Франшиза «Правого сектора»: что будет с главной страшилкой Кремля?

2282

Вы прочитаете этот материал за 8 минут.

«Правый Сектор». Два простых слова, которые ещё два года назад не значили ровным счётом ничего. Но уже с весны 2014 года название этой молодой организации начало вовсю использоваться Кремлём в пропагандистских целях. Да и дальше о ПС и его роли в украинской политике писали много. И обсуждали. Зачастую мало представляя, что такое «Правый Сектор». Есть повод присмотреться. Особенно учитывая последние новости — Дмитрий Ярош начинает создавать новое движение. Которое не имеет ничего общего с организацией, сделавшей его известным.

Ты помнишь как всё начиналось…

Итак, откуда взялся «Правый сектор»? Сказать, что он появился ниоткуда — грешить против истины. Первое название «Правый сектор Еромайдана» говорит само за себя. Изначально это была коалиция нескольких молодёжных организаций правого толка и части фанатских группировок ФК «Динамо-Киев». Возникновением или оформлением эта группа «обязана» власти. Координация действий стала результатом попыток силового разгона Майдана в конце 2013 года. Именно тогда несколько достаточно известных в Украине правых групп и договорились о взаимодействии. Всего в переговорном процессе о создании единой силы брали участие более полутора десятков организаций и групп. Но в большинстве своём они не могли похвастать длинным списком членов. Костяком выступили более мощные «Тризуб имени С. Бандеры» и «Патриот Украины». Третья основная сила, ставшая родоначальником ПС — УНА-УНСО до марта 2014 года подчёркивала свою самостоятельность. С одной стороны вроде как действовали совместно. Но с другой подчёркивали свою автономность в принятии решений. Типичный пример — Жизневский. Парень был убит на улице Грушевского. Где он как представитель УНА-УНСО выполнял задачу по разведению противоборствующих сторон (отвод протестующих). И это при том, что столкновения на Грушевского были начаты именно «Правым Сектором» — организацией, одним их основателей которой было УНА-УНСО.

Тем не менее именно со столкновений на Грушевского начинается превращение «Правого Сектора» в самостоятельную силу. Которая претендует на симпатии украинцев, тяготеющих к правой идеологии. То есть на нишу, которую на тот момент занимала ВО «Свобода». Но в отличие от этой партии, ПС легко преодолел ментальный раздел по языковому признаку. Причина в том, что несмотря на правые лозунги, организация в значительной мере использовала русский язык для общения с прессой и соратниками. Бывший на тот момент пресс-секретарём Б. Берёза — полностью русскоязычный. Дмитрий Ярош также в основном использует русский язык в общении.

Рост численности и оформление структуры

Конец января — начало февраля 2014 года стало моментом волнообразного роста численности «Правого Сектора». Если общее число «бойцов» организации в то время когда она называлась «Правый сектор Евромайдана» не превышало 200 человек, то уже к первой декаде февраля можно было говорить о нескольких тысячах по всей Украине.

Такой быстрый рост стал возможен благодаря гибкости структуры и применению принципа франшизы. Любая группа людей (особенно в регионах), войдя в контакт в руководством ПС начинала использовать «раскрученное название». При этом сам «Правый Сектор» был далёк от монолитности. О позиции УНА-УНСО писалось выше. Не менее интересным было поведение членов Организации Украинских Националистов (то самое ОУН, которое в своё время породило УПА). С одной стороны активисты организации, входившие в аффилированный «Комитет защиты политзаключённых», выступали создателями ПС. С другой стороны Н. Коханивский, лидер КЗП, становится сотником сотни ОУН на Майдане. Которая не координирует свои действия с руководством «Правого Сектора». Чуть менее выражено держала дистанцию организация «Патриоты Украины».

Фактически на этом этапе «Правый Сектор» не был ни организацией, ни партией. Это скорее коалиция правых организаций и групп, которые были сторонниками решительных действий. Причём, благодаря достаточно толерантному отношению к представителям других национальностей, Правый сектор (несмотря на приписываемый ему крайний национализм) уже в феврале 2014 года был интернациональной по сути группой. Чем так же выгодно отличался от других правых организаций.

Коалиционный принцип создания структур нашёл своё отражение и в разделе полномочий. Западная Украина курировалась представителями УНА-УНСО. Лидером группы был покойный А. Музычко (Сашко Билый). Восточная — «Патриотами Украины» во главе с А. Билецким. Который вскоре станет основателем и командиром полка «Азов», а уже в 2015-м начнёт подготовку к созданию собственного политического проекта. Центральный провод организации возглавил Д. Ярош (до этого руководивший «Тризубом»).

После победы Майдана перед лидерами «Правого Сектора» встала дилемма: либо распускать организацию либо наращивать структуры и усиливать управляемость. Формирование региональных (да и части киевских) групп по принципу франшизы имело свои недостатки. Главный из которых — невозможность проведения нормальной кадровой работы и как следствие — отсутствие у руководства рычагов влияния собственную организацию.

На решение проблемы времени практически не оставалось. Даже с лояльным отношением СМИ к участникам Майдана всё более часты становились публикации об эксцессах с людьми, которые представлялись «Правым Сектором». Да и с группами в центре Киева были аналогичные проблемы. Типичный пример — мартовская эскалация. Которая чуть не закончилась штурмом гостиницы «Днепр», которую ПС выбрал в качестве своей штаб-квартиры. В результате компромисса активисты покинули центр города и выехали на тренировочную базу под Киевом.

На этом же этапе ПС прерывает контакты с рядом «коллективных членов». Структура избавляется в первую очередь от шовинистических и нацистских групп. Некоторые из них успели «побывать в Правом Секторе» менее 2-х недель. Наиболее известный пример — организация «Белый молот».

Однако такая чистка не снимает с повестки дня вопрос структурного оформления. Тем более, что есть перспективы превращения франшизы в политическую силу. И тут случается самое интересное событие первых месяцев существования «Правого Сектора». С одной стороны из коалиции де-факто выходит ряд основателей. «Патриоты Украины» всё больше занимаются своими структурами. Комитет защиты репрессированных во главе с Коханивским работает в тесной спайке с ОУН. Про УНА-УНСО писалось выше. С одной стороны организация стала одним из основателей ПС. Более того Музычко де-факто контролировал создание структур на Западе. А руководитель УНА М. Карпюк был заместителем Яроша по идеологической работе. Но именно эти две личности были и убеждёнными сторонниками самостоятельности УНА-УНСО. А дальше происходят два события:
1. В перестрелке с силовиками убит Музычко
2. М. Карпюк при загадочных обстоятельствах оказывается в тюрьме ФСБ в Москве.

Первые недели после исчезновения соратники Карпюка не особо афишировали проблему. Потом руководство «Правого Сектора» заявило о похищении одного из своих лидеров спецслужбами РФ. Но позже, летом 2014, когда к Карпюку таки допустили адвокатов (и РФ признала факт его задержания) появилась ещё одна версия. Сам Карпюк заявил защитникам, что выехал в РФ «по заданию Д.Яроша» на встречу с приближёнными Путина. Эту же версию узник описал в письме, направленном в ЕСПЧ.

Вот после этого, в конце марта 2014 года проходит съезд партии «Украинская Национальная Ассамблея». На котором делегаты переименовывают УНА в «Правый Сектор» и избирают руководителем партии Дмитрия Яроша. Таким образом, 22.03.2014 в Украине исчезло политическое крыло УНА-УНСО (партия вновь зарегистрировалась лишь в 2015-м) и на его месте появляется партия «Правый Сектор».

Этот день можно считать днём рождения ПС как юридического лица. При этом по образу УНА-УНСО было решено оставить двойственную структуру ПС. Существует политическая партия. И существует неформальное одноименное общественное движение (в Беларуси такую систему применяет БНФ, имеющее и «партию», и «движение»).

Есть ещё одна особенность возникновения структур «Правого Сектора». Тот же Ярош дружит (и работал помощником) с Валентином Наливайченко. Известным политиком, который работал на дипслужбе и возглавлял СБУ во времена Ющенко. После 2011 года стал видным функционером партии УДАР В. Кличко. Вторым известным политиком, связь которого с ПС проследить не сложно, является Андрей Парубий — руководитель самообороны Майдана. Сегодня — первый зам спикера Верховной Рады. Именно он является одним из основателей Социал-национальной партии Украины (СНПУ) (ставшей в последствии ВО «Свобода») и её молодёжного крыла «Патриоты Украины». Эта организация не пошла за Тягнибоком и с 2004 года существовала можно сказать самостоятельно. А в 2014 стала одним из основателей «Правого Сектора».

Окончание следует.

Игорь Тышкевич, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Франшиза «Правого сектора»: что будет с главной страшилкой Кремля? (Окончание)

Logo_руна