Экономическое положение.

1057

Важнейшие события месяца. Июль оказался насыщен событиями, которые будут определять тенденции в экономике страны еще не один месяц. Ключевым среди них стал панический отток рублевых депозитов, описанный нами в предыдущем обзоре. Причинами послужили рост во второй половине июня девальвационных ожиданий населения на фоне снижения ставок по рублевым депозитам. Тенденция сокращения рублевых депозитов зафиксирована еще в статистике за июнь (правда, лишь на 0,3% (источник)), но значительную силу она набрала в начале июля. Так, по оперативным данным Нацбанка за первых 10 дней население перевело из рублевых депозитов валютные сумму порядка Br 1 трлн (или более 4%). Кроме того, нарастал спрос и на наличную валюту: только с 1 по 10 июля население на чистой основе выкупило около USD 130 млн, что незначительно меньше аналогичного показателя за весь июнь (источник). Ситуация ухудшалась тем, что на июль выпал очередной пик внешних выплат страны, и обязательства к погашению в течение месяца составляли более USD 550 млн (источник).

Таким образом, на золотовалютные резервы (далее по тексту ЗВР) оказывалось давление сразу с двух сторон: со стороны расходов на обслуживание госдолга и со стороны расходов на погашение ажиотажного спроса на валютной бирже, удовлетворять который было решено для предотвращения резкой девальвации рубля и дальнейшего разрастания паники.

Динамика развития положения за месяц. Для сохранения ЗВР власти были вынуждены резко ужесточить денежно-кредитную политику, повысив стоимость денег на всех сегментах рынка. Сначала словно под кальку с прошлогоднего решения, принятого во время ухудшения ситуации на валютном рынке перед сентябрьскими выборами, с 12% до 14% был повышен норматив резервных отчислений по валютным депозитам. Затем были повышены ставки по операциям предоставления ликвидности банкам (что фактически является действительной ставкой рефинансирования) с 29 % и 35 % в зависимости от типа операции до 40 %. Кроме того, сами операции предоставления ликвидности Нацбанк жестко лимитировал, удовлетворяя потребность в рублях лишь в ограниченном объеме и только ключевых банков. В итоге в банковской системе Беларуси возник очередной кризис нехватки рублевой ликвидности. Стартовав в начале июля со значения 21-22%, ставки на межбанковском рынке устремились к уровню 60%. Аналогичный разворот произошел и на депозитном рынке. Если в июне средняя ставка по новым краткосрочным рублевым депозитам физлиц снизилась до 23,4%, то во второй половине июля ставки в большинстве банков взлетели до 35-36 %, а в ряде случаев и до 44-50 %. В конце месяца Нацбанк несколько расширил предоставление ликвидности банкам и стабилизировал рынок на уровне 35-40 %. Именно этот уровень с точки зрения денежного регулятора должен обеспечить комфортные условия для сбережений в беларуских рублях даже в условиях плавной девальвации (источник).

Таким образом, из альтернатив стимулирования экономического роста и сохранения макроэкономической стабильности властями был выбран второй вариант. Напряженность в финансовой системе страны несколько спала и риски катастрофического развития ситуации существенно уменьшились. Правда, достичь данной стабилизации удалось лишь за счет возврата к жесткой денежно-кредитной политике.

После того, как угроза резкого оттока рублевых депозитов была локализована (отток депозитов был остановлен, а спрос на валюту существенно сократился (источник)), наибольшие опасения в части сохранения финансовой стабильности в стране вызывает сохранность ЗВР в среднесрочной перспективе. Их имеющийся размер вполне достаточен для обслуживания долга в текущем году, однако без серьезных источников его пополнения проблемы с высокой вероятностью возникнут уже в 2014 году. С учетом того, что существенных прорывов во внешней торговле не ожидается (особенно в связи с ухудшением конъюнктуры на калийном рынке, грозящем сократить экспорт страны еще на USD 500-700 млн в годовом исчислении), планы по приватизации всеми силами тормозятся, а отношения с международными финансовыми организациями далеко не безоблачные, вариантов у властей не так и много. Так, на внутреннем рынке до конца года планируется привлечь порядка USD 300-400 млн (источник), при этом июльское размещение валютных облигаций на сумму USD 50 млн не удалось полностью реализовать даже несмотря на создание благоприятных пруденциальных условий для банков по таким сделкам (источник). В сентябре текущего года власти также обещают вернуться к вопросу нового размещения евробондов, однако условия для такого размещения пока складываются не вполне благоприятными: текущие котировки беларуских облигаций колеблются на уровне номинала, что означает необходимость объявления стартовой доходности нового размещения на уровне выше 9%.

На этом фоне неожиданно всплыло заявление Лукашенко о том, что Китай готов предоставить Беларуси кредит для пополнения ЗВР и окончательные условия сделки будут согласованы на планируемой встрече Премьер-министров стран (источник).

Очевидно, что все ранее озвученные планы по снижению ставки рефинансирования и стоимости кредитов к концу 2013 года можно считать проваленными. Наоборот, вслед за стоимостью денег для банков неминуемо стала повышаться стоимость кредитов для экономики (в среднем на 10 п.п.), а некоторые кредитные программы (например, льготные кредиты на строительство жилья) были и вовсе свернуты. К тому же, пользуясь случаем, Нацбанк решил серьезно ужесточить и требования к банкам при выдаче ими с 1 октября валютных кредитов, в результате чего ставки по ним также серьёзно вырастут (источник).

Выводы. Не вызывает никаких сомнений, что решительные действия Нацбанка были согласованы на самом высоком уровне. Об этом свидетельствует тот факт, что все мероприятия по сбиванию паники были осуществлены сразу после визита Председателя Нацбанка Н. Ермаковой к А. Лукашенко, а само повышение стоимости беларуских рублей не вызвало публичных нареканий у членов Правительства, ответственного за экономический рост.

Развитие ситуации на денежном рынке не оставляет никаких шансов даже приблизиться к исполнению плана роста ВВП на 2013 год. Достигнутый за 6 месяцев экономический рост на уровне 1,4 % вполне может несколько активизироваться к концу года чисто по методологическим причинам (из-за исчерпания эффекта высокой базы начала 2012 года), но явно далеко отстанет от плановых 8,5%.

Опасения многих экспертов пока не оправдались, и власти, судя по всему, и далее будут стараться балансировать на грани сохранения финансовой стабильности, при необходимости предотвращая резкий разогрев экономики. В том числе и поэтому в сторону понижения с 9,6% до 5,7% был пересмотрен предварительный прогноз Правительства по росту ВВП на 2014 год (источник).

Фактически единственным доступным источником рефинансирования госдолга на текущий и следующий годы является внутренний и внешний рынок суверенных заимствований, при этом их потенциал существенно ограничен.

С учетом того, что никакие параметры возможного кредита Китая для поддержания ЗВР Беларуси так и не были озвучены, есть определенный скепсис относительно перспектив его получения.

События июля еще раз показали, что доверие всех экономических субъектов к национальной валюте и действиям властей находится на крайне низком уровне и сохранять финансовую стабильность можно лишь с помощью высоких процентных ставок. Такая политика имеет существенный побочный эффект, поскольку серьёзно сдерживает предпринимательскую активность и, в первую очередь, в частном секторе. Государственные же инвестиции при существующей экономической системе в основной своей массе не дают должного результата. В качестве альтернативы структурным реформам властями предлагается лишь модернизация (то есть активизация все тех же госинвестиций) и борьба с коррупцией.

Logo_руна