Эрос и Танатос в русле постколониализма

2214

Вы прочитаете этот материал за 7 минут.

При попытке вкратце охарактеризовать нынешнее положение дел в Беларуси, не особо вдаваясь в детали, достаточно использовать популярный хэштег #чтотонетак. Однако, пока большинство наших доморощенных аналитиков сконцентрировано на оценке экономической ситуации и кризисе политических институтов, такие зарубежные мастодонты мысли, как Самюэль Хантингтон, Фрэнсис Фукуяма, Герт Хофстеде, Лоуренс Харрисон, Дэвид Ландес и Роберт Патнэм в один голос заявляют: именно сфера культурных традиций, ценностей, табу, ментальных паттернов и символов является определяющей в динамике развития любого общества. Если копнуть еще глубже и вспомнить дедушку Фрейда, то обнаруживаются любопытные постулаты: в здоровом обществе Эрос (как инстинкт жизни) превалирует над Танатосом (инстинктом смерти и саморазрушения), а вытеснение из массового сознания базисных влечений и переживаний при отсутствии должной компенсирующей замены неизбежно приводит к маргинализации социума.

Наряду с этим выведение на уровень мэйнстрима танатальных практик (популяризация религиозного поклонения мощам, «отбеливание» заведомо негативных исторических персонажей, превалирование тематики насилия и смерти в медиасфере) наряду с нивелированием витального (попытки вмешиваться в контроль репродуктивной функции на государственном уровне, отсутствие системности в сексуальном воспитании молодёжи, замалчивание проблем адюльтера и др.) выступают как сигнал скрытого бедствия.

Беларуский политический перфоманс продолжает смахивать на некий странный гибрид слёта агросексуалов и паноптикума. И пока добросовестно прилипшие к зомбо-ящикам обыватели под мантру «дожить бы до зарплаты» нервно подрагивают от демонстрации повседневных ужасов западного мира, который почему-то всё никак не может окончательно загнить, характер происходящего прямо у них перед носом невольно ускользает от взора. Ни то, что Беларусь входит в число мировых лидеров по количеству суицидов на душу населения, ни огромное количество случаев сексуального и бытового насилия, ни коррупционные схемы, полным ходом реализуемые представителями духовенства, ни даже грандиозный скандал с тысячами малолетних жертв педофилов, среди которых немало высокопоставленных особ, не слишком тревожит душу среднестатистического гражданина скромной восточно-европейской страны, в которой превалирует культура приукрашенного фасада и явное нежелание «выносить сор из избы».

Попытки казаться лучше, чем есть на самом деле, – это, в общем-то, нормально. Ненормально, когда увлечение возведением потёмкинских деревень начинает затмевать необходимость решения острых социальных проблем, погружая общество в столь милую нам иллюзию «а можа, так і трэба?».

Достаточно взглянуть на многочисленные неуклюжие попытки властей подобраться к отвесной скале под названием «имидж Беларуси на мировой арене», слегка напоминающие требование не слишком отягощённого интеллектом клиента по отношению к парикмахеру: «ну, в общем, сделайте мне, чтоб было красиво»… Какой имидж могут сформировать субъекты, сами нуждающиеся в полномасштабной корректировке не только внешнего облика, но и глобальном переформатировании ценностных ориентаций?

Кроме того, перманентная обращённость в прошлое в публичном дискурсе (культ победы во Второй мировой войне, воспевание достижений советского периода, романтизация идеи «сильной руки») свидетельствует о нежелании выкарабкиваться из упаднических постколониальных дебрей на активно-созидательный уровень.

Трансформация культуры – это долгий и болезненный процесс, сопряженный с процессом смены поколений и неизбежной ломкой прежней системы ценностей. Тут нельзя не вспомнить американского политолога Рональда Инглхарта с его концепцией модернизационного и подстмодернизационного сдвигов. Если коротко, то Инглхарт описывает различия трёх поколений людей, выросших, соответственно, в традиционном, переходном и индустриальном обществе. К примеру, те, кто взрослел в условиях непростого получения основных благ (еда, жильё, безопасность), становятся людьми с превалированием стремления к выживанию. Если это происходит на фоне индустриализации, обещающей наличие данных благ, то их выбором становятся секулярно-рациональные ценности, в частности, авторитет, порядок, безопасность, а также повышенный интерес к материальным аспектам жизни, нетерпимость к инакомыслящим, отсутствие межличностного доверия и склонность к авторитаризму. Если добавить сюда возрастание градуса милитаризации общества, иррациональную одержимость борьбы с внешними и внутренними врагами и жажду свершений на военном поприще, то можно вести речь о зарождении такой формы общественного порядка, которую современные фантасты окрестили некрократией.

В свою очередь, представители следующих поколений, выросших в условиях, где наличие еды, жилья и других основных благ является само собой разумеющимся, становятся людьми с так называемыми ценностями самовыражения и поддерживают идеи гражданского участия, защиты природы и самопознания.

А теперь вернемся ближе к реалиям и, приплюсовывая сюда необходимость компенсации недополученных ранее благ, представим себе, что в некоей стране на уровень почти неограниченных возможностей возносится индивид, в детстве которого было, мягко говоря, мало приятного: жизнь в бедноте, явная нехватка внимания одного либо обоих родителей, третирование со стороны сверстников, игнорирование противоположным полом, да и вообще на социальном уровне – стойко закреплённая роль лузера. Нетрудно догадаться, каким образом все былые лакуны будут компенсироваться – тут вам и примерка роли альфа-самца, и хоровод любовниц, и публичное унижение подчинённых и золотые унитазы в резиденциях (Н. Чаушэску, Ким Ир Сен, И. Амин, Бокасса). Однако стоит магическим часам властных полномочий пробить «час Х», как волшебная карета из сотканного многолетними усилиями образа моментально превращается в тыкву. И вот уже мы созерцаем невероятно одинокое, загнанное в клетку своих собственных фобий существо, весь смысл жизнедеятельности которого давно свёлся к тому, чтобы при помощи подсветки властных софитов беспрерывно подсвечивать внушительно-угнетающий ореол «великого и ужасного». Зрелище, по сути, жалкое и скорбное, хотя по инерции все ещё продолжающее вызывать почти сакральный трепет у значительной части придворных вассалов.

Некогда один из политтехнологов, задействованных в избирательной кампании Джона Кеннеди, отмечал: «Если ваш кандидат – красивый мужчина, то все женщины повалят голосовать за него, таща за собою упирающихся мужей». В беларуском политическом пространстве с красивыми мужчинами наблюдается напряжёнка, если не сказать больше – дефицит. И на выборы (которые, хм, как бы есть и как бы нет) у нас ходят совершенно по другому принципу.

Слепленный из всего, что механически попадалось под руку на просторах перестроечного идеологического бардака, образ простоватого, но волевого харизматика по-прежнему затмевает взор и затуманивает мозги электорату, убеждённому в безальтернативности существующего статус-кво. Соответственно, и огранка под такой «бриллиант» подбирается соответствующая. Можете ли вы себе вообразить, что, допустим, даже не в президентском кресле, а хотя бы вместо госпожи Ермошиной, с её нелепой причёской, мешковатыми костюмами и периодическим вербальным трэшем а-ля «варите дома борщ», на политической авансцене появляется яркая персоналия в стиле нынешнего Президента Хорватии Колинды Гарбар-Китарович, которая не только визуально весьма эффектная дама, но еще и высокообразованный и многоопытный специалист-управленец? Не можете? Вот и я не могу. По крайней мере, в ближайшие лет восемь–десять, если не больше…

Согласно Гегелю, история имеет свойство повторяться: первый раз как трагедия, второй – как фарс. Но, несмотря на то, что к стадии фарса мы уже вплотную подобрались, элементы трагизма упорно не отступают. Прежде всего потому, что на протяжении четверти века независимости динамика развития беларуского общества словно следует заголовку известной книги всё ещё любимого в здешних широтах Ильича: «Шаг вперёд, два шага назад» и демонстрирует гораздо больше тяги к саморазрушению, нежели к созиданию.

Ирина Шумская, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна