Фанаты и Украинский кризис. Или чего боится Лукашенко?

1087

Вы прочитаете этот материал за 15 минут.

Беларуские государственные СМИ последние месяцы регулярно затрагивают тему футбольных фанатов. И чаще всего в одном ключе: связывая между собой события в Украине и грядущие президентские выборы. Люди в погонах стращают обывателя страшной революцией хулиганов от спорта. С одной стороны рациональное зерно в данных ужасах есть. Фанатское движение, без сомнения, ещё скажет своё слово в беларуской политике. Но не в 2015 году. Почему? Давайте разбираться вместе.

Фанаты Украины: из хулиганов в революционеры.

Футбольные болельщики, а особенно их организованная часть всегда вызывали тревогу у власти. Что не удивительно — наличие зачатков структуры, дисциплина, быстрое принятие решений – признак потенциально мощной общественной инициативы. А если сюда добавить такие вещи как культ силы, неприятие авторитета власти и готовность к силовым действиям для защиты своих интересов, то получаем взрывоопасный коктейль. Для любой политической системы. А тем более для авторитарных режимов. Но до недавнего прошлого фанаты (не только футбольные) не отыгрывали более-менее значимой роли в политической жизни государств на европейском континенте. Причина банальна — они аполитичны по сути своей. Фанаты, естественно, патриоты своей Родины. Но их патриотизм проявляется на трибунах. И лезть в скучные дебаты большинству представителей данной группы не интересно. Да и просто лень. К тому же фанатские группировки во всех странах разобщены. И «воюют» друг с другом. Поэтому несмотря на внушительное общее количество, считать их реальной силой — обманывать себя. Так было до событий в Украине. Что же произошло на берегах Днепра?

Для того, чтобы понять суть феномена украинских фанатов необходимо начать рассматривать ситуацию 2008-2011 годов. К тому времени большинство ведущих футбольных клубов страны «обзавелось» достаточно мощными фанатскими движениями. У части групп популярны были крайне правые настроения. У части — крайне левые. Середины, что типично для подобных организаций, не было. Но фанаты существовали «в своём мире», государство «в своём». Пересекались они лишь на матчах и массовых драках. Так бы и происходило, если бы не одно «но». Всё началось с банального «квартирного вопроса». Активные болельщики Динамо «Киев» отец и сын Павличенки не захотели освобождать свою квартиру в центре столицы по просьбе влиятельных людей. К делу подключили суд. И, естественно, семья была выселена из своего жилья.

А через пару лет судью, который вынес решение, нашли мёртвым. Не долго думая силовики задерживают отца и сына. И справедливый суд выносит приговор – пожизненное одному и 13 лет другому. Всё традиционно для Украины того времени.

Всё, кроме одного «но» футбольные фанаты «Динамо», к числу которых принадлежали отец и сын инициируют всеукраинскую акцию против милицейского произвола. К ней подключаются все без исключения движения фанатов. Независимо от взаимной приязни или неприязни. И тому были свои причины:
1. Традиционный для фанатов культ солидарности. Защитить своих — дело чести;
2. Специфика украинского правосудия того времени — прав всегда тот, кто имеет хороших знакомых или деньги
3. Ход следствия. То, что дело «шито белыми нитками» было заметно сразу. И судебный процесс с первых минут не оставлял сомнений — приговор будет обвинительным.

Протесты начинались с растяжек на каждом матче. Украинские власти вместо того, чтобы выпустить пар, пошли по пути «не замечать проблемы». А милиция местами начала «прессовать» лидеров фан-движения. Вот на этом этапе, уже после первой консолидации, фанаты формулируют посыл «государство идёт не в том направлении». И уже через год под лозунгами «Свободу Павличенко! Свободу честным!» проходят марши, в которых принимает участие по нескольку тысяч человек. Фанаты ищут союзников среди политических сил. Но «большие» партии заняты своим — выборами и покупкой мест в парламенте. Союзник находится в лице крайне правых организаций — Украинский национальный союз, Альянс патриотических сил, «Ярило» и ряда других. Уже декабре 2012 года в Харькове проводится совместная акция. Которая заканчивается массовой дракой с милицией. Причём, если проводить параллели с Беларусью, причина акции интересна. После окончания основной программы милиция и «тихари» начали по одному отлавливать лидеров. Но как указано выше, для фанатов «солидарность» — не просто слово. Силовики за 5 минут получили более тысячи организованных, спортивных и крайне агрессивных оппонентов. Результат — более 60 пострадавших с обеих сторон.

На этом активная фаза противостояния закончилась. Власти отрыли уголовное производство против организаторов маршей, те, в свою очередь скрылись. А надписи «свободу Павличенкам» с фанатских растяжек перекочевали на дома по всей Украине. При этом оппозиционные политики не нашли общего языка с фанатами. Желание «попиариться на теме» шло вразрез с целью акций — восстановить справедливость.

Так происходило до 2014 года. Да, именно 2014 – начало событий на Майдане в декабре 2013 не вызвало «подъёма» фанатских группировок. С другой стороны сочувствие к протестующим было. Была и поддержка в тех городах, где стоял майдан. Но не организованная — так, пройти мимо, поднести продуктов. Не более того.

Однако последующие события в корне изменили отношения фанатских группировок к процессам. В этом, как ни парадоксально, виновата сама власть. Вот лишь несколько факторов:
1. Отказ от евроинтеграции был принят фанатами без особого энтузиазма. Или, если быть точным, не столько смена политического курса, сколько попытка «торга»: помните ценник, который украинские власти выставляли и ЕС и России «за страну-союзника». Для фанатов на определённом этапе (особенно после успехов клубов на внешней арене) вопросы патриотизма приобретают вес. Кто ты? Чем отличаешься от других? Чем гордишься? Всё это основа фанатского движения на внешней арене (еврокубки, сборные и т. д.) Поэтому такой циничный «торг родиной оптом или в розницу» не нашёл понимания.
2. Нарушение нескольких «табу» украинского общества. В политике того времени прекрасно понимали что такое «проплаченная акция». И естественно разгон таковой не считался чем-то предосудительным. Но студенты вышли не за деньги. И силовой разгон не был понят. Действия правительства только накаляли градус.
3. Последней каплей стали смерти на майдане. А так же привоз «титушек» — нанятых молодых людей, задачей которых было терроризировать города, охваченные протестами. То есть сама власть платила за организацию уличной преступности.
4. Жёсткий разгон нанятыми хулиганами при поддержке милиции акций в ряде восточноукраинских городов только ускорил принятие решения.

И уже в конце января 2014 лидеры фанатских группировок проводят ряд встреч. Решение было простым — футбольные фанаты оказывают поддержку отрядам самообороны Майдана в поддержании порядка на улицах. То есть на первом этапе «хулиганы» охраняли покой собственных городов от нанятых властью «ребят спортивной внешности».

Этот этап был не долгим. И уже через пару дней фанаты были среди протестующих. Стоит заметить, что к акции присоединились все без исключения группировки Украины. В том числе крымские, донецкие и луганские «движи». При этом фанаты не особо лезли в политическую кухню. Вопросы тактики прихода к власти были им не интересны. Их подкупала сама идея — изменить Украину. Как — другой вопрос. Главное — самим.

После победы Майдана такое единение могло бы сойти на нет. Но тут вмешалась Россия. Аннексия Крыма и репрессии против лидеров крымских группировок и привоз «политических туристов» на митинги в восточных городах не дал распасться новой силе. Фанатские группировки фактически прекратили войну между собой. Вся агрессия направилась на внешнего врага. И во многом именно фанаты были примером быстрого и мощного ответа. Упустив момент в Донецке, они не дали пророссийским силам шансов в Запорожье, Кривом Роге, Днепропетровске, Николаеве и Одессе. Пока власть раскачивалась, фанаты действовали. Так как умели — быстро, решительно, используя доступную и понятную любому аргументацию кулака.

С развитием военных действий фанатское движение проявило себя ещё с одной стороны. Не секрет, что внушительная часть добровольцев первой волны — фанаты. Те, кто остался в тылу занялись волонтёрством. Вначале брали шефство над частями, где служат их друзья. Потом расширяли списки «подопечных».

При этом пока что фанаты остаются практически единственной группой, не представленной во власти. Учитывая их силу, довольно странно. Но с другой стороны закономерно:
1. Фанатское движение концентрируется на общем патриотизме а не конкретной идеологии.
2. Специфика восприятия — фанаты работают на конкретный результат. Который можно увидеть, оценить. Поэтому политическая кухня от них далека.
3. Отсутствие понимания общности политических целей. И отсутствие навыков построения легальных и «мирных» организаций.

Однако ничего не стоит на месте. Часть фанатов-фронтовиков уже сейчас формулирует свои политические цели. Те, кто занимался волонтёрством на том же пути. Но кроме всего прочего они получили навыки системной работы.

Всё это происходит в общем русле структуризации «поколения независимых» — тех, кто вошёл в сознательную жизнь после 1992 года. Не думаю, что фанатские группировки создадут свою партию — у них свои интересы. Но вот часть лидеров без сомнения усилит политические проекты. Не старые — к «ветеранам от политики» у фанатов мощнейшее недоверие. А вот новым, постмайданным организациям такой ресурс может помочь подняться на ноги. Ещё бы, организованные группы поддержки, понимающие свою силу, роль и готовые не только помочь бесплатно, но и иногда «собирать деньги» на общее дело.

Чего боится Лукашенко?

И вот тут мы подходим к пониманию причин страхов теперешней власти. Команда Лукашенко долгие годы работала над тем, чтобы загнать оппозицию в её теперешнее состояние. Без притока новых людей оппоненты действующей власти пришли к глубочайшему кризису. Кризису идей, кадров и, как следствие, финансов и предпосылок к расширению влияния. Чтобы привлечь волонтёра необходимо ему сказать «за что выступаем». В беларуских реалиях «за что» заменяет «против чего». Но Беларусь — не Украина. Лукашенко действует умнее, создавая точки «выпуска пара». Это в частности:
1. Работающее законодательство об обращениях граждан
2. Простота регистрации бизнеса
3. Периодические «публичные порки» чиновников

Эти три простых вещи позволяют решить 90% проблем. Естественно в основном решаются бытовые вопросы. Но хамство в магазине, холодные батареи, текущий кран — это как раз и волнует людей. Решив такие вопросы, власть не даёт перевести их в категорию «политических» — ведь система работает.

Система работает. И, судя по ходу избирательной кампании в 2015, работает не плохо. Так что же так пугает Лукашенко? На мой взгляд существуют три основные причины:
1. Опыт прихода фанатов в украинскую политику. Не как парламентской силы, а как уличных (фронтовых) бойцов
2. Тесные контакты и взаимопонимание, которые наладились между беларуским и украинским фан-движением
3. Сама структура движения, его возможности по самоорганизации, самофинансированию, готовность к защите своих интересов.

С первым пунктом всё понятно — выше про это написано.

Что касается пункта два, то тут так же всё абсолютно логично. В близости беларуских и украинских фанатов «виноваты» не оппозиция, не политики. Тут ключевая роль принадлежит России. Фанаты — патриоты по сути своей. Любые международные матчи вызывают вопросы «кто ты?». И тут возникает система восприятия мира «россиянами». Есть одна культура. Беларусы, украинцы (да и другие национальности) могут быть братьями. Но недалёкими, сирыми и убогими. И их культура, история, естественно, не представляют никакой ценности. Разве что в качестве экспоната на выставке. Всё это – традиционный подход значительной части жителей РФ. Это — лейтмотив российской культурной политики. Поэтому жёсткая реакция в ответ вполне естественна.

Беларуские и украинские фанаты фактически объединились «против русского мира». Если бы в украинском кризисе на другой стороне выступала нация с большей толерантностью в отношении культурного многообразия, такого единения болельщиков бы просто не случилось.

Теперь поговорим о структуре. Да, фанаты организованы. И готовы к диалогу. Более того, в новейшей беларуской истории есть множество примеров работы по линии НПО-ПП-болельщики. Да что далеко ходить, автор этих строк в своё время издавал газету болельщиков ФК «Барановичи». На 100% беларускоязычную. Где к каждому матчу давался анонс — историческая справка о городе, с командой которого предстояло играть. Фанаты в той или иной мере помогали многим общественным и политическим организациям. Парадокс, но в последнее время таких мостков стало наоборот меньше. Причина — кризис кадров и кризис идей в стане оппонентов А. Лукашенко. Получается замкнутый круг: партии не могут внятно сказать чего они хотят — фанаты не имея нормальной коммуникации презирают партийных активистов – без притока новых людей (даже просто организаторов) партии не могут подойти к формулировке своих целей. Разорвать этот круг в беларуских реалиях могут две вещи:
1. Массовые акции протеста (организованные любой из организаций) и привычные репрессии со стороны власти. Но, учитывая, что фанаты не склонны присоединятся к политическим акциям с первых минут, такая кампания должна идти как минимум несколько дней.
2. Внесистемная оппозиция — новое поколение, способное ясно объяснять чего хочет и куда идёт. Причём то, которое готово рисковать. Таких организаций очень мало и они локальны. С другой стороны если они получат ресурс фанатского движения, то смогут достаточно быстро выйти «в высшую лигу беларуской политики».

И то и другое пока что фантастика. Поэтому я склоняюсь к мысли, что угрозы фанатам – попытка дуть на воду со стороны власти. Громкие заявления остужают желание «пойти в народ» у значительной части оппонентов Лукашенко — есть правила игры и своё место, к которому оппозиционные лидеры привыкли. С другой стороны это предупреждение внешним игрокам. И как ни парадоксально, в первую очередь России. 2 месяца тому назад я обращал внимание на некоторые особенности избирательного процесса 2015 года (источник). В принципе текст актуален и сегодня. Может ли РФ использовать формально антироссийские лозунги для раскачки ситуации в Беларуси? Да ради бога — она и в Украине это успешно делает. В таком случае у «майдана» может появиться и финансовый ресурс и «друзья-туристы». Причём под беларускими национальными флагами. Эти события теоретически могут вывести фанатов на улицы. И это на сегодня, возможно, один из немногих вариантов, имеющих хоть какие-то шансы на реализацию.

Третий вариант — агрессия РФ. И вот тогда, парадокс, часть тех же фанатов пойдёт защищать Родину. И фактически Лукашенко…

Поэтому заявления людей в погонах не более чем игра на опережение. С другой стороны Лукашенко видит потенциал фанатского движение. Заметьте, угрозы есть, но жёсткого (по беларуским меркам) прессинга «движа» нет. Это как предупреждение всем игрокам политической партии – «не лезьте».

С другой стороны фанатское движение может дать оппонентам Лукашенко то, чего они были лишены последние 10 лет — мускулы и ноги. То есть ресурс организованных и дисциплинированных исполнителей. Для этого нужно немного: ум чтобы сформулировать «что мы будем делать» и смелость, чтобы прийти к фанатам.

Сможет ли фанатское движение сформировать собственную политическую силу? Сомневаюсь. В вопросах идеологических основ работы у фанатов может быть разве что патриотизм. Всю остальную повестку предлагают извне. Поэтому самостоятельной партии «футбольных фанатов» в ближайшее время видимо не бывать. Что касается далёкой перспективы… была же в Беларуси партия любителей пива.

Как-то так.

Игорь Тышкевич, специально для Belarus Security Blog.

Logo_руна