Будет ли зима «горячей»?

1863

В последние несколько месяцев оппозиционные политики и ряд связанных с оппозицией экспертов дают прогнозы относительно вероятного (а, по мнению многих, и неизбежного) социального взрыва уже ближайшими осенью или зимой, вызванного тяжелыми последствиями текущего политико-экономического кризиса в Беларуси. Уверенность в том, что массовые выступления неизбежны, настолько укоренилась в оппозиционной среде, что фактически ложится в основу планирования деятельности ряда организаций на ближайшую перспективу. Широкое распространение получило мнение, что оппозиции следует самоустраниться от участия в политической борьбе и подождать, пока кризис и массовое недовольство властями приведут к краху правящего режима.

Безусловно, экономический кризис в совокупности с очевидной неспособностью руководства страны противостоять ему, объективно способствует росту протестных настроений в обществе.  Подобные настроения усугубляются растущей усталостью нации от бессменного правления страной А. Лукашенко. Помимо этого, президентские выборы 2010 года продемонстрировали, что беларуская власть утратила способность к общественной дискуссии (т.е. недоговороспособна на внутриполитическом поле), предпочитая монолог. 

Уверенность в революционных потрясениях в ближайший осенне-зимний сезон еще более укрепляется тем, что и сам режим не исключает возможности массовых социальных протестов.

Однако, при ближайшем рассмотрении, все выглядит далеко не так однозначно.

Во-первых, беларуское руководство пытается сыграть на опережение, предотвратив массовые выступления снижением социального недовольства:

— предпринимаются меры по защите доходов наиболее уязвимых категорий населения: пенсионеров, инвалидов, семей с детьми;

— умеренно увеличен размер оплаты труда на предприятиях-экспортерах.

Во-вторых, надо отдавать отчет, что сами по себе стихийные выступления, даже если они будут массовыми и охватят различные регионы страны, пошатнуть существующий строй не способны. Опасность представляют лишь организованные и координируемые выступления. И власть активно действует, стремясь пресечь появление протестных лидеров либо структур, могущих организовать и возглавить выступления недовольных:

— нейтрализовано большинство оппозиционных политических организаций;

— активно собирается дискредитирующая информация в отношении политиков, способных возглавить протесты, с целью подрыва их авторитета;

— оппозиция продолжает пребывать (не без содействия беларуских спецслужб) в состоянии раздробленности и множественных внутренних конфликтов;

—  ужесточается контроль органов государственной безопасности за высокопоставленными беларускими чиновниками и военачальниками.

Кроме того, власти нанесли мощный удар по правозащитному движению Беларуси, арестовав А. Беляцкого. После 19.12.2010 именно правозащитники взяли на себя функцию «тылового» обеспечения политической оппозиции. Ими была организована юридическая и материальная поддержка оппозиционных активистов, ряд информационных кампаний  за пределами Беларуси, оказывалась помощь семьям осужденных по событиям 19.12.2010. Фактически, не политические партии и движения, а именно правозащитники и условно независимые средства массовой информации в основном и противостояли властям в текущем году.

Таким образом, власти стремятся не допустить появление явной альтернативы себе на внутреннем политическом поле. А протесты без выдвижения альтернативы существующему  руководству страны обречены на поражение.

В-третьих, даже скоординированный и направляемый массовый протест отнюдь не обязательно приведет к падению существующего строя. Однако положение руководства страны станет критическим в случае внешнего вмешательства. В связи с этим предпринимаются попытки к началу диалога с Западом, прежде всего, с ЕС. Именно в этом ключе следует рассматривать освобождение от отбывания наказания девяти осужденных по событиям 19.12.2010. Одновременно власть не прекращает попытки «продать» Западу миф «российской угрозы», рассчитывая на восстановление отношений и возобновление поддержки.

Параллельно, официальный Минск временно отказался от торпедирования основных интеграционных идей Москвы: Таможенного союза и Организации Договора о коллективной безопасности стран СНГ. Кроме того, демонстрируется готовность допуска российского капитала к приватизационным сделкам в Беларуси.

Именно внешнее вмешательство несет наибольшую угрозу для существующего политического режима в Беларуси. Однако, в настоящее время нет признаков, свидетельствующих о том, что США, ЕС или Россия готовятся предпринять действенные меры с целью смещения А. Лукашенко в рассматриваемый нами период.  

В-четвертых, несмотря на стремительное падение жизненного уровня и экономические трудности, властям пока удается не допустить массовой безработицы, т.е. ресоциализации больших групп населения. В целом, беларуская экономика испытывает нехватку рабочей силы. Преимущественно, рабочие руки требуются для выполнения низкооплачиваемых работ, однако необходимо учитывать и чисто психологический фактор: даже небольшой, но гарантированный заработок дает человеку уверенность в завтрашнем дне, а постоянное рабочее место – перспективу профессионального (а, следовательно, и материального) роста. Кроме того, несмотря на существенное снижение объемов строительства жилья с государственной поддержкой, власти не отказываются от нее полностью.

Таким образом, руководство страны стремится сохранить в обществе атмосферу оптимизма. И хотя это удается с трудом (по целому ряду причин), тем не менее, массовые группы люмпенизированного населения, готовые сменить существующий строй любой ценой просто в силу того, что терять им нечего и перспектив у них нет, в беларуском обществе на сегодняшний день отсутствуют.

В-пятых, для основной массы оппозиционных активистов всегда сохраняется возможность встраивания в существующий социально-экономический порядок (при условии прекращения политической деятельности) или эмиграции. Это позволяет не допустить радикализации оппозиции, превращения ее в революционную силу. 

Таким образом, помимо того, что вероятность массовых социальных протестов невелика сама по себе, опасность выступлений недовольных для существующего государственного  строя является скорее теоретической.

Однако есть признаки того, что режим может столкнуться с гораздо более опасным явлением, чем социальные протесты. Особенностью текущего политического противостояния является то, что впервые звучат призывы к давлению (включая силовое) на представителей власти и к экономическому саботажу (отказ от хранения сбережений в банках, досрочной оплаты коммунальных услуг, покупки отечественных товаров и.т.п.). И если давление на чиновников и представителей силовых структур само по себе будет низко результативным, то саботаж, теоретически, способен поставить страну на грань хаоса. Особенно, если  он будет подкреплен диверсионными действиями в отношении ключевых предприятий национальной индустрии. Беларуская экономика отличается сверхконцентрацией промышленного производства  на немногих предприятиях, большинство из которых одновременно являются и крупнейшими национальными экспортерами. Даже кратковременный перерыв в их работе, вызванный например разрушением инфраструктурных объектов (газо-, нефте-, продуктопроводов, линий электропередач и т.п.) будет иметь тяжелейшие финансовые и психологические последствия.

Logo_руна