Диверсия на Nord Stream как проявление рисков «серой зоны»

Причинение вреда окружающей среде соседа может быть легким, дешевым и недоказуемым.

812

Вы прочитаете этот материал за 5 минут

Около полудня по местному времени 27 сентября вооруженные силы Дании обнародовали кадры бурлящей воды в Балтийском море. Они стали следствием повреждений российских газопроводов «Северный поток-1» и «Северный поток-2». Накануне правительственные органы Дании и Швеции зафиксировали необъяснимые подводные взрывы. Становится ясно, что Россия устроила саботаж на собственных трубопроводах (по мнению автора материала). Но более продолжительный экологический вред будет нанесен ее соседям по Балтийскому морю.

Повреждение трубопроводов не является военной агрессией. Нанесение ущерба окружающей среде представляет собой коварную агрессию «серой зоны». И, как и всякой агрессии «серой зоны», противостоять ей крайне сложно.

Первый намек на неприятности появился около 2 часов ночи по местному времени в 26 сентября, когда морские сейсмические датчики в Швеции и в Дании зафиксировали таинственные подводные взрывы. Примерно через двенадцать часов экипаж судна сообщил о бурлении на поверхности воды. Затем около 19:00 датчики зафиксировали новые взрывы. А чуть более часа спустя поступили сообщения о новых утечках. Взрывы и утечки наблюдались в одном и том же районе.

Скандинавские сейсмологи и политические лидеры уже согласны с тем, что взрывы были преднамеренными. Кто их организовал? Теоретически это могли быть террористы или другие политические экстремисты. Но им не хватает технических знаний для проведения такого саботажа. Кроме того, неясно, почему они тратят огромные усилия и время на саботаж ради неочевидной выгоды.

Вместо этого виновником, похоже, является российское правительство. Поскольку европейские страны сократили импорт газа из России, трубопроводы все равно не использовались на полную мощность. (Германия отказалась сертифицировать «Северный поток — 2».) Более того, Москва отчаянно пытается запугать Запад. Неоднократно в течение сентября российские официальные лица, вплоть до Владимира Путина, ссылались на ядерный призрак, пытаясь запугать западные правительства и заставить их прекратить военную поддержку Украины. Но это не сработало.

Сейчас Россия, похоже, тестирует новую стратегию: причинение вреда и без того загрязненному Балтийскому морю. Помимо ущерба, наносимого коммерческому судоходству, существует систематический поток загрязнений из Калининграда. В течение многих лет, несмотря на просьбы соседей России по Балтийскому морю, российский эксклав просто сливал свои нечистоты в море. В 2016 году заработала очистная установка, софинансируемая Шведским агентством международного развития, но большинство очагов экологического ущерба в Балтийском море по-прежнему расположены у Калининграда и Санкт-Петербурга. (Страны Балтии и Польша: вам тоже есть над чем поработать.)

А теперь утечка газа. «Газ в трубах Nord Stream в основном состоит из метана, который является гораздо более сильным загрязнителем, чем CO2, примерно в 29 раз сильнее», — отметил Яакко Хенттонен, финский эксперт по морской среде, который в течение многих лет участвовал в усилиях стран Балтийского моря по борьбе с загрязнением окружающей среды. «Согласно последним новостям, утечки значительны».

Нанести ущерб окружающей среде другой страны легко, дешево и часто можно сделать без особого риска для собственной среды обитания. Поскольку большая часть ее береговой линии находится в другом месте, Россия не сильно пострадает, если Балтийскому морю будет нанесен ущерб.

Тем временем Китай сделал нанесение вреда окружающей среде других стран настоящей торговой маркой. Его дальний рыболовный флот пересекает мировые океаны, базируется в исключительных экономических зонах стран, где местные рыбаки зарабатывают себе на жизнь, и забрасывает свои огромные сети, пока моря не опустеют. Затем армия кораблей уходит, не только истощив рыбные запасы, но и нанеся ущерб морскому дну. А у берегов тайваньских островов Мацу китайские экскаваторы уже много лет выкапывают песок. Эта практика представляет тайваньскому правительству постоянную головную боль из-за нарушителей, которые причиняют вред, но не участвуют в военной агрессии. Тайбэй был вынужден инвестировать в огромный флот береговой охраны. Но помимо того, что они доставляют неудобства, земснаряды наносят вред морской дикой природе Тайваня и его морскому дну. Им также часто удается увезти с собой песок. Это немаловажно, учитывая, что песка становится все меньше. В основном в результате массового строительного бума в Китае.

Утечки из «Северного потока-1» и «Северного потока-2» еще не стали масштабной экологической катастрофой, подобной разливу нефти Exxon Valdez в 1989 году, в результате которого в воды у берегов Аляски вылилось 11 млн галлонов нефти. Но утечки нанесут ущерб окружающей среде. С которым Швеция, Дания и другие страны Балтийского моря должны будут бороться. Подобно чрезмерному вылову рыбы в водах других стран, утечка газа в их водах не столь драматична, как военная агрессия. Но все же причиняет вред. Однако, поскольку это не военная агрессия, защититься от нее практически невозможно. Страны не будут посылать дальние рыболовные флотилии в китайские воды, чтобы преподать Китаю урок. И они не будут устраивать взрывы на своих собственных трубопроводах, которые могут быть расположены вблизи российских вод.

Нанесение вреда окружающей среде — это, по сути, гениальная, но крайне циничная агрессия «серой зоны». И поскольку такие режимы, как режимы России и Китая, крайне циничны, мы можем ожидать большего в этом направлении. Больше дыр в «Северных потоках», например.

С незначительными сокращениями.

Элизабет Броу, старший научный сотрудник AEI, специализирующийся на вопросах операций в серой зоне. Ранее она руководила программой «Современное сдерживание» в Королевском институте объединенных служб, является автором книги «Дилемма защитника: определение и сдерживание агрессии в серой зоне» (AEI, 2021), Defense One

Logo_руна