Две тысячи БПЛА, не имеющих аналогов в мире

2734

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

2 ноября на проходившем в г. Сочи совещании с командованием Вооружённых сил (ВС) и руководством предприятий Оборонно-промышленного комплекса (ОПК) президент России В.Путин заявил, что в настоящее время на вооружении российских ВС находится более двух тысяч БПЛА, а атаки чужих БПЛА российские военные научились отражать. И отметил, что беспилотная авиация хорошо зарекомендовала себя в вооружённых конфликтах, поэтому и дальше надо работать над созданием БПЛА «так же напряжённо, как это было в последнее время, имея в виду в том числе и применение искусственного интеллекта, самых современных достижений техники, науки, и, конечно, имея в виду тот опыт, который мы сами имеем при применении этих летательных аппаратов, анализ того, что мы наблюдаем вокруг нас».

Действительно, БПЛА хорошо зарекомендовали себя в вооружённых конфликтах в Ливии, Сирии, Нагорном Карабахе, на Донбассе, да и в других «горячих точках», где наряду с дронами промышленного производства применяются и самодельные — созданные местными «кулибинами» из подручных средств или наборов, приобретённых в интернет-магазинах. Именно их атаки российские военные в Сирии действительно научились успешно отражать. Что же касается отражения атак серийных БПЛА, то здесь не все так однозначно. Как и с двумя тысячами БПЛА российского производства, которые созданы с применением искусственного интеллекта и самых современных достижений техники и науки.

Такое количество БПЛА, якобы находящихся на вооружении ВС России, вызывает по меньшей мере искреннее недоумение. Но, возможно, Президент России, заявляя о двух тысячах «беспилотных летательных аппаратов» оговорился, имея ввиду не только беспилотные аппараты летательные, но и сухопутные, надводные и подводные. Именно о наличии всех типов беспилотных аппаратов (всех, а не только летательных) на вооружении ВС России в эфире телеканала «Россия 1» заявил вице-премьер Юрий Борисов в интервью ведущему программы «Москва. Кремль. Путин» Павлу Зарубину: «Ситуация кардинально поменялась за последние 10 лет, мы имеем полный набор, весь типаж беспилотных летательных аппаратов, беспилотных сухопутных, надводно-подводных средств». И подчеркнул, что в данном направлении ведется интенсивная работа, потому что «это очень устойчивый тренд».

Что же касается только летательных беспилотных аппаратов, то известно о нескольких их сотнях, учитывая и БПЛА-камикадзе. Но среди БПЛА, состоящих на вооружении российских ВС, нет ударных. В основном это разведывательные БПЛА ближнего радиуса действия, т.е. предназначенные для разведки в тактической глубине — над полем боя. Это БПЛА «Тахион», «Элерон-3», «Леер», «Орлан-10», «Орлан-30», «Форпост», «Гранат», «Застава», которые можно сбить мобильными ПЗРК.

Также на вооружении ВС России состоят и малоразмерные БПЛА-камикадзе «Куб», «Ланцет-1» и «Ланцет-3». Началась разработка БПЛА-огнеметчиков для войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ), ведётся разработка БПЛА для ВМФ.

Тяжёлые же ударные БПЛА «Охотник» разработки ОКБ «Сухой», «Гром» — группы компаний «Кронштадт» и «Альтиус» — Уральского завода гражданской авиации (УЗГА) по-прежнему все ещё являются опытными экземплярами.

Планируется, что БПЛА С-70 «Охотник» в ВС России начнёт поступать с 2024 г. и Минобороны страны уже приняло решение о формировании в 2024 г. в Западном и Южном военных округах по отряду этих тяжёлых ударных БПЛА. Но насколько будет востребован С-70 в 2024 г.? Ведь работы по созданию аналогичных БПЛА, которые велись в Великобритании, США, Франции и Японии, были прекращены ещё в 2005-2015 гг., так как концепция БПЛА, способного применять вооружение «воздух-воздух» в этих странах была отвергнута.

Только начал поступать в ВС России первый разведывательно-ударный БПЛА «Орион» («Иноходец»), который американское издание The Drive назвало устаревшим образцом класса американских MQ-1 «Predator» и «Корсар». Так, 20 апреля 2020 г. ТАСС сообщило, что группа компаний «Кронштадт» и Министерство обороны России подписали акт приёмки первого беспилотного комплекса «Орион» в составе трёх БПЛА. Через некоторое время стало известно, что до конца 2021 г. планируется поставить в ВС России семь разведывательно-ударных комплексов с БПЛА «Орион». Таким образом, если это «ещё семь», а не «всего семь», то к исходу 2021 г. на вооружении ВС России должно быть 8 беспилотных ударно-разведывательных комплексов «Орион», каждый из которых имеет в своём составе три БПЛА — итого всего лишь 24 БПЛА. В то время как, например, в ВВС США по состоянию на ещё 2018 г. было 200 ударных MQ-9A и 35 — MQ-9, а общая численность военных БПЛА была не менее 11 тысяч. Поэтому, с учётом размеров территории России и протяжённости её границ, только для одного военного округа необходимо минимум сотня БПЛА «Орион». Такое количество необходимо для того, чтобы накапливать опыт применения, создать инфраструктуру, обучать кадры, иметь необходимый запас ЗИП и т.д.. Но вряд ли в ближайшие пять лет это возможно, не говоря уже об «Охотниках».

Серийное производство БПЛА «Орион» планируется осуществлять на заводе в Дубне, запуск которого руководство «Кронштадта» обещает осуществить в ноябре 2021 г.

Также на заводе планируется изготавливать ударный скоростной БПЛА «Гром», БПЛА радиолокационного дозора «Гелиос-РЛД», БПЛА-вертолёты «Платформа» и «Термит», тяжёлый разведывательно-ударный БПЛА «Сириус», возможно и БПЛА группового применения системы «Молния», предназначенной для прорыва системы ПВО противника.

Но ноябрь уже закончился, а строительство завода все ещё продолжается, да и коллектив завода пока не сформирован в первую очередь из-за неоправданно низкого уровня предлагаемых заработных плат, о чем указывалось в ежеквартальном обзоре.

Кроме того, если основываться на планах оборонных закупок от 2019 г., то ежегодно в ВС России должно было поступать не менее 300 малых тактических БПЛА. Но реализовывались ли эти планы в полном объёме? А если реализовывались, то сколько БПЛА из поставленных было «израсходовано» к ноябрю 2021 г. в Сирии и в Украине, а также в ходе различных учений?

Таким образом, если речь шла о количестве именно российских летательных беспилотных аппаратов, то их количество завышено как минимум в два раза.

Хотя возможно, что российскими считаются и находящиеся на вооружении ВС России китайские БПЛА типа DJI Mavic PRO. Они применяются для съёмок учений, но также могут быть использованы и в качестве разведывательных БПЛА. Однако, правомерно ли их считать российскими?

Да и производимые на российских предприятиях БПЛА российскими можно назвать с определёнными оговорками, так практически все их основные  компоненты, в том числе и двигатели, зарубежного производства. Например, в российском разведывательном БПЛА «Орлан-10», потерпевшем крушение в Азовском море и «выпотрошенным» американскими и украинскими специалистами, были обнаружены: двигатель внутреннего сгорания с модулем зажигания 4,8-9В 500мА японской компании SAITO; полетный контроллер на базе микросхемы STM32F103 QFP100 франко-итальянского производителя STMicroelectronics; датчики давления – микросхемы MPXA4115A и MPXV5004DP американской компании Freescale Semiconductor (в настоящее время компания принадлежит голландской NXP Semiconductors NV); датчик компаса HMC6352 американской компани Honeywell; в основе модуля GPS – приемник ГЛОНАСС/GPS/QZSS LEA-6N швейцарской компании u-blox вместе с российским MNP-M7, созданным на американском чипе ADSP-BF534 производства Analog Devices; модуль передачи телеметрии, созданный на микроконтроллере ATxmega256A3 американской компании Microchip (диапазон передачи – 902-928 МГц); передатчик RF3110 немецкой компании Municom; ресивер DP1205-C915 немецкой компании AnyLink; GPS-трекер с микросхемами, имеющими маркировку HC4060 2H7A201 и STC 12LE5A32S2 35i, произведёнными в Китае; стартер-генератор PTN78020 американской компании Texas Instruments Incorporated.

По сути, ничего российского нет и среди внутренних компонентов других российских БПЛА. Вот далеко не полный список (данные из открытых источников):

«Форпост»: двигатель 3W-55i компании 3W-Modellmotoren Weinhold GmbH (ФРГ); программируемая вентильная матрица Spartan XC3550 компании Xilinx, GPS-антенна компании Antcom, радиочастотный модуль 9XTend 900 МГц компании Digi International, GNSS-приемник NV08C-CSM компании NVS Technologies AG (США); элементы топливной системы компании Tillotson (Ирландия); навигационные модули компании MicroEM (Швейцария); динамический измерительный блок (DMU02 или DMU10) компании Silicon Sensing Systems (Великобритания); сетевой контроллер iEthernet W5300 компании WIZnet (Республика Корея).

«Элерон»: 32-битный микроконтроллер компании STMicroelectronics (Швейцария); основное фотооборудование Sony FCB-EX11DP компании Sony и второстепенное фотооборудование Olympus Stylus TG-860 компании Olympus (Япония).

«Гранат»: видеокамера компании Canon (Япония); электронные компоненты производства компаний Intel Corporation и Pulse Electronics, аккумулятор компании MaxAmps (США); двигатель компании Model Motors (Чехия).

«Застава»: электронные компоненты оборонных компаний Elbit Systems и Data Links (Израиль); электронные компоненты корпорации Vweb (США); двигатель компании Hacker Motor (ФРГ); автопилот AP04M компании UAV Navigation (Испания); GPS-модуль компании u-blox (Швейцария).

Причём, как следует из приведённого перечня, в основном эти комплектующие гражданского назначения, чем, возможно, и объясняется их малый ресурс и низкая надёжность вследствие чего не менее 10 российских военных БПЛА было захвачено в Сирии и не менее восьми — в Украине.

Кроме того, как опять-таки следует из приведённого выше перечня, иностранные и двигатели этих БПЛА, так как в России поршневые и турбовинтовые двигатели для БПЛА и малой авиации не производятся. Единственное исключение здесь — «Орион», который имеет российский двигатель, хотя и экспериментальный, АПД-115Т, созданный рыбинским инженерным центром «Итлан».

Да, в настоящее время в России возможно, опять-таки с рядом оговорок, начать серийное производство практически всех типов и видов БПЛА, но в основном на предприятиях частных производителей. Например, «Кронштадт», Zala, «Финка», «Альбатрос», УЗГА.

Но концепции использования БПЛА в ВС России, которую должно выработать Министерство обороны, нет. А она будет определять дальнейшие перспективы развития беспилотников. Концепции же нет потому, что в авиационной отрасли нет серьёзной экспертизы в отношении БПЛА, а ВС по инерции существует советская школа ведения боевых действий, для которой БПЛА чуждый элемент. Т.е., Министерство обороны, как заказчик, игнорировало развитие БПЛА за рубежом, госкомпании не занимались разработками, а госорганы уничтожали рынок малой авиации и БПЛА.

Кроме того, если малые и отчасти средние БПЛА частным компаниям, используя мировой опыт, удаётся создавать, то создание тяжёлых ударных БПЛА задача для них неподъёмная. А государственные КБ провалили все НИОКРы по БПЛА.

В результате ударных БПЛА нет, как нет и надёжной защиты от них. Да, на вооружении ВС России состоят эффективные комплексы ПВО, но нет сплошной зоны мониторинга воздушного пространства и нет возможностей его защиты. А преимущества БПЛА — скрытое проникновение, наращивание сил и массированное применение. И их очень тяжело обнаружить имеющимися средствами ПВО, к тому же массированное применение БПЛА парализует любые средства ПВО.

Таким образом, несмотря на заявления ряда экспертов о том, что если до недавнего времени Россия отставала по беспилотным технологиям от некоторых стран, то сейчас темпы развития вполне высокие и Россия уже находится на передовой в области систем управления и искусственного интеллекта, пока верно мнение американского аналитика Самюэля Бендетта, который ещё в октябре 2017 г. справедливо полагал, что российские разработки военных БПЛА отстают от аналогичных зарубежных работ, в частности китайских, иранских, турецких, американских и израильских, на десятки лет.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна