Что делать, когда считается, что делать ничего нельзя

428

Вы прочитаете этот материал за 8 минут

В культовом советском фильме «Чапаев» легендарный комбриг, используя в качестве подручного средства чугунок с картошкой, объясняет, где должен быть командир на различных этапах боя. Ограничусь последним абзацем разъяснения: «Решительными действиями отряда и его командира противник отброшен и обращен в бегство (смахивает со стола всю картошку). Наш отряд преследует отступающего в панике противника. Где должен быть командир? Опять впереди на лихом коне и первым ворваться в город на плечах неприятеля. Вот, соображать надо!»

Но какое отношение художественное послание братьев Васильевых из 1934 г. имеет к ответу на вопрос «Что делать?», вновь набирающему популярность в Беларуси?

Самое что ни на есть прямое. Подобно тому, как всякому овощу свое время, так и социально значимый вопрос может быть поставлен лишь там и тогда, где и когда сформировался соответствующий общественный запрос.

Последний всегда ситуативен. Утром на свежую голову мучают одни проблемы, вечером – другие. Поэтому командиру (политику) в реальной жизни чаще приходиться наблюдать картину боя с какого-нибудь возвышенного места, чем скакать впереди на лихом коне. Да и рядовым бойцам свои действия необходимо постоянно согласовывать с внешним контекстом.

Вспомним первую половину прошлого года с его попытками ответить на вопрос «Если не он, то кто?». Частным случаем решения этого вопроса были усилия оппозиции выбрать Единого с помощью праймериз. И кто сегодня об этом помнит, и кого сегодня это волнует?

Что понимать под политикой?

«Политика – искусство возможного». Не доверять автору афоризма, первому канцлеру Германской империи Отто фон Бисмарку у меня нет оснований. Да и кто я такой, чтобы не доверять общепризнанному авторитету?

Беларуское общество может находиться в двух состояниях – в спящем и в возбужденном. Соответственно, прежде, чем заняться поиском ответа на вопрос «Что делать?», необходимо разобраться с состоянием общества, т.к. для каждого состояния – свой ответ. Сделать это несложно. Вспомним, как вели себя беларусы до начала последней избирательной кампании и после ее старта, когда к сборщикам подписей начали выстраиваться длинные очереди. Но пик возбуждения прошел, и потому рассчитывать на летнюю массовость протестных акций больше не приходится.

Кроме того, ответ на сакраментальный вопрос будет зависеть от адресата. Одно дело – профессиональный политик, другое – обычный человек, чьи интересы при отсутствии электоральной мобилизации не поднимаются выше бытового плинтуса.

Начну с первых вопросом, сформулированным политологом Владимиров Пастуховым: «Что делать профессиональным революционерам в условиях отсутствия революционной ситуации?»

Мой вариант ответа: спящее общество для профессионалов – это возможность спокойно, не отвлекаясь работать головой. За примером для подражания далеко ходить не требуется. До 1917 г. Ленин двадцать лет посещал библиотеки в европейских столицах. Разумеется, этим его деятельность не ограничивалась, что и позволило ему в условиях революционной ситуации из партийных ячеек создать партию-рычаг, с помощью которого он перевернул мир.

Профессионалы себе работу найдут. Насколько она будет эффективной – другой вопрос. Но хочется верить, что многочисленные декларации западных партнеров по поводу финансовой поддержки гражданского общества в Беларуси реализуются. Поэтому за профессионалов я спокоен.

С обычными людьми сложнее. В массовые политические акции они были втянуты мобилизационной волной. Волна отхлынула, политика умерла. Или не умерла?

Если под политикой понимать массовые акции, то первый вариант ответа будет ближе к истине. Но что понимать под политикой? Один из отцов основателей политологии Макс Вебер под политикой понимал «любое действие по самостоятельному руководству». Поэтому каждый, кто ставит перед собой цели, является политиком. В остальных случаях он – подданный или раб.

Это первый шаг. Шаг второй сформулирую с помощью российского философа Александра Филиппова: «Политика есть там, где некоторая общность усматривает себя как единство через определенного рода организацию коллективных действий…»

Массовые протестные акции летом-осенью 2020 г. – пример таких коллективных действий. Акции закончились, но ощущение общности, порожденное коллективными действиями, не рассосалось. Его сохранение следует рассматривать в качестве первоочередной задачи в условиях постэлекторальной мобилизации, для чего следует изобретать новые формы коллективных действий, большинство из которых будет реализовываться в виртуальном пространстве.

Огорчаться этому не следует. На дворе информационный век. Сегмент виртуальной жизни с каждым годом все больше теснит сегмент жизни реальной. Не зря же авторитарные политики приравнивают Интернет к помойке.

Но двигаемся дальше. Стремясь кастрировать политику, государство для народа одновременно создает условия для ее воспроизводства. Поясню данный парадокс ссылкой на автора классической работы «Понятие политического» Карла Шмитта (1932).

Смысл политического классик видел в различении друга и врага: «Понятие «друг» и «враг» следует брать в их конкретном, экзистенциальном смысле, а не как метафоры или символы; к ним не должны подмешиваться, их не должны ослаблять экономические, моральные и иные представления, и менее всего следует понимать их психологически…»

В новогоднем обращении беларусам было предложено сделать 2021 г. годом народного единства. Однако по аналогии с пословицей «обещать – не значит жениться», предложить – не значит реально способствовать единению беларусов. Все делается с точностью до наоборот. Предстоящее VI Всебеларуское народное собрание всем нам эту азбучную истину наглядно продемонстрирует. Не зря же главный вдохновитель и организатор собрания своевременно разъяснил: «Мы должны все вместе собраться и образумить тех, кто сегодня этого не понимает».

Однако я погорячился. Власть кровно заинтересована в единстве, но исключительно внутри вертикали и среди своих сторонников. Отсюда набирающий популярность ярлык «предатели», который приклеивается с каждому, заявившему о несогласии с проводимым курсом.

Небольшой экскурс на сайт газеты «СБ. Беларусь сегодня». Сайт заработал в 2001 г., а первая публикация («Кто возвышает палачей Хатыни?»), содержащая слово «предатель», была размещена 23 марта 2002 г. На день написания настоящей статьи (5 февраля), т.е. за 10 лет, было размещено 358 статей, содержащих слово «предатель», в среднем по 36 статей в год.

В 2020 г. среднегодовая норма была перекрыта почти в четыре раза – 126 статей. Не сомневаюсь, что прошлогодний рекорд долго не продержится, т.к. на 5 февраля было выдана на-гора 31 статья.

Количественными изменениями дело, однако, не ограничилось. Современные предатели «Не только марионетки. Но и куклы с ярко намалеванными чертами: скудоумием и дуростью, подлостью и лживостью», – поясняет одно из золотых перьев самой солидной газеты страны.

По совету Раджива Ганди

Как прикажете с такими объединяться? А никто и не собирается. Главное для власти – отделить овец от козлищ, отделить тех, кто нуждается в сильной личности, от людей, способных к самостоятельному руководству (вспомним Макса Вебера).

«Если враг не сдается, его уничтожают», – писал в 1930 г. пролетарский писатель Максим Горький. До старта Большого террора оставалось семь лет, а до террора «маленького», унесшего на пике коллективизации (1932-1933) миллионы жизней, было уже рукой подать.

Беларусам, которым государство для народа постоянно напоминает об их предательстве помноженном на скудоумие (социологи в Беларуси к таким относят в первую очередь людей молодых, образованных, проживающих в больших городах), после 9 августа 2020 г. трудно оставаться вне политики. И не надо этого делать.

Напомню, политическое есть там и тогда, где и когда пропадают полутона между друзьями и врагами. А это как раз наш случай.

На спаде политического возбуждения важно не только что-то делать, но порой важнее что-то не делать. Вот как этот курьез поясняет российский политик Глеб Павловский: «Один политик дорогого мне 20-го века Раджив Ганди, кажется, я не вполне уверен, говорил, что отсчет собственных действий, собственных планов надо вести не от того, что я могу, а от того, чего не должно стать».

Программа минимум на сегодня – это недопущение перехода из сообщества тех, кого власть считает своими врагами, в лагерь сторонников власти (из лагеря протестунов в лагерь ябатек). Для тех, кто хоть раз получил дубинкой по голове, проблем тут не возникнет. Но куда важнее вновь не замкнуться на собственных бытовых проблемах, не перейти в привычное для постсоветского человека атомизированное состояние.

В очередной раз повторю политолога Екатерину Шульман: «Каждый человек, который делает что-то совместно с другими людьми, делает шаг к спасению своей Родины».

Конечным продуктом любых совместных действий, в том числе не связанных с политикой, является солидарность. А это как раз то, что сегодня нам все не хватает.

А чтобы чувство пессимизма не стало доминирующим, необходимо ясно осознавать, что одноразовых действий, позволяющих проснуться в другой стране, в природе не существует. Сюжеты русских народных сказок с их постоянным рефреном «ложись спать, Иванушка, утро вечера мудренее» не следует переносить на беларускую реальность.

Сергей Николюк, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна