Дискуссия «Транзит власти в Беларуси»

746

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

Состоялась очередная офф-лайн дискуссия Belarus Security Blog, посвященная признакам и возможным сценариям транзита власти в Беларуси. Формат мероприятия: по приглашениям, с соблюдением дистанции и обеспечения участников средствами индивидуальной защиты.

Ниже приведены тезисы, прозвучавшие в ходе дискуссии.

Предпосылки транзита. В Беларуси сформирована система российской власти в классическом виде. А для российской власти характерен следующий признак: разрушение государства происходит в результате отчуждения от него общества, а не вследствие политической борьбы. Процесс утери беларуской властью общественной поддержки идет. Пока запас прочности режима не исчерпан: надо десятки тысяч людей набрать в избирательные комиссии – они набрали, надо собрать подписи в пользу выдвижения Александра Лукашенко – они собрали. Но эта поддержка пассивна, лоялисты  не выйдут самостоятельно защищать власть. Как не вышли в момент краха СССР миллионы коммунистов, комсомольцев и советских военнослужащих, сотни тысяч сотрудников КГБ.

Текущие выборы — реально значимое событие. Их главный результат — не утеря режимом власти, а утеря им легитимности.

После чего начинают работать экономические механизмы. Рост доходов населения – основной механизм обеспечения общественной поддержки власти. В результате режим может быть вынужден принимать решения, которые в итоге приведут к либерализации экономики с целью не допустить изменений политической системы. Но экономическая либерализация неизбежно повлечет и политические изменения.

Это вероятность, остается вопрос скорости «отжима гаек» и насколько эти гайки будут отжимать. Процесс обещает быть противоречивым, но вектор будет именно в сторону ослабления контроля государства. И с некоторых пор изменения в стране пойдут неконтролируемо. И закончатся демонтажем существующей в Беларуси модели государства.

В целом в качестве причин для транзита власти участники мероприятия выделили: состояние здоровья А. Лукашенко; давление России вследствие ухода от власти Владимира Путина (когда и если это случится); внутриполитический кризис и необходимость политической либерализации режима.

Публичные проявления процесса транзита власти в Беларуси мы точно не увидим в текущем году. Маркером таких изменений могло бы стать Всебеларуское народное собрание. Кроме того, политическое возбуждение общества и так вышло за контролируемые пределы: любые практические действия режима по значимой трансформации системы власти возможны только после политической демобилизации общества.

Прозвучало и мнение, что для режимов, типа существующего в Беларуси, транзит власти в принципе нехарактерен в силу высокого уровня персонификации. Обычно такие режимы кончаются со смертью своего «вождя».

Нельзя забывать и фактор России во внутренней политике Беларуси: процессы в соседней стране оказывают серьезное влияние и на нас через сложную систему взаимосвязей. Российский социально-экономический кризис имеет признаки перерастания в политический.

Возможные рамки и форматы транзита. На постсоветском пространстве власть менялась 18 раз (2 раза в результате смерти главы государства). Это не привело к катастрофе. Но закончилось печально для приближенных старых правителей.

Для А. Лукашенко лично оптимальным был бы вариант, при котором он сохраняет «золотую акцию» на власть, т.е. не участвуя в делах управления страной непосредственно, имеет возможности вмешательства и возвращения на властный Олимп. Это может быть срыто перераспределением власти в пользу низовых звеньев госуправления.

Выборы 9 августа могут запустить процесс делегитимизации власти, который приведет к саботажу решений центра на местах. Что потребует проведения новых выборов и транзит власти может быть решен в т.ч. и таким путем. Но вероятность такого (выборного) сценария транзита невелика. По доброй воли А. Лукашенко власть не оставит и не передаст некоему доверенному лицу.

Более вероятным представляется конституционная реформа по казахстанскому варианту, когда Лукашенко сохраняет за собой право вето на все государственные решения, отойдя от оперативного управления страной.

Конституционная реформа может заключаться и в упрощении для Лукашенко механизмов удержания власти: очевидно, что текущая избирательная кампания очень тяжело ему дается и в политическом плане, и с точки зрения здоровья. Вероятным является переход к непрямым выборам президента Нацсобранием. Контроль за формированием которого режим сохраняет всецело.

При этом Лукашенко может временно и формально отойти от власти, чтобы снять с себя ответственность за неизбежный социально-экономический кризис в стране. А когда ситуация начет стабилизироваться, вернуться под предлогом того, что без него страна нормально функционировать не может. А Правительство будет принесено в жертву кризису.

Однозначным маркером транзита стало бы выдвижение преемника. В нашей системе власти вообще не понятно, кто второй человек в государстве в политическом измерении; сильных силовиков у нас также нет. Для транзита власти этот второй человек в государстве должен появиться.  Например, через введение поста Вице-президента. Но явно не Премьер-министр, т.к. это ответственность за экономику, а ближайшие пять лет существенного экономического улучшения не будет. Силовики не располагают достаточным уровнем доверия и авторитета в обществе, чтобы выдвинуть второе лицо государства из их рядов. Второй маркер транзита: появление правящей партии. Третий маркер: обсуждение возможности коллективного управления страной.

В любом случае, конституционная реформа — сама по себе элемент политического напряжения. Поэтому режим попытается отключить народ даже от формального участия в ней, протянув все изменения через Нацсобрание (например).

Об обществе. В беларуском обществе возник запрос на нового лидера, чего раньше не было. Поэтом безрезультатны были потуги оппозиции  выдвинуть единого кандидата. Это огромный сдвиг в общественном мнении: потребность народа в Лукашенко как в лидере закончилось, место лидера в головах людей свободно.

Процесс утраты А. Лукашенко политического и электорального веса продолжится и после выборов. И в будущем политическая оппозиция может получить новую, более значимую роль и возможности. При этом надо понимать, что и сама оппозиция изменится.

Общество может получить возможность влиять на изменение власти только в силу массовых протестов и давления на режим. С учетом падения легитимности и ухудшения ситуации в экономике такие протесты могут спровоцировать даже политически нейтральные действия властей. И экономически неизбежные типа повышения пенсионного возраста.

Прозвучало мнение и о том, что общество уже влияет на транзит. Но скорее в сторону его отодвигания в будущее. Режим еще больше будет опасаться проводить даже экономическую либерализацию. Текущая активизация общества может привести к упрощению режима, его внутренней консолидации и росту давления и на общество, и на частный сектор экономики. Власть может уйти в глухую оборону, усилятся её страхи перемен, будут нанесены удары по тем точкам, которые поддерживают текущую политизацию. В том числе и по священному IT-сектору. В этой связи даже старая слабая оппозиция представляет угрозу для режима за счет наличия у неё организационных структур. И по ней тоже будут нанесены удары.

Но с другой стороны надо понимать, что жесткость в эпоху гибких систем не всегда означает усиление, она как раз и может привести к краху.

Logo_руна