COVID-2019 в Беларуси: дефицит доверия

1128

Вы прочитаете этот материал за 4 минуты

Эпидемия коронавируса, захлестнувшая мир, дает уникальный шанс наблюдать в режиме реального времени способность и готовность к реагированию на чрезвычайные ситуации беларуской системы государственного управления. И сделать некоторые выводы на этот счет.

21.03.2020 Александр Лукашенко дал поручение Председателю КГБ Беларуси Валерию Вакульчику «разобраться» с медиа-ресурсами, распространившими информацию о первом случае смерти в Беларуси от COVID-2019. Официально власти не отрицают, что умершая была инфицирована китайским коронавирусом. Но утверждают, что причиной смерти стало иное заболевание.

В ответ в беларуском сегменте Интернета можно наблюдать усиление мнения о том, что:

— власти скрывают (либо не знают) реальное положение дел с COVID-2019 в стране;

— ситуация гораздо хуже, чем об этом сообщают официальные источники;

— медикам запрещено ставить в качестве причины смерти COVID-2019, чтобы сдержать панику.

Параллельно появляются различного рода информационные материалы (анонимные аудиозаписи, посты в чатах) со ссылкой на неустановленный и непроверяемый первоисточник, подтверждающие вышеуказанные опасения.

Говоря о целесообразности «разборок» власти с источниками неудобной/лживой информации следует учитывать несколько моментов.

Первое: в каждом обществе есть сторонники конспирологических теорий. Которые зачастую приобретают квази-религиозный характер (заговор тайных обществ, антипрививочники, верующие в НЛО и т.п.). Равно как есть и люди по различным причинам не склонные доверять действующим властям. Поэтому теория заговора власть предержащих (в том числе и для утаивания информации) всегда будет иметь свою аудиторию.

Проблемы начинаются в тот момент, когда эта аудитория превышает определенные границы.

Второе: репрессии – неправильный ответ. Очевидно, что власть реагирует тогда, когда уровень потенциальной угрозы превышает некий допустимый порог. В ситуации, когда значительная часть общества подозревает власти в сокрытии информации по китайскому коронавирусу в Беларуси, их репрессивная реакция будет восприниматься как подтверждение нечестности правительства. Что приведет к своеобразной консолидации и укреплению внутренней уверенности в собственной правоте как недовольных, так и любителей конспирологии.

Третье: открытость и наращивание доверия – правильная реакция. В условиях, когда есть утверждение власти с одной стороны и противоположное утверждение часто анонимного источника с другой стороны, начинает работать сложившаяся репутация сторон. Которая и определяет уровень доверия аудитории к источнику.

К сожалению, исторически беларуские власти не демонстрировали поведения, направленного на укрепления доверия к ним. Информирование подменяется в государственных СМИ манипулированием и пропагандой. Преимущественно низкопробными и бездарными.

Объективно, у граждан Беларуси не так уж много оснований доверять собственному руководству.

Четвертое: беларуское информационное пространство встроено в более широкое русскоязычное информационное поле. Подавление беларуских источников неудобной для властей информации при наличии массового запроса на тематику COVID-2019 приведет к тому, что этот запрос будет удовлетворяться иностранными информресурсами. Которые беларуские власти проконтролировать не могут. В итоге де-факто передается инструмент информационного влияния на Беларусь в руки иностранных акторов. В том числе и недобросовестного влияния, с политическим целями. В предвыборный год и в условиях экономического кризиса — это выстрел себе в ногу.

Пятое: не стоит игнорировать несоответствующую реальности информацию. Её надо опровергать достоверными и проверяемыми инструментами. Разрушая тем самым доверие к недобросовестному каналу распространения такой информации.

Вывод. В условиях кризиса правильным для беларуских властей было бы поведение, направленное на наращивание уровня доверия со стороны общества за счет прозрачности, оперативности, адекватности представляемой информации.

Меры давления на источники распространения дестабилизирующих фейков могут быть оправданы только в том случае, если такие источники используются в качестве инструментов ведения более широкой подрывной кампании, ставящей или способной поставить под угрозу национальную безопасность страны. При этом власть должна четко и аргументировано доводить до общественности обоснованность жесткого пресечения распространения недостоверной или недоброкачественной информации.

Другие материалы по теме:

Covid-19 в Беларуси: странности подсчетов

Эпидемия Covid-19 потребует пересмотра структуры материальных резервов

Что же случилось в Ухане?

Covid-19 в Беларуси: провал коммуникации

Logo_руна