени достаточной для поддержания единой позиции против российской агрессии неопределённо долгое время.

Вопрос отмены санкций против России будет решаться только после полного освобождения всей территории Украины, включая Крым. Кроме того, надо учитывать, что помимо формальных санкций действуют и негласные ограничения, которые гораздо более жесткие и широкомасштабные.

На Западе нет единой позиции относительно успешности реформирования Украины: часть специалистов выражает разочарование, часть же указывает, что преобразования в Украине весьма впечатляющие, учитывая стартовые возможности страны.

Во всяком случае, Украине не стоит ожидать широкой щедрости со стороны Запада, основная часть работы должны быть проделана самими украинцами и за счет украинцев. В этом состоит важный урок для беларусов.

После Майдана есть требование общества на новые лица в политике. Но их пока не много. Проблемой является позитивное отношение украинцев к коррупции.

В течение длительного времени социальные лифты в Украине не работали. Это становится сдерживающим фактором реформ- их зачастую просто некому двигать. И нет концепций самих реформ. Именно этим диктуется востребованность «варягов» (иностранных специалистов), для которых украинские реформы — это часть карьерного успеха. Предполагается, что иностранные менеджеры будут привлечены в управление Киевской и Винницкой областями. Параллельно идет поиск новых украинских кадров и их привлечение во власть. Например, волонтеры в Минобороны.

Реформы идут с большой задержкой. Наиболее значимых результатов удалось добиться в финансовой сфере. В настоящее время украинская экономика начала выходить из кризиса, но население это почувствует лишь в мае 2016 года. Запад готов финансово поддерживать Украину, но украинцы пока не сформировали четкий план действий.

Борьба с коррупцией в Украине связана с политикой: компромат позволяет властям держать часть регионалов в Верховной Раде на коротком поводке.

Положение России. Страна спровоцировала не только конфронтацию с Западом, но и отшатнула от себя постсоветские государства. Большинство из них управляются авторитарными правителями. И каждый из них задал себе вопрос: «Кто следующий?»

Сжимающиеся экономические возможности не позволяют Москве столь же щедро оплачивать лояльность правителей СНГ. По сути на первое место все более выходит силовой рычаг. Который может использоваться в различном виде: военные базы, военно-политические блоки, внутренняя дестабилизация «дружественных» режимов с целью поставить их в зависимость от поддержки России.

Надежды на то, что «холодильник победит телевизор» пока не срабатывают. Российская пропаганда демонстрирует высокую эффективность. Война в Сирии подтолкнула рейтинг Путина даже выше, чем аннексия Крыма. Получается, что люди, не поддерживавшие войну с Украиной, поддержали войну в далекой Сирии. Общество не является сдерживающим фактором для российских властей. Очевидно, что в Кремле победила партия, которую условно можно именовать великодержавно-шовинистической. Преимущественно она представлена высокопоставленными выходцами из спецслужб.

В России формируется неототалитарный дискурс. Вероятность обращения к нему крайне велика. Неототалитаризм требует поддержания возбужденного состояния общества. В России нет общества в западном понимании. Российское общество — совокупность атомизированных индивидов, обществом их делает пропаганда. В этой связи высок запрос на символические вещи в т.ч. на «русский мир».

В РФ идет концентрация власти. Но как показывают предыдущий опыт, чем выше уровень концентрации власти — тем выше уровень насилия при смене элит.

Пока рано говорить о том какую роль сыграет война в Сирии в устойчивости России.

Положение в регионе. Сила, способная предотвратить российскую экспансию в регионе пока отсутствует. Соседние с нами страны НАТО находятся под символической защитой США. Но по мере развития шовинистической истерии в России, в Кремле американским фактором могут и пренебречь. Пока, правда, такое развитие событий выглядит скорее гипотетическим. В Москве присутствует сознание того, что российские амбиции не соответствуют возможностям. Но со временем нельзя исключать, что российская верхушка сама поверит.

Logo_руна