Без вести пропавшее Правительство.

999

Вы прочитаете этот материал за 8 минут.

После выборов прошло уже два месяца, но А. Лукашенко до сих пор не назначил новое Правительство. Судя по всему, его колебания – это отражение борьбы в его окружении. Борьбы между двумя равносильными группировками – «реформаторов» и «охранителей». Другая версия – он не назначает новый Совмин потому, что до сих пор нет ясности со стратегией развития страны. Впрочем, одна версия совсем не исключает другую. Попробуем разобраться.

Правительство, которого нет

7 декабря Александр Лукашенко провел очередное совещание с Правительством страны – обсуждали проекты прогноза, бюджета и денежно-кредитной политики на 2016 год. И в этом не было бы ничего необычного, если бы не один нюанс – этого Правительства формально не существует. В соответствии с Конституцией, Совет министров сложил с себя полномочия сразу после обнародования официальных итогов выборов – 16 октября. Так что сегодня есть просто группа чиновников, исполняющих обязанности Министров, и есть человек, исполняющий обязанности Премьер-министра. Это их по привычке СМИ и называют «Правительство».

Но с момента перевыборов действующего А. Лукашенко прошло уже два месяца. Никогда еще не случалось, чтобы он настолько долго не назначал новое Правительство. Конечно, в беларуской реальности сам Совмин как механизм экономической власти – лишь формальность. Но все же для властной вертикали есть разница, кто подписывает распоряжения и прочие документы – Министр, или его и.о.

Между тем, еще 20 октября Александр Лукашенко заявил, что «Правительство сформировано в основном еще до президентских выборов. Я об этом говорил, вторые президентские выборы так проходят. Люди должны знать, кто будет работать после выборов, если этого президента изберут». Но уже после инаугурации он заявил, что «не намерен формально, автоматом подписывать указы о назначении [министров]». То есть что-то не заладилось.

Но что именно? По одной из версий, дело в идущих сейчас переговорах с МВФ. Слишком важны для Беларуси эти USD 3 млрд, без них даже проводить деноминацию большого смысла нет – инфляция быстро превратит новые деньги в труху. Но если эти чиновники сейчас договариваются с МВФ, то логично, что им же и реализовывать договорённости. Тогда проще просто переназначить Правительство на новый срок и закрыть вопрос. Но Лукашенко этого не делает, значит дело не в МВФ.

Другая версия: Лукашенко не хочет назначать новое Правительство на фоне ожесточённой борьбы двух равносильных группировок в его окружении – «реформаторов» и «охранителей» (источник).

Дело в том, что тут возникает проблема с Премьер-министром. Кого назначить? Если его взгляды будут соответствовать взглядам «охранителей», то «реформаторы» просто станут саботировать работу такого кабинета. А если Премьером станет «реформатор», то противиться начнут уже «охранители». Что для власти ещё опаснее, ведь к этому блоку относятся главы силовых ведомств.

Можно, конечно, поставить Премьером некую компромиссную фигуру без выраженной личной позиции. Но тогда грызня между «охранителями» и «реформаторами» продолжится – и всё придётся начинать сначала. К тому же можно вспомнить, что текущий состав кабинета министров был сформирован «аварийно» на фоне кризиса декабря 2014-го и рассматривался аналитиками как переходное антикризисное «правительство банкиров» на время подготовки и проведения президентской кампании. То есть была задача – обеспечить стабильность на год, а там посмотрим.

Фактор Москвы

С достаточной долей уверенности можно предположить, что один из факторов, определяющих выбор нового Премьер-министра, – это фактор его отношений с Россией. Точнее, его ангажированности или не-ангажированности Кремлем. Потому что отношения по оси Москва-Минск сейчас довольно напряженные. Ради улучшения отношений с Западом (читай: кредита МВФ и облегчения торговли) Лукашенко в ходе выборов демонстративно отказался от размещения российской авиабазы – а в Кремле вопрос считали уже решенным. Теперь вот не стал рвать отношения с Турцией. Видно, что Путин недоволен – не случайно встреча двух президентов, назначенная на конец ноября, была отменена в последний момент.

Теперь Россия начала мстить. 8 декабря глава Минфина России Антон Силуанов заявил, что Беларусь снизила запрос на привлечение нового кредита Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР) до двух миллиардов долларов с трех миллиардов, но решение о выделении средств пока не принято. При этом Силуанов явным образом дал понять, что Россия негласно блокирует выделение кредита Беларуси, прикрываясь формальными поводами.

«Мы хотели бы получить конкретные результаты от реализации программы мер экономического развития, которые были заложены в план действий при получении этого кредита. Пока необходимых решений по реализации этих планов мы не увидели, поэтому отложили принятие решения об оказании финансовой помощи до того, как увидим конкретный результат», – сказал Силуанов журналистам, отвечая на вопрос о решении совета фонда по кредиту Беларуси.

«По Беларуси – мы видим здесь отклонение от первоначальных показателей по росту зарплат бюджетников, невыполнение ряда показателей, в том числе по динамике тарифов по услугам ЖКХ и по транспорту индексация тарифов и ряд других. Хотели бы определить более значимое количество структурных мер при предоставлении первого транша, поскольку он наиболее ёмкий – USD 500 млн из USD 2 млрд кредита», – сказал Силуанов. Он уточнил, что первоначально Беларусь запрашивала кредит на USD 3 млрд, но в процессе переговоров сумма уменьшилась до USD 2 млрд.

Все происходящее последние месяцы между Беларусью и Россией – это уже почти экономическая «холодная война». В такой ситуации Лукашенко меньше всего нужен Премьер, который мог бы оказаться под влиянием Кремля, став «шестой колонной» в руководстве страны. Но приближается конец года – и тот же самый Премьер должен будет подписать очередные соглашения по поставкам беспошлинной нефти и самого дешевого за пределами России газа. Противоречие практически неразрешимое. Потому и нет до сих пор ни нового Премьера, ни нового Правительства.

Проблема стратегии

Если же отвлечься от конкретных персоналий, то можно предположить: Правительства до сих пор нет по той простой причине, что нет и внятной стратегии развития страны. Косвенно об этом свидетельствует и то, что до сих пор не проведено Всебеларуское народное собрание – ведь на нем традиционно глава страны рассказывает о том, что и как будет делаться в предстоящую пятилетку. Но сказать пока нечего – и «курултай» не проводят.

Можно предположить, что Лукашенко, который славится своей политической интуицией, понимает: некогда прославленная «беларуская модель» экономики исчерпала себя, ресурсы (если не считать влезания в долги) брать больше неоткуда. Пока он говорит про «совершенствование» этой модели – но это лишь слова. Прошедшие переговоры с МВФ показали: морально Лукашенко уже готов к реформам, включая такие непопулярные меры, как повышение пенсионного возраста, повышение тарифов ЖКХ и отказ от поддержки промышленности через инфляционные механизмы.

Если наблюдать за поведением беларуского руководителя достаточно внимательно, то заметно: он панически боится не самих реформ, нет, – но разговоров о них. Вот и 7 декабря прозвучало: «…Вместо конкретной работы ничего нельзя подбрасывать, в том числе непонятные новации».

«Непонятные новации» на языке Лукашенко – это те самые реформы, которые за считанные недели до выборов озвучивали на целом ряде форумов такие чиновники, как Николай Снопков и Кирилл Рудый, Василий Матюшевский и Александр Заборовский. Сразу же после выборов уже пятикратный президент в первой же речи «наголову разгромил» реформаторов из своего окружения. Но никто из идеологов реформ своего поста не лишился. То есть Лукашенко думает.

Очевидно, что именно отсюда вытекает и то, что народу Беларуси до сих пор не представили новый Совмин. Новое Правительство нужно формировать под новую стратегию развития. А её, этой стратегии, как раз и нет пока.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна