«Частичная» мобилизация в России по регионам и направлениям

На фронт в Украину Кремль отправит жителей депрессивных российских регионов, предложив им альтернативную реальность с тезисом о необходимости защищать родину и деньги. А родственникам - перспективу получить компенсацию за не вернувшегося с войны «героя». 

751

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

Тема мобилизации в РФ для войны в Украине является одной из самых острых для мировых и российских СМИ. Особый интерес вызывает вопрос кому же все-таки вручают повестку и какой он – условно средний мобилизованный.

Тактическое поражение российской армии на востоке Харьковской области повлекло за собой существенную корректировку стратегии Кремля. Группировке вооруженных сил РФ в Украине критично не хватало ресурсов для активных и даже просто видимых действий на более чем тысячекилометровом фронте. Но при этом Кремль до последнего тянул с мобилизацией, которая стала неизбежной после успешной деоккупации Харьковской области.  Стало очевидно, что с наличными ресурсами ВС РФ не способны даже сохранять видимость успеха и Путин объявил «частичную мобилизацию». Указ Путина содержит весьма расплывчатые формулировки, а один из его пунктов засекречен (вероятно, тот где указано число мобилизуемых). Это затрудняет оценку того, имеет ли шансы мобилизация изменить неблагоприятный для Кремля ход войны. Принятый Путиным 21 сентября указ не дает ответ на вопросы о числе и географии мобилизуемых. Косвенно выяснить кого призывают и кого планируют отправить воевать в Украину можно проанализировав публикации в российских СМИ.

Предыстория

Сегодняшняя мобилизация напрямую связана с недавним набором «добровольцев» на войну в Украине. Не смотря на многочисленные весенние заверения официальных лиц РФ, растиражированных СМИ, о том, что российская армия не испытывает серьезной нужды в добровольцах для войны в Украине, уже летом была развернута целая кампания по привлечению желающих участвовать по контракту в «спецоперации» в Украине с обещанием высоких зарплат. СМИ активно убеждали получателя информации, что «добровольцы» идут воевать «не за деньги», а «по зову сердца», тем не менее настойчиво расписывали финансовые последствия подписания контракта.  Следовательно, в войне в Украине и до объявленной «частичной» мобилизации принимали участие не только кадровые российские военные, но и так называемые добровольцы, которых первых три месяца отправляли на фронт через батальоны «БАРС» (боевой армейский резерв страны), а позднее — через именные батальоны, которые формировались в регионах РФ.

Анонсировалось, что на контрактную службу не берут при наличии судимости, проблемах со здоровьем и низком уровне физической подготовки, но уже в июле появились данные о вербовке в ЧВК, в частности в «ЧВК Вагнера», осужденных к отбыванию наказания в виде лишения свободы. СМИ начали сообщать о неединичных случаях появления в колониях вербовщиков, предлагавших вступить в ЧВК и поехать на войну в Украину в обмен на деньги и амнистию. Скандальную известность приобрели несколько историй гибели осужденных на войне. В том числе 53-летнего Эдуарда Анисимова, который отбыл в колонии строгого режима меньше половины срока и был завербован «ЧВК Вагнера», а позднее был убит в Украине. Родственник Анисимова на условиях анонимности рассказал о последнем телефонном разговоре с заключенным, которому пообещали свободу через полгода службы по контракту в Украине и «финансовую помощь».

Примечательно, что акцент делался и делается на финансовой стороне участия в войне в Украине. Потенциального «добровольца-контрактника» заманивают возможностью «получать от 250 до 500 тыс. рублей в месяц» и обещаниями дополнительных премий и выплат.

«Добровольцы» из провинции

На фоне «частичной» мобилизации вызывает интерес разбивка по регионам как привлеченных контрактников, так и потерь. Самыми непродуктивными в привлечении так называемых добровольцев оказались московский и петербургский регион. Наиболее массово демонстрировали намерение попасть на фронт, судя по сообщениям росСМИ, Чечня, Тыва, Бурятия, Северная Осетия, Республика Алтай, Забайкальский Край, Дагестан, Марий Эл, Севастополь.

Ситуация с Чечней и отношением Рамзана Кадырова к войне в Украине безусловно показательна. Если в первые месяцы война выглядела как личное дело Р. Кадырова, то сегодня его позиция изменилась. Весной, по данным мониторинга ВВС в республике было признана гибель 12 человек, что было одним из самых низких процентных показателей в РФ на условных 100000 населения. При этом Р. Кадыров был частым гостем на федеральных телеканалах, активным поставщиком инфоповодов для росСМИ о якобы успешности войны в Украине.

По данным того же источника от 16 сентября Чеченская Республика поднялась на 15 с 65 место в РФ по количеству подтвержденных смертей на 100000 населения (127 человек). Необходимо учитывать, что Чечня крайне закрытый регион, и подтверждение информации о гибели местного жителя в Украине это скорее исключение, чем правило. Более того и специфика пиар кампании Кадырова о «непобедимости» чеченских бойцов препятствует подтверждению информации о массовости гибели их на фронте. Да и сам Кадыров заметно меньше стал делать резонансных заявлений.  На этом фоне абсолютно предсказуемым выглядит резонансная отмена им мобилизации в республике.

С остальными регионами-лидерами по «добровольцам» все достаточно прагматично.  Лидерство российской глубинки, преимущественно населенной  национальными меньшинствами, обусловлено целым комплексом причин. Безусловно главной является экономическая ситуация в конкретном регионе. Тыва и Бурятия — стабильные многолетние экономические аутсайдеры. И остальные регионы, демонстрирующие высокий уровень контрактников на фронт и не менее высокие потери, объединяет уровень доходов и безработицы и низкий – образования. По данным российской статистики усредненная зарплата в Северной Осетии, Республике Алтай, Забайкальском Крае, Дагестане, Марий Эл, Севастополе за 2021 год составила около 73% от среднероссийского уровня, в пределах 37 000 российских рублей. Например Дагестан занимает 77 место по уровню доходов населения из 85, Республика Алтай –78. При этом уровень безработицы местами превышает среднероссийский в пять раз. Для регионов характерен затянувшийся выход из перманентного экономического кризиса, продолжительный миграционный отток населения, плохое состояние здоровья населения, сопряженное с проблемой качества и доступности социальных услуг, повышенный уровень бедности как следствие безработицы и низкой заработной платы, натурализация экономики. То есть это глубоко депрессивные регионы, для жителей которых социальные лифты практически недоступны. А с учетом массированной кремлевской пропаганды и уровня образованности населения можно уверенно утверждать, что единственным реальным социальным лифтом на сегодня для молодых мужчин является служба по контракту в российской армии.

При этом необходимо еще учитывать особенности менталитета титульной нации конкретного региона и мифы, как традиционные, так и сформированные пропагандой. В современной России принадлежность к национальным меньшинствам — это практически приговор. Даже переехав в более благополучную во всех отношениях европейскую часть РФ, они будут ощущать себя людьми совсем не высшего, и даже не первого сорта.  Ксенофобия и этнические нападки в РФ давно воспринимаются как норма.

В результате можно говорить о крайне низкой цене человеческой жизни, о переносе образа врага-нациста на украинцев и восприятии «спецоперации» жителями регионов как «войны всего мира против России». И для молодого человека из такой среды без образования и перспектив возможность вырваться из этого порочного круга видится одна – подписать контракт и поехать воевать в Украину.  Российская пропаганда и региональная политика добилась того, что «добровольцы» из беднейших регионов готовы умирать и убивать, только чтобы с одной стороны получить шанс решить свои материальные проблемы и покинуть «малую родину», а с другой компенсировать чувство национальной неполноценности.

Рейтинг потерь

По информации собранной журналистами ВВС буквально по крупицам из районных газет, пабликов в социальных сетях, сайтам учебных заведений можно составить своеобразный рейтинг регионов по погибшим на войне в Украине. По данным на начало сентября на первом месте по количеству погибших Дагестан (301 жителей), второе место занимает Бурятия (267). Анти-лидерами являются также: Краснодарский Край, Башкортостан, Волгоградская область, Оренбургская область, Челябинская область, Ставропольский Край, Забайкальский Край и Ростовская область. Это цифры абсолютные, без учета населения регионов. На другой стороне рейтинга многомиллионная Москва всего с 23 не вернувшихся со «спецоперации», Московская область, Петербург, Югра, Ямало-Ненецкий АО, Якутия, Чукотский АО, Ярославская и Калужская области, то есть столицы с регионами вокруг и ключевые сырьевые регионы с высокими доходами и низким уровнем безработицы. Доля подтвержденный потерь на 100000 населения в Москве в 160 (!) раз ниже, чем у Тывы.

Примечательно, что по имеющейся информации большинство так называемых добровольцев и, соответственно, погибших, приходится на выходцев из небольших поселков и деревень, а больше половины из них – моложе 25 лет. Отсутствие работы и перспектив с одной стороны, пропаганда и анонсированный доход с другой делают из молодых жителей депрессивной российской глубинки идеальное «пушечное мясо».

Перспективы мобилизации

С учетом сложившейся ситуации, говоря о перспективах «частичной» мобилизации в РФ можно утверждать, что существующая диспропорция и логика в целом сохранятся. Умирать отправят жителей прежде всего депрессивных регионов и «национальных» окраин. Жители условно благополучных регионов, несмотря на заявление главы комитета госдумы по обороне Картаполова, массово призываться по разным причинам не будут.

По его словам «ожидается», что основная часть призывников «будет из центральных и западных регионов России, исходя из их мобилизационного ресурса». Однако на сегодня, в том числе по сообщениям в СМИ и соцсетям, можно утверждать, что имеет место уже сложившая диспропорция с перевесом «бедных» регионов. Жители благополучных регионов воспользуются отсрочкой, попробуют получить «бронь» или выехать из страны. Но главной причиной вероятного низкого уровня мобилизации является отсутствие мотивации. Причем мотивации не только у потенциально мобилизуемых, но и у власти, к которой жители, например, Москвы менее лояльны чем Улан-Удэ. Российские СМИ, ссылаясь на «близкий к правительству одного из регионов Центральной Сибири источник» утверждают, что предписания по числу людей, которых необходимо мобилизовать в их субъекте, «весьма низкое». Вероятно, это связано с тем, что в городах, особенно крупных и промышленно развитых, более критично, чем в малых населенных пунктах, относящихся к действиям власти, следовательно, и набирать из города большое количество людей не целесообразно и не безопасно. В городах поменьше, победнее и в отдаленных национальных регионах люди активнее записывались в так называемые добровольцы, а потому по логике Кремля, они спокойнее отнесутся и к пришедшей повестке.

Глава Чечни Кадыров в принципе отменил мобилизацию в республике. По официальной версии причиной стало то, что Чечня перевыполнила «спущенный план по отправленным на войну с Украиной бойцам на 254%». При этом в регионе продолжается принудительный набор так называемых добровольцев в кадыровские батальоны.  По информации правозащитников «добровольцами» становятся не лояльные к местной власти жители. Судя по некоторым косвенным признакам. Р. Кадыров стремится укрепить собственную власть в Чечне и видит себя и своих бойцов в роли своеобразного «поддержателя» порядка в регионе. Вероятность такого развития событий особенно возрастает на фоне беспорядков в Дагестане.

Настораживает информация о непропорционально высоком количестве мобилизованных крымских татар в Крыму.

Судя по логике развития событий на фронт в Украину Кремль вновь отправит жителей депрессивных российских регионов, предложив им альтернативную реальность с тезисом о необходимости защищать родину, а в виде пряника подбросит существенные, по меркам таких регионов, денежное довольствие, призрачные премии и выплаты, кредитные каникулы. А родственникам перспективу получить компенсацию за не вернувшегося с войны «героя».

Ольга Канашевич, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна