Больше денег силовикам? Отнюдь

1014

Вы прочитаете этот материал за 3 минуты

Рост расходов на содержание сектора национальной безопасности, предусмотренный в бюджете 2018 года, вызвал оживление среди СМИ и интересующихся тематикой. И послужил основанием для ряда умозрительных конструктов на тему «почему» и «для чего», ни один из которых не имеет отношения к объективной действительности.

Для того чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на динамику за последние годы. И тогда открывается совсем другая картина:

  1. В целом доля расходов на содержание силовиков в государственных доходах остается относительно стабильной в течение последних 5 лет. Несмотря на кризис безопасности, перераспределения бюджетных ресурсов в пользу сектора нацбезопасности не произошло. Рост доли расходов на содержание силовых ведомств в 2014 году в сравнении с 2013 носил плановый характер и не связан с внешними факторами.
  2. В номинальных величинах в сравнении с 2013-2015 годами расходы сократились и значительно. Что связано с общим падением доходов бюджета. Таким образом, мы лишь наблюдаем восстановление расходов до уровня предыдущих лет. Поэтому говорить об их росте можно очень условно.

Ниже приведена таблица расходов за период 2013-2018 годы, содержащая данные о бюджетах силовых ведомств, что позволяет более корректно оценить их потенциал. Показатели функциональной классификации расходов, «размазанных» по многим получателям, такой возможности не дают.

Показатели приведены в долларах США по среднегодовому курсу. Это связано с тем, что сектор национальной безопасности (особенно — армия) не просто ресурсоёмкая сфера. Но и импортоёмкая: Беларусь критически зависит от поставок вооружения и техники извне. Продукция отечественного ВПК в значительной мере также состоит из импорта.

В таблице не учитывается уровень долларовой инфляции, которая за период 2014-2017 годов составила порядка 6%. При этом рост цен на продукцию военного назначения превышает уровень инфляции.

Открытым остается вопрос о размере ассигнований на нужды национальной безопасности из внебюджетных закрытых фондов. Однако нет признаков того, что эти расходы кардинально меняют картину. Хотя с учетом небольших бюджетов силовых ведомств Беларуси они выступают важной поддержкой для их функционирования.

кликабельно

Приведенные данные подтверждают, что сектор национальной безопасности не является приоритетом для беларуских властей (в сравнении, например, с промышленным или сельскохозяйственным секторами). Основная цель руководства страны – это поддержание потенциала национальной безопасности на неком приемлемом уровне. Который, очевидно, по мнению властей – уже достигнут. В данном случае официальный Минск до начала текущего кризиса безопасности следовал в русле общеевропейской пацифистской политики.

После начала противостояния России и Запада (включая Украину), беларуские власти отдают приоритет скорее политическим и дипломатическим инструментам гарантирования безопасности. Адаптируясь при этом к новым формам вооруженного противоборства без эффективного роста финансовых расходов на содержание силовых ведомств.

Развитие собственного производства оружия и военной техники вызвано недружественной политикой Кремля (т.е. носит вынужденный характер), соображениями престижа государства и желанием занять свою долю на международном рынке вооружения (как часть политики по преодолению хронического отрицательного сальдо внешней торговли товарами).

Logo_руна