Доля «бюджетного пирога» силовых структур и ВПК России вновь увеличена

1834

Вы прочитаете этот материал за 5 минут

В июне 2018 г. правительство России предложило направить на финансирование обороны, национальной безопасности и госаппарата основную часть из 1,1 трлн руб. дополнительного дохода, полученных федеральным бюджетом в январе-мае 2018 г. При этом расходы на социальное обеспечение населения предлагалось урезать.

На национальную безопасность предлагалось дополнительно выделить 20,3 млрд руб., на развитие вооружений – 97,4 млрд руб., на выплату «военных» пенсий – 14,9 млрд руб., на завершение строительства объектов первой очереди космодрома «Восточный» – почти 2 млрд руб. (источник).

Однако внесенные Государственной думой поправки в проект, предлагавшийся правительством, еще более увеличили расходы финансирование силовых структур и производителей оружия, с одновременным уменьшением расходов на социальную сферу, увеличив тем самым и без того большие «ножницы» между этими статьями расходов.

Согласно Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов», общий объем доходов бюджета России на 1,815 трлн руб. больше, чем было заложено в Федеральном законе «О федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов», составит 17,073 трлн руб. (источник).

При этом, расходы по статье «социальная политика» уменьшены на 53,4 млрд руб., в т.ч. расходы на пенсии – на 51,5 млрд руб., расходы по госпрограмме «социальная поддержка граждан» – на 6,6 млрд руб., из которых 2,2 млрд руб. это расходы по статье о «мерах поддержки инвалидов».

Сэкономленные на населении средства направлены на увеличение финансирования силовых ведомств и производство оружия. Например, расходы на национальную безопасность увеличены на 27,3 млрд руб., что на 7 млрд руб. больше, чем предлагалось правительством в проекте Закона. Из этих средств 6,6 млрд руб. получат дополнительно органы внутренних дел, 2,2 млрд руб. – прокуратура и 0,73 млрд руб. – Росгвардия. Кроме этого, расходы на Вооруженные силы увеличатся на 2,3 млрд руб. и это только в открытой части Закона. Очевидно, что значительное увеличение расходов на Вооруженные силы предусмотрены и в секретной части Закона. Об этом, в частности, свидетельствует, заявление, сделанное после принятия поправок в первом чтении первым заместителем председателя комитета Государственной Думы по экономполитике Владимиром Гутеневым, депутатом от «Единой России»: «Позитивно воспринимается то, что предполагается в закрытой части бюджета на развитие вооружений дополнительно направить 97,4 млрд рублей» (источник).

Таким образом, значительное увеличение финансирования силовых ведомств и производства оружия России в 2018-2020 гг. обеспечено не только за счет «нефте-газовых» доходов, но и за счет значительного сокращения расходов на социальные программы. Т.е. значительного урезания доли «бюджетного пирога» населения увеличена доля «бюджетного пирога» силовых структур и ВПК. Однако эта доля «бюджетного пирога» силовых структур и ВПК увеличена не только за счет уменьшения финансирования социальных программ, но и за счет увеличения НДС с 18% до 20%, что, безусловно, приведет к увеличению стоимости товаров и услуг, а, следовательно, и к увеличению расходов населения.

Согласно «Основных направлений бюджетной и налоговой политики на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов», разработанных Министерством финансов России, повышение ставки НДС с 18% до 20% позволит увеличить поступления в федеральный бюджет в 2019 г. на 633,5 млрд руб. (349,7 млрд руб. с товаров и услуг, связанных с внутренним производством, и 283,7 млрд руб. – с импорта), в 2020 г. – на 678,2 млрд руб. (374,3 и 303,9 млрд руб. соответственно), а в 2021 г. – на 728,3 млрд руб. (404,9 и 323,4 млрд руб. соответственно).

Очевидно, что эти планируемые доходы федерального бюджета в немалой степени и позволили обеспечить расходы на «национальную оборону» (в 2018 г. – 2,797 трлн руб., в 2019 г. – 2,783 трлн руб., в 2020 г. – 2,860 трлн руб. и 2021 г. 2,981 трлн руб.) и на «национальную безопасность и правоохранительную деятельность» (в 2018 г. – 2,105 трлн руб., в 2019 г. – 2,182 трлн руб., в 2020 г. – 2,258 трлн руб. и в 2021 г. – 2,320 трлн руб.), т.е. в совокупности примерно 4,7% ВВП.

Однако, несмотря на такие значительные средства, выделяемые на финансирование национальной обороны, в т.ч. и на разработку и производство вооружений, ситуация в ВПК России далеко не радостная. И обусловлено это не только откровенными провалами в разработке новых образцов вооружения, но и в ухудшении состояния промышленных предприятий ВПК, причиной которого является не только общая стагнация экономики России и санкции западных стран, результатом которых стало отсутствие целого ряда высокотехнологичных комплектующих для многих производимых видов вооружения, но и уменьшение потребностей в этом вооружении самой российской армии, несмотря на неоднократные заявления президента России В.Путина (например, 24.01.2018 на встрече с рабочими Уфимского моторостроительного производственного объединения) о том, что государственная программа производства оружия сворачиваться не будет (источник).

В настоящее время государственная программа производства оружия, стартовавшая в 2007 г. и продленная в 2011 г., по многим позициям завершена, поэтому тот оборонный заказ, который принимался в «тучные» прошлые годы, уже не может быть повторен в 2018-2021 гг. даже за счет «выметания амбаров» и «выскребания сусеков», т.е. за счет средств, полученных от «нефте-газовых» доходов, урезания социальных программ и увеличения НДС. Кроме того, мировой рынок оружия, в т.ч. и рынок оружия «третьих стран», постепенно насыщается и уже не в состоянии поглощать продукцию российского ВПК, некоторые виды которой явно уступают продукции ВПК других стран, в частности, Беларуси. В этой ситуации многие промышленные предприятия ВПК объявляют об изменениях рабочего графика, возможных сокращениях работников и задержках выплат зарплат. Но это уже тема для другого разговора.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog. 

Logo_руна