Инструменты российского влияния в Беларуси (часть 3)

812

Вы прочитаете этот материал за 8 минут

«… Бойся ложного знания. От него всё зло в мире».
(Л.Н.Толстой)

«Традиционные православные ценности»

Все пророссийские организации в Беларуси, а также ветеранские организации военнослужащих и сотрудников военизированных формирований поддерживают тесные отношения с представителями Русской православной церкви – еще одним действенным инструментом российского влияния в Беларуси, чья активная пророссийская деятельность обосновывается тем, что «в Беларуси происходит поиск национальной идентичности вне России, осуществляется попытка переворота общественного сознания, в которое закладывается мысль о польских и литовских корнях белорусской культуры».

Для продвижения «традиционных православных ценностей» используется фальсификация истории и передергивание исторических фактов. Например, православное духовенство утверждает об исконном православии предков нынешних беларусов, хотя достаточно хотя бы посетить деревенские кладбища в Витебской или Могилевской областях, чтобы убедиться в обратном. Или о том, что только православие принесло на земли нынешней Беларуси «свет знаний». Например, священник Алексий Хотеев в статье на сайте «Фонд стратегической культуры» утверждает, что первые книги на землях нынешней Беларуси появились не благодаря Франциску Скорине, а благодяря Ивану Фёдорову, с именем которого «связано становление книгопечатания не только в России, но и в Беларуси, и на Украине». А на сайте obitel-brest.by утверждается, что Брест основали «православные монахи, поселившиеся в этой местности в первые времена введения христианства в России … в котором процветало православие до соединения Литвы с Польшею».

Может бы и не стоило обращать внимание на подобную историческую ересь, если бы она не проповедовалась пастырями прихожанам, в том числе, проходящим службу в Вооруженных Силах Беларуси. А ведь православные в Беларуси самая большая по численности конфессия. По официальным данным, по состоянию на 1 января 2019 г. в Беларуси из 3375 религиозных общин православных – 1698, а из 2684 действующих и 237 строящихся храмов, православных 1651 действующий и 195 строящийся, т.е. 1846 храмов на 1698 общин.  При этом у второй по численности конфессии, христиан веры евангельской – 524 религиозных общины и 246 храмов, у римско-католиков – 499 общины и 538 храмов.

Кроме того, в приграничных с Россией районах Беларуси Московским патриархатом реализуется ряд проектов, целью которых является «содействие формированию в общественном сознании молодых граждан приграничных регионов … общности русской и белорусской культур как двух ветвей единого исторически сложившегося духовного и культурного начала».

Продвижение же «традиционных православных ценностей» среди жителей Беларуси финансируется Россией через госзакупки, например, «Оказание услуг по подготовке и проведению комплекса мероприятий в зарубежных странах, направленных на популяризацию духовно-нравственных ценностей на основе православных традиций».

В этой связи уже не вызывает удивления количество новых церквей, которые возводятся с быстротой форпостов на оккупированных территориях, несмотря на то, что возведение церкви стоит от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов долларов.

Так, по официальным данным Уполномоченного по делам религий и национальностей, по состоянию на 1 января 2019 г. в Беларуси строилось 195 православных храма и 42 храма других конфессий. В том числе, в Брестской области – 34 православных храма (при 429 действующих), в Минской – 48 (при 330 действующих), в Минске, где 47 православных общин – 18 (при 31 действующим). Для сравнения:  храмов христиан веры евангельской в Беларуси 239 действующих и 7 строящихся, католических костелов – 508 действующих и 30 строившихся, в т.ч. в Минске – 10 действующих и 9 строившихся, что начисто отметает утверждения о «католической экспансии» в Беларуси. Кстати, на фоне активного строительства православных церквей, единственная в Минске мечеть строилась почти 40 лет.

Итак, в Минске, где 47 православных общин, 31 действующий храм и 18 строится. Но это только по официальной статистике, которая не учитывает действующие, но не имеющие официального статуса культовых сооружений. А их в Минске не менее десятка, причем, по самым скромным подсчетам. Например, на улице Руссиянова действуют два таких культовых учреждения, одно из них – в здании «Белпочты» (Руссиянова, 9). Но все это законно, т.к. исполкомы могут разрешить проведение богослужений, религиозных обрядов, ритуалов и церемоний не только в культовых зданиях, но и в «иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей». Таким образом, в почти двухмиллионном Минске не менее 60 православных храмов, т.е. по одному храму на 30 тыс. жителей независимо от их вероисповедания и это далеко не самая большая плотность, например, в Толочине Витебской области один православный храм на 3,2 тыс. жителей, из которых далеко не все православные.

Тем не менее, некоторые православные священники считают, что православных храмов в Беларуси еще очень мало, ведь в России каждый день открывается по три храма. Как заявил митрополит Волоколамский Иларион, за последние 28 лет РПЦ построила свыше 30 тыс. храмов и если строительство продолжится теми же темпами, то через 25-30 лет количество церквей в России удвоится, достигнув дореволюционного уровня. И это при том, что территория России значительно меньше территории Российской империи, также меньше и процент православного населения.

Кстати, в штате Вооруженных Сил России, кроме православных и мусульманских священнослужителей, состоит и буддийский, который, согласно официальным отчетам министерства обороны России, за 11 месяцев 2019 года провел более сотни обрядов и служб, окормив при этом свыше 2,5 тысяч военнослужащих.

Однако, об участии в церемониях и воинских ритуалах Вооруженных Сил и военизированных формирований Беларуси священнослужителей иных конфессий или религий, кроме православия, информации практически нет, в отличие от участия православных. К тому же на территории многих воинских частей и военизированных формирований возведены православные церкви или часовни, имеются т.н. «уголки православия» и это при том, что официально в Беларуси церковь отделена от государства и, следовательно, православие не является государственной религией.

Итоги и выводы

Таким образом, Беларусь находится под мощным российским влиянием. Доминирующее положение на информационном поле Беларуси занимают различные российские и пророссийские информационные и псевдоинформационные ресурсы, в первую очередь – телевизионные каналы, являющиеся фактически основным источником информации для большинства населения страны, вследствие чего формируются пророссийские идеологические стереотипы в сознании беларуских граждан.

В Беларуси осуществляют деятельность десятки различных формально не политических общественных организаций, ориентирующихся на Россию и т.н. «русский мир», в частности, различные казачьи и православные братства, землячества и союзы, под опекой которых действуют молодежные и подростковые военно-патриотические и военно-исторические клубы, где, кроме изучения основ военного дела осуществляется идеологическое воздействие на будущих военнослужащих – защитников Беларуси. Причем, все эти, а также подобные им по идеологической направленности различные «культурно-просветительские» организации и общества получают прямым или косвенным путем финансовую помощь от различных структур России.

Однако, несмотря на все это, «Крымский сценарий» в Беларуси мало вероятен, пока в Беларуси нет российских военных баз, на которых, как на военно-морской базе Черноморского флота России в Крыму, численность российских военнослужащих не подлежала бы контролю, кроме того, она являлась бы еще и местом дислокации структурных подразделений ФСБ и ГРУ, сотрудники которых осуществляли бы целенаправленную «обработку» и вербовку беларуских военнослужащих.

Очевидно, это хорошо понимает руководство Беларуси, которое всячески «открещивается» от настойчивых предложений руководства России разместить на своей территории авиационную базу.

С целью противодействия российскому информационному влиянию, дискредитирующему беларуский народ, его культуру, историю, язык и имеющему конечной целью создание в Беларуси «управляемого хаоса», необходимо ограничить в Беларуси вещание российских пропагандистских телеканалов, ориентированных в первую очередь на оболванивание и зомбирование населения, ограничить использование пророссийских интернет-ресурсов, осуществлять фильтрацию информационных контентов, ограничить деятельность общественных и военно-патриотических организаций исповедующих идеи «русского мира» и «западнорусизма», ограничить и четко регламентировать, так как Беларусь – светское государство и церковь отделена от государства, деятельность православной церкви, ее «братств» и «сестричеств» в государственных учреждениях, особенно в лечебно-оздоровительных, воинских частях и военизированных формированиях. Также необходимо активизировать информационное противодействие всех видов беларуских СМИ, как государственных, так и не государственных. Однако проблема с первыми в том, что многие из них не являются авторитетными для беларусов, поскольку дискредитировали себя свое неуклюжей пропагандой, а в информационной войне должны быть авторитетные информационные источники, которым беларусы будут доверять.

Кроме того, необходимо, по примеру Финляндии, привлечь специалистов в различные правительственные структуры для разработки и внедрения национальной программы медиаграмотности.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog

Другие материалы по теме:

Инструменты российского влияния в Беларуси (часть 1)

Инструменты российского влияния в Беларуси (часть 2)

Інфармацыйная вайна пад чужымі сцягамі

Палітыка гістарычнай памяці як інструмант расейскага ўплыву на Беларусі

Logo_руна