ЕС: новый взгляд на «беларуский вопрос».

975

Несмотря на то, что Беларусь относится к числу периферийных государств и не находится в центре внимания Евросоюза, продолжаются попытки выработки некоей стратегии Брюсселя в отношении Беларуси. Ниже приведена выдержка из статьи Ондрея Дитрича, ассоциированного сотрудника Института исследований в области безопасности ЕС, научного сотрудника пражского Института международных отношений, «Хороший полицейский и плохой полицейский»

В статье содержится описание и анализ текущего положения дел в Беларуси и беларуско-европейских отношений, а также предложение новой стратегии ЕС в отношениях с официальным Минском. Перевод последней части мы и предлагаем.

Тот факт, что ограничительные меры ЕС не работают не означает, что они бесполезны. Но вместо того, чтобы расширять «черные списки» (например, за счет включения туда других представителей крупного бизнеса), или сферы, которые подпадают под санкции (что может привести к трем основным побочным эффектам: увеличению зависимости от России, негативно воздействовать на общество и повлечь экономические потери для стран-членов ЕС) целесообразным может стать их временное замораживание. Парадоксально, но лучшим способом сделать санкции эффективными может быть их прекращение. Это не должно быть изолированным шагом, но, скорее, результатом переговорного процесса, который также учитывает нынешнюю политику «критического взаимодействия» (то есть взаимодействия, ограничивающегося только гражданским обществом). ЕС пытался использовать «морковку и кнут» в 2008-2010 годах, но печальная концовка, оставила неприятное послевкусие и подорвала веру в возможность достижения устойчивых договорённостей (ЕС с Беларусью). В результате, рост «черного списка» ЕС беларуских  физических и юридических лиц, возможно, является лишь попыткой наказать режим за обман Европы.

Настало время выйти за рамки сложившейся ситуации  и проводить  более прагматичную политику. Правда, с геополитической точки зрения, то окно возможностей, которое было когда-то открытым в настоящее время захлопнуто.

Нормализация отношений между Минском и Москвой вызвала опасения  со стороны А. Лукашенко в чрезмерной зависимости от России и он по-прежнему считает отношения с ЕС составной частью своей политики внешнеполитического баланса. В то же время, как представляется,  у беларуского лидера есть острое осознание необходимости изменений в госуправлении, чтобы гарантировать долгосрочное выживание режима, и помощь ЕС в этой связи только бы приветствовалась. Наконец, ЕС становится все более важным торговым партнером для Беларуси, увеличив свой отрыв от России, как основной потребитель беларуского экспорта — факт, который может стимулировать режим на поиски лучших взаимоотношений с Брюсселем.

ЕС будет готов приостановить санкции после безоговорочного освобождения политических заключенных.

Исторические прецеденты такого рода существуют. Председательство Литвы в ЕС, скорее всего, повлечет большее внимание к Беларуси. «Умным» шагом стало бы приостановление запрета на въезд в ЕС для Министра иностранных дел В. Макея как жест доброй воли и практическое средство содействия дипломатическому диалогу.  Очень важно, чтобы любой пакет, предложенный Минску, включал в себя два элемента. Во-первых, четкие и ясные гарантии того, что более тесное сотрудничество обусловлено позитивными шагами самой Беларуси, характер которых, однако, не должен создавать угрозы режиму. Нынешний режим никогда не примет радикальных изменений в политике, не в последнюю очередь потому, что не хочет выглядеть слабым. Во-вторых, возможный пакет должен включать в себя четкий план действий ЕС в ответ на освобождение политзаключенных. Беларусь могла бы, таким образом, сразу же получить  выгоды, которые увеличатся, если Лукашенко начнет модернизацию системы власти и экономики и позволит передачу опыта (Евросоюзом) — что, в свою очередь, поможет укрепить независимость режима от Москвы.

Важно подчеркнуть, что, согласившись на такую ​​«дорожную карту», ЕС не предаст свои принципы, а просто будет следовать логике «награда за изменения».  От участия (ЕС) в диалоге с гражданским обществом (Беларуси) не следует отказываться, но, возможно, было бы более целесообразно с точки зрения  отношений с режимом, если бы формат этой деятельности изменился и стороной в диалоге выступали несколько заинтересованных государств-членов, а не Евросоюз в целом. Ограничение риторики с целью избежать впечатления, что ЕС выполняет цивилизаторскую миссию среди своих соседей, также можно было бы приветствовать.

Всё это отнюдь не гарантирует согласия А. Лукашенко. Он находится под внутренним и внешним давлением. И никакие инициативы (со стороны ЕС) не могут заранее иметь гарантированный успех; однако, такие инициативы необходимы. По крайней мере, это более предпочтительный вариант, чем сохранение политики, которая не способна принести положительные результаты в обозримом будущем.

/p

Logo_руна