Дешёвое вместо необходимого.

466

В построении территориальной обороны следует отказаться от гигантомании и показухи. Первая не соответствует финансовым возможностям государства, а вторая просто бессмысленна.

10.04.2015 в Бресте при участии руководителей местных органов территориальной обороны прошло показное занятие с органами управления территориальной обороны (далее по тексту ТО), территориальных войск и 38-й отдельной гвардейской мобильной бригады Сил специальных операций Вооруженных Сил (источник).

В мероприятии было задействовано свыше 160 человек и около 15 единиц техники. В ходе занятия были отработаны вопросы совместного выполнения подразделением 38-й отдельной мобильной бригады и силами территориальной обороны задач по охране и обороне объектов территориальной обороны, практического выполнения упражнений стрельб из стрелкового вооружения и вождения боевых машин.

Помимо десантников в занятии были задействованы подразделения областного ОМОН.

При этом условного противника отличала высокая профессиональная подготовка и уровень оснащения (источник). Очевидно, что речь шла о силах специального назначения регулярной армии другого государства.

Стоит отметить, что занятие носило показной характер, судя по всему фактор внезапности в действиях «противника» отсутствовал вовсе или был незначительным. Подобные мероприятия скорее можно отнести к категории увеселительных для чиновников.

Также следует отметить незначительное число участников, задействованных в практической части занятия.

Данное занятие во многом можно рассматривать как достаточно типовое: малое число привлекаемых участников и техники, ориентирование на подготовку руководителей, а не бойцов ТО, упор на противодиверсионные действия.

В качестве резерва сил, осуществлявших охрану объекта, было выделено подразделение ОМОН.

В этой связи зафиксируем несколько моментов.

Стоит отметить, что характер подготовки сотрудника правоохранительного органа не предполагает его способность противостоять войсковому спецназу. По крайней мере, не на открытой местности. Полицейские силы были задействованы в ходе многих конфликтов, сопровождавших крушение социалистического блока и после. И в целом опыт показывает, что они мало приспособлены для ведения общевойскового боя и в состоянии оказывать армейским частям лишь ограниченную поддержку, осуществлять охрану тыла и конвойные функции. И то с рядом оговорок. Связано это со спецификой деятельности военных и правоохранительных ведомств: они имеют разные цели и соответственно — характер подготовки также разительно отличается.

В ходе войны в Югославии полицейские неплохо продемонстрировали себя в боях в городах. Во многом благодаря тому, что это были местные жители которые хорошо ориентировались в условиях городской застройки, применялось преимущественно стрелковое вооружение. Т.е. технически они находились в относительно равном положении с военными и парамилитарными силами. Во многом этот вывод подтверждается и опытом первой чеченской войны. Т.е. классические полицейские силы (не путать с внутренними войсками) могут применяться лишь для ведения оборонительных боёв в условиях городской застройки.

Численность подразделений также имеет значение. В ходе текущей войны на юго-востоке Украины привлекаемые мотопехотные батальоны территориальной обороны не оправдали возложенных на них надежд. Не в последнюю очередь из-за того, что были провалы в налаживании взаимодействия с регулярной армией. В итоге зачастую территориалы были лишены поддержки тяжелым вооружением со стороны ВСУ. Своего же комплекта такого вооружения они не имели и иметь не могли в силу малого штата- чуть более 400 человек.

В середине 90-х во время войны с сербами хорваты на базе югославской системы территориальной обороны из отдельных рот и батальонов сформировали добровольческие домобранские полки. Но эффективность их оказалась меньшей, чем рассчитывало хорватское командование: сказывались недостаточная подготовка и слабость в вооружении. Последнее было следствием оружейного эмабрго, действующего в отношении бывшей Югославии.

Значение имеет подготовка не только командира, но и рядового бойца. Прежде всего — рядового бойца. И какую же подготовку подчиненным может дать руководитель зоны территориальной обороны – председатель облисполкома который есть генерал только по погонам, но гражданский чиновник во всех остальных смыслах?

Проблема в том, что готовить 120 тыс заявленных территориалов некому, негде и не за что. Нет ни подготовленных инструкторов (военные комиссары такими рассматриваться не могут), ни сети стрельбищ (как минимум одно на административный район), ни бюджетного финансирования на все это. Достаточно отметить, что бюджет эстонского «Кайтселийта», который в 10 раз меньше наших территориальных войск составляет EUR 34 млн в год.

Представляется, что создание территориальной обороны должно опираться на другие принципы, нежели те, которые положены сейчас в основу.

Во-первых, на мотивацию людей. Вместо обязаловки под красивыми лозунгами должно быть добровольное государственно-общественное объединение. Даже если по итогу в него вступят 10 тыс мотивированных беларусов, толку от них в кризисной ситуации будет больше, чем от 120 тыс бумажных территориалов.

Во-вторых, территориальные войска должны готовиться начиная с бойца, а не c военного комиссара или председателя исполкома. И руководить ими должны не чиновники, которые сегодня здесь, а завтра там, а авторитетные и компетентные командиры. Авторитет проявляется через процедуру выборности, компетентность — через обучение.

В-третьих, необходимо специальное учебное заведение по подготовке кадров для территориальных войск. Не факультет или филиал, а именно собственное учебное заведение, пускай даже в виде учебного центра, курсов подготовки. Собственная учебная база-это традиция, дух, престиж структуры. Да, это недешево. Но это дополнительный стимул, мотивирующий людей: большинство любит разного рода дипломы и «корочки». Так что, должно быть не только полезно, но и «красиво».

В-четвертых, территориальным войскам необходим свой комплект тяжелого вооружения: минометы, ПТУРС, ПЗРК, артиллерия (возможно, калибром до 100 мм). Пускай не самая современная, но своя. Которая будет в распоряжении, под руками у командиров. А для этого потребуется переход к подразделениям численности большей, чем батальон в советском определении. Эта структура должна быть ближе к полковым штатам, нежели к батальонным.

В-пятых, для решения ряда задач необходимы специализированные подразделения. Одной из таких особых задач является контрдиверсионная борьба. Безответственно рассчитывать на то, что 50-летние «пивные животы» в состоянии сходу остановить спецназ (если только своими трупами). В этой связи интересен опыт Польши где из добровольцев готовят именно такие специализированные взводы и роты, заточенные под ведение специальных действий. В эстонском «Кайтселийте» существуют специальные постоянно действующие курсы для саперов.

В-шестых, все стоит денег. Состояние госфинансов секретом не является. Необходимо привести планы организации территориальных войск с реальными возможностями бюджета. Которые скорее позволят худо-бедно обеспечить и подготовить до 40 тыс человек. Но никак не 120.

Мероприятия же типа описанного в начале текста – это из области «дешево и сердито». Эффективность только вызывает сомнения.

В этой связи более оптимальным представляется учение, проходившее 02-18 июня в Ельском районе Гомельской области. В ходе которого, пускай и в ограниченном объеме, но осуществлена подготовка бойцов роты территориальной обороны с использованием учебной базы Мозырьского погранотряда. Другое дело, что на фоне заявленной численности территориальных войск в 120 тыс человек подготовка порядка сотни (100!) из них, что называется, погоды не сделает.

Logo_руна