Гиперзвуковое оружие: кто его остановит

702

Вы прочитаете этот материал за 6 минут

В августе ВВС США заключили контракт с Lockheed Martin на разработку гиперзвукового оружия быстрого реагирования воздушного базирования (ARRW) «Стрела». Сделка за USD 480 млн. — второй контракт компании с ВВС США; Lockheed Martin была выбрана для разработки прототипа сверхзвукового обычного ударного оружия (HCSW) в апреле.

Но что такое гиперзвуковое оружие в современном смысле? «Гиперзвуковая» — это скорость 5 и выше Маха, но летательные аппараты летают на гиперзвуковых скоростях уже более 50 лет, и многие армии имеют доступ к технологии межконтинентальных баллистических ракет (МБР) с 1960-х годов.

«Когда мы говорим о гиперзвуковом оружии сегодня, мы имеем в виду два конкретных типа, — поясняет Джордж Накузи, старший инженер исследовательской и аналитической организации RAND, — а именно: гиперзвуковые глиссады (HGV) и гиперзвуковые крылатые ракеты (HCM). HGV запускаются на ракете и выпускаются на больших высотах — около 40 км или выше. Их начальная скорость и высота позволяют им поддерживать гиперзвуковые скорости без двигателей, они как бы «скользят» в верхних слоях атмосферы к своей цели. Они могут маневрировать во время движения. HCM — это крылатые ракеты, которые достигают гиперзвуковых скоростей».

Неудержимая мощь: преодоление защиты с помощью гиперзвукового оружия

Сведения о том, кто в настоящее время имеет доступ к гиперзвуковому оружию, несколько туманны из-за высокой секретности, но известно, что Китай, Россия и США разрабатывают прототипы, а Франция также рассматривает возможность разработки гиперзвуковых технологий для систем ядерного сдерживания следующего поколения.

«В новостях сообщается, что Китай, а может и Россия, возможно, уже развертывают или скоро станут обладателями гиперзвукового оружия», — говорит Накузи. «У США пока нет наличного гиперзвукового оружия, но, похоже, они быстро продвигаются в его разработке. Несколько других стран проводят исследования по гиперзвуковой тематике, но многие утверждают, что они предназначены только для гражданского использования».

Чтобы понять, почему эти страны заинтересованы в разработке гиперзвукового оружия, вам нужно понять его потенциал по преодолению традиционных систем ПРО. Общее мнение заключается в том, что оружие точечной обороны нынешнего поколения совершенно не способно перехватить гиперзвуковую ракету или глиссадный боеприпас.

Научный сотрудник Royal United Services Institute (RUSI) Джастин Бронк объясняет, что системы ПРО опираются на свойство ракет следовать по баллистической и, следовательно, предсказуемой траектории. Гиперзвуковой боеприпас способен значительно изменять траекторию полета.

«Следует также отметить, что, кроме непроверенной системы наземных перехватчиков (GBI), которая разрабатывается в США с огромными затратами, в настоящее время нет возможности перехватывать даже стандартные МБР, что обусловлено в основном их высокой скоростью».

Бронк отмечает, что, по крайней мере, в США, нынешняя ПРО МБР ограничивается уничтожением одиночных целей из страны-изгоя, такой как Северная Корея или Иран, но системы GBI США не смогут защитить от масштабной атаки России или Китая.

Способность разрушать: кинетический потенциал гиперзвукового оружия

Разрушительная способность этого оружия также должна учитываться. Ядерная нагрузка может быть размещена на гиперзвуковых ракетах. Но даже сама кинетическая энергия, выделяемая при ударе, делает гиперзвуковое оружие чрезвычайно разрушительным.

Особенно опасно оно для кораблей, говорит Бронк. «Если гиперзвуковая ракета попадает в судно, то она проникает через корабль. Китайская DF-21D разработана в основном как убийца авианосцев. Даже без боеголовки, если она поразит цель на скорости выше 5 Махов, то может и не потопит корабль, но это, безусловно, будет конец миссии».

Нельзя сказать, что гиперзвуковое оружие в настоящее время обладает такой способностью; нацеливание на что-то конкретное, например, на боевую платформу, является исключительно сложным, и большая часть усилий по разработке гиперзвуковых ракет заключается в создании системы управления ими.

Например, в гиперзвуковых противокорабельных ракетах разность температур между верхом и низом ракеты настолько велика, что тело фактически меняет форму в полете. Это делает аэродинамическое нацеливание невероятно трудным и является одной из запутанных, дорогостоящих задач, которые США, Россия и Китай пытаются решить.

Изменение игры: гиперзвуковой потенциал

Усовершенствование гиперзвукового оружия может нарушить баланс сил в воздушном бою и войне. По словам Бронка, в военных кругах и оборонной промышленности существуют опасения, что такие технологии, как усовершенствованный анти-Стелс радар делают оборону слишком развитой по сравнению со средствами нападения.

«Но, если вы захотите ввести, например, гиперзвуковые крылатые ракеты воздушного запуска в качестве средства поражения наземных целей в сильно защищенном воздушном пространстве, вы автоматически сдвинете баланс сил обратно в пользу нападения».

Конечно, если противники также имеют доступ к гиперзвуковому оружию, это значительно усложняет ситуацию. Как говорит Накузи, «это будущее оружие поможет противникам успешно атаковать ранее недоступные цели. И цикл атаки и защиты будет сжат».

У гиперзвуков есть способность значительно изменить воздушную войну, но вряд ли этот сценарий станет реальностью в ближайшее время. Чрезвычайные расходы, необходимые для разработки и производства этого оружия, являются серьезным препятствием для доступа к нему для подавляющего большинства стран мира.

«Большинство стран все еще отчаянно пытаются понять, где находятся США, и в течение следующих 15 лет их программы буду ориентированы на это», — говорит Бронк. «Я думаю, что это одна из тех областей, где будет такой огромный разрыв. Гиперзвуковые системы еще долго будут оставаться нишевым оружием для стран, которые могут позволить себе войти в игру».

А из-за крайне секретного характера разработки гиперзвукового оружия, за исключением значительной деградации международных отношений, мы вряд ли увидим, что какая-либо страна сможет похвастаться оперативным потенциалом своих гиперзвуковых вооружений. По крайней мере на данный момент гиперзвуковое оружие остается военной игрушкой для богатых стран.

С незначительными сокращениями.

Эллиот Гарднер, Airforce Technology

Logo_руна