«Гибридная война»: далеко ли она от нашего порога? (часть 2)

614

Вы прочитаете этот материал за 7 минут

Если проводить параллели с Беларусью, то наша страна находится в сфере мощного российского пропагандистского воздействия. Доминирующее положение на информационном поле Беларуси занимают российские СМИ, в первую очередь – телевизионные каналы, являющиеся фактически основным источником информации для большинства населения страны, вследствие чего формирующие пророссийские идеологические стереотипы в сознании беларуских граждан.

Также, как и в Крыму, в Беларуси осуществляют довольно активную деятельность десятки различных общественных организаций, ориентирующихся на Россию и т.н. «русский мир», в частности, различные казачьи и православные братства, землячества и союзы, под опекой которых действуют молодежные и подростковые военно-патриотические и военно-исторические клубы, где, кроме изучения основ военного дела осуществляется идеологическое воздействие на будущих военнослужащих – защитников Беларуси. Причем, все эти, а также подобные им по идеологической направленности различные «культурно-просветительские» организации и общества, как и действовавшие в Крыму, получают прямым или косвенным путем финансовую помощь от различных структур России.

Однако, несмотря на все это, «Крымский сценарий» в Беларуси весьма маловероятен, так как не только и не столько «кремлевская машина пропаганды» явилась главной причиной «гибридной войны» в Крыму и его аннексии Россией. К тому же практически совсем недавно Крым был даже больше проукраинским, чем пророссийским, ведь этнически и экономически жители Крыма все же ближе к Украине, чем к России. А «развернулся» Крым в сторону России не благодаря «кремлевской машине пропаганды», а благодаря руководству Украины. Первым шагом к этому стало продление правительством Украины до 2042 г. срока базирования российского флота в Крыму взамен на обещанный Россией дешевый газ. Однако, хотя руководству Украины во главе с президентом Виктором Януковичем так и не удалось хотя бы приступить к переговорам о снижении цены на газ, вопрос о возможности расторжения договора о 25-летнем базировании российского флота в Севастополе даже не обсуждался. Кроме того, не обсуждался и вопрос о возможных мерах по обособленности российских военнослужащих от местных жителей, в том числе и украинских силовиков. Кстати, такие меры использовались в группах советских войск в таких же «братских» социалистических странах Восточной Европы.

Вследствие подобных действий или бездействий украинских властей, российские военнослужащие имели полную свободу общения как с жителями Крыма, так и с украинские военнослужащими, а те вольно или невольно практически ежедневно имели возможность сравнивать свою и их «толщину кошелька», причем сравнение было не в пользу украинского, так как денежное довольствие командира украинской воинской части примерно соответствовало денежному довольствию российского матроса-контрактника. В результате многие из украинских военнослужащих стали не только мечтать, но и открыто заявлять о желании иметь российское денежное довольствие. Кроме того, велась и целенаправленная «обработка» украинских военнослужащих, их вербовка спецслужбами России.

Еще одной важнейшей причиной «гибридной войны» в Крыму и его аннексии, а также военной агрессии России в Донбассе, стало наличие агентов российских спецслужб в руководстве ВСУ и СБУ. Так, например, в эфире Эспрессо.TV директор военных программ Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова Николай Сунгуровский заявил: «По моим данным, 30% состава СБУ были агенты ФСБ и ГРУ, в отношении других структур у меня данных нет». Также о том, что украинские спецслужбы переполнены российскими агентами, заявлял и бывший заместитель руководителя СБУ генерал Александр Скипальский. Подтверждают эти заявления и перебежчики из СБУ, самым высокопоставленным из которых является Александр Ходаковский – бывший десантник, который несколько лет возглавлял контрразведывательную группу в донецком управлении спецслужбы.

Очевидно, что если даже 30% российских агентов было в составе украинской спецслужбы, то в составе воинских формирований их было никак не меньше. Причем, в немалой степени способствовало «созреванию» украинских военнослужащих к переходу в состав российских вооруженных сил и само руководство Украины, которое превратило Совет национальной безопасности и обороны (далее по тексту СНБО) фактически в «отстойник», в который «сплавляли» проштрафившихся политиков, «сбитых лётчиков» и «всплывших подводников». Причем если поначалу этот «сплав» был своего рода «почетной ссылкой», где можно было «отлежаться на дне» и, «зализав раны», снова встать в строй, то постепенно этот «отстойник» стал ссылкой уже без кавычек.

Особенно постарался в этом превращении глава Администрации президента В. Януковича Сергей Лёвочкин, который добился сокращения аппарата СНБО вдвое и в рамках «сокращения штатов и экономии средств» уничтожил базу интеллектуального обеспечения СНБО – Национальный институт проблем международной безопасности и Институт проблем национальной безопасности. Отметилась и секретарь СНБО Раиса Богатырёва (2007-2012) благодаря массовому трудоустройству своей личной обслуги в штат ведомства. В результате его статус опустился «ниже плинтуса». Не изменился статус СНБО и в бытность его главой Андрея Клюева (2012-2014), который превратил Совет в один из инструментов, должных обеспечить переизбрание Януковича в 2015 г.

Кроме СНБО, свои функции в этот период утратили и государственные органы военного управления, которыми руководили фактически граждане России. Так, например, с нарушениями украинского законодательства стали гражданами Украины министры обороны этой страны Дмитрий Саламатин и Павел Лебедев, а председатель СБУ Александр Якименко и вовсе не был гражданином Украины!

После назначения председателем СБУ В. Хорошковского, в 2010 г. была проведена реорганизация управления по защите интересов Украины от иностранных спецслужб департамента контрразведки, в результате которой Первый отдел был «перенацелен» на противодействие спецслужбам США, а задачи противодействия спецслужбам России от него были переданы Четвертому отделу, который был не только «задвинут на задний план», но и кардинально «порезан». Одновременно 19 мая 2010 г. СБУ и ФСБ России подписали договор о сотрудничестве, в результате сотрудники ФСБ, которые в декабре 2009 г. покинули Украину по ее требованию, вернулись на российские военные базы, дислоцирующиеся Крыму. Таким образом, на востоке Украины контрразведывательная деятельность украинских спецслужб была фактически свернута, а ФСБ и ГРУ стали здесь действовать фактически беспрепятственно. По мнению военных экспертов и аналитиков, в восточных регионах Украины, причем не только в Донбассе, но и в Черниговской и Сумской областях, были созданы мощные агентурные сети, а российским Генштабом разработан план «северной операции» – через Сумы или Чернигов на Киев. Об этом, в частности, неоднократно заявляли Александр Галака (начальник Главного управления разведки (далее по тексту ГУР) Минобороны Украины в 2003-2008), Игорь Кабаненко (первый зам. начальника ГШ ВСУ в 2012-2013), Анатолий Лопата (начальник Генштаба ВСУ – первый заместитель Министра обороны), Евгений Марчук (Министр обороны Украины в 2003-2004), Николай Петрук (главком Сухопутных войск ВСУ в 2004-2006), Валерий Садовский (Замначальника ГУР МО Украины с 2014), Иван Свида (начальник ГШ – Главнокомандующий ВСУ в 2009-2010), Александр Скибинецкий (Первый зампредседателя СБУ в 1995-1998), Александр Скипальский (начальник ГУР Минобороны Украины в 1992-1997) и др.

Однако проблематично судить о том, сколько агентов российских спецслужб среди военнослужащих воинских и военизированных формирований Беларуси, хотя попытки «вычислить» их предпринимаются, в том числе и различными интернет-ресурсами.

Но, что годы учебы в российских военно-учебных заведениях, т.е. нахождение длительное время в сфере постоянного воздействия российских информационных, психологических, пропагандистских, идеологических и др. сил и средств, «не проходят бесследно» для курсантов и офицеров Беларуси – факт.

Также среди военнослужащих и сотрудников силовых структур Беларуси есть «сочувствующие» и «завидующие» соседям. Об этом, например, свидетельствует то, что немалое количество граждан Беларуси – военнослужащих запаса встают на пенсионное обеспечение в России с получением гражданства или вида на жительство.

Однако, в отличие от бывших украинских военнослужащих в Крыму, большинство беларуских военнослужащих не имеет возможности тесного контакта с российскими военнослужащими и «живого» сравнения «толщины кошельков». Поэтому явных проявления желания «сменить флаг» у беларуских военнослужащих и сотрудников военизированных формирований пока не наблюдается.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog

Другие материалы по теме:

«Гибридная война»: далеко ли она от нашего порога? (часть 1)

Инструменты российского влияния в Беларуси (часть 1)

Инструменты российского влияния в Беларуси (часть 2)

Инструменты российского влияния в Беларуси (часть 3)

Інфармацыйная вайна пад чужымі сцягамі

Палітыка гістарычнай памяці як інструмант расейскага ўплыву на Беларусі

Logo_руна