Дело «Вагнера»: четыре вопроса

383

Вы прочитаете этот материал за 3 минуты

Ситуация вокруг задержания 33-х вагнеровцев в Беларуси продолжает развиваться и обрастает различными версиями произошедшего. Более того, в последние дни вообще не совсем понятно, кого задержали: первоначально Председатель КГБ Валерий Вакульчик публично утверждал, что задержанные – бойцы т.н. ЧВК Вагнера; позднее госпропаганда стала применять к задержанным определение «предположительно бойцы ЧВК Вагнера». А 06.08.2020 Александр Лукашенко порадовал публику очередной чудесной историей: оказывается, против Беларуси ведется гибридная война, но непонятно кем (или Америкой с НАТО, или кем-то из Украины, или Россией).

Рациональной составляющей, которой и так в этой истории было не много с самого начала, становится еще меньше. Пока она окончательно не испарилась, очертим некоторую рамку, позволяющую отсечь годные версии произошедшего, от негодных. Для чего требуется ответить на четыре простых вопроса.

Вопрос №1: Какова основная цель России применительно к Беларуси? Сохранить, а по возможности и расширить российское влияние в нашей стране без инвестирования в этот процесс значительных финансовых ресурсов, монетизировав это влияние для российского бизнеса. Последнее, собственно, уже происходит: Беларусь является крупнейшим импортером продукции российского автопрома и стала высоко маржинальным рынком для Газпрома из-за фиксированной цены на газ для беларуского рынка на фоне значительного падения стоимости голубого топлива в Европе.

Вопрос №2: Какой результат президентских выборов в Беларуси устроит Кремль? Любой. Сохранение А. Лукашенко власти на фоне стремительного падения общественной поддержки и разрастающегося социально-экономического кризиса объективно ослабляет его позиции и внутри страны, и в международных делах. Приход к власти нового руководителя государства повлечет управленческую неразбериху и кратковременный, но острый политический кризис (например, что-то придется делать с Национальным собранием). И все это опять же будет отягощено социально-экономическим кризисом.

И в первом, и во втором случае официальный Минск будет заинтересован в как минимум нейтралитете Кремля.

Вопрос №3: Заинтересован ли Кремль в дестабилизации ситуации в Беларуси? Объективно – нет. Сегодня на Западе сохраняется негласный консенсус относительно того, что российское влияние в нашей стране подавляющее. Позиция спорная, но игнорировать её невозможно.

Дестабилизация Беларуси повлечет однозначное вовлечение в кризис Запада и Украины на стороне противников России. Так как будет воспринято в качестве попытки Москвы создать новую точку напряжения на границе с ЕС и НАТО с целью угрожать безопасности и стабильности соседних стран.

В итоге это резко поднимает для Кремля цену сохранения и продвижения российского влияния в Беларуси.

Вопрос №4: Кому выгодна история с задержанием вагнеровцев в Беларуси? Правильный ответ – никому. Но извлечь дивиденды из этого попытался только официальный Минск. Пропагандистский залп на тему России, ведущей подрывную деятельность в отношении Беларуси, был загодя подготовленным. Попытка сыграть на кремлефобии западных политических элит и части беларуских граждан — не такая уж и плохая идея. А вот исполнение её было отвратительным. Особенно на фоне того, что все предыдущие пророчества о неминуемой российской аннексии Беларуси так и не сбылись даже отчасти.

История задержания то ли вагнеровцев, то ли не вагнеровцев загнала официальный Минск в глубокую политическую яму. Как он будет из неё выбираться – достойно пристального наблюдения. Поджог Рейхстага 27 февраля 1933 года был провокацией, но Рейхстаг, тем не менее, горел. В рассматриваемой же истории пока даже “спичек” не просматривается.

Logo_руна