К вопросу о размещении российской авиабазы.

1067

23.04.2013 Министр обороны России Сергей Шойгу во время встречи Александром Лукашенко в Минске заявил о намерении дислоцировать к 2015 году в Беларуси авиаполк с истребителями (источник). «Мы приступаем к рассмотрению плана по созданию здесь российской авиационной базы с самолетами-истребителями. Надеемся, что в 2015 году здесь уже появится авиационный полк», — сказал С. Шойгу. По его словам, уже в текущем году предполагается создать в Беларуси авиационную комендатуру и поставить первое дежурное звено боевых истребителей. Шойгу также заявил, что на заседании совместной коллегии Министерств обороны Беларуси и России запланировано рассмотрение вопроса о поставке в нашу страну четырех дивизионов комплексов ПВО С-300. Сделка будет осуществлена на основании ранее достигнутых личных договорённостей А. Лукашенко и В. Путина.

Открытым остается вопрос сохранения передаваемыми русскими Беларуси комплексами своих возможностей в полном объеме, и в первую очередь по борьбе с крылатыми ракетами. У нашей страны есть опыт получения из России оружия с характеристиками, весьма отличными от тех, на которые рассчитывали беларуские генералы.  

Предыстория. Слухи о возможном размещении российской авиационной базы в Беларуси циркулируют с начала 2000-х годов. Не в последнюю очередь их мог подпитывать факт финансовой поддержки в содержании аэродромной инфраструктуры, которую Россия оказывала. 

В октябре 2012 года во время встречи Министров иностранных дел двух стран в Минске  С. Лавров заявил о том, что Беларусь намерена принять участие в строительстве российской системы ПРО. На это заявление официальный Минск ответил глубоким молчанием (источник).

Ранее, 21.09.21012 А. Лукашенко, комментируя очередную встречу с российским коллегой В. Путиным, заявил журналистам: «У нас совместное ПВО. Мы по военно-воздушным силам оговаривали много вопросов. Я попросил поддержки и её получил. В ближайшее время мы получим современные самолеты для того, чтобы нести дежурство на границе» (источник). О том, что самолёты прибудут вместе с экипажами, А. Лукашенко не сказал. Или на тот момент еще просто об этом не знал.

Интерес представляет и фактор подозрения о наличии некоего пакетного соглашения между Москвой и Вашингтоном, разграничивающего сферы влияния. Беларусь якобы становится сферой исключительного влияния России, а Украина, Молдова и Закавказье — Запада. Кончено, далеко не факт, что такой пакет существует, а если и существует — что стороны станут строго его придерживаться. Однако налицо другое: активизация беларуской дипломатии на западном направлении стала наблюдаться именно после начала второй каденции Обамы и вскоре после появления информации о возможном соглашении между Россией и США. Достаточно отметить, что если в октябре-ноябре прошлого года беларуские дипломаты проводили по 1-2 встречи посвященных вопросам отношений Беларуси и Запада в месяц, то начиная с декабря речь идет о 2-3 подобных встречах в неделю. И это лишь открытые данные.   

Внешний фон.  В настоящее время вероятность военного конфликта в регионе Центральной и Восточной Европы,  пожалуй, самая низкая за всю историю. Конечно, это не значит, что такое положение дел останется в будущем. Но пока никаких военных угроз региональной безопасности не наблюдается.

Более того, кризис в ЕС и изменение внешнеполитических приоритетов США привели к тому, что в целом наступательный потенциал НАТО в Европе все более превращается в виртуальную величину. 05.01.2012 Президент США Б. Обама изложил в Пентагоне свою новую концепцию: Америка практически уходит из Европы. Вместо четырех бригад постоянного базирования будут две облегченные. Многие базы на европейской территории закрываются, и США сосредотачивают свои ресурсы в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Говорить о базе в привязке к программе ЕвроПРО неуместно хотя бы по той причине, что недавно имело место заявление Д. Рогозина о том, что Россия не рассматривает систему ЕвроПРО как угрозу собственной безопасности, так как располагает техническими возможностями для её преодоления.

Угроза с Востока (со стороны Беларуси и России) носит ещё более теоретический характер и заключается преимущественно в словоблудии отдельных «экспертов» в Москве и Минске, застрявших во временах Холодной войны.

Таким образом, никакой настоятельной потребности в размещении в Беларуси российской авиабазы нет и не предвидится. Представляется, что причину этого шага следует искать во внутренней ситуации в двух странах и в их взаимоотношениях.

Предполагаемые мотивы России. Российский истеблишмент в целом можно достаточно условно разделить на 2 большие группы: реалисты и те, кто живет еще эпохой Холодной войны. Это можно четко проследить по двум основополагающим документам: Концепции внешней политики и Военной доктрине Российской Федерации. В первой приводится список угроз идентичных для России и Запада. Их нейтрализация потребует поддержания партнерских отношений между двумя сторонами. Более того Концепция внешней политики России подразумевает создание механизмов совместной трансатлантической безопасности. Военная же доктрина рассматривает Запад как источник опасности.

Антизападная риторика находит массовую поддержку в российском обществе, наравне с фантазиями на тему великодержавного статуса России. Создание военной базы в Беларуси может принести В. Путину определенные очки на внутрироссийском поле. Тем более, что третья каденция российского лидера пока особыми успехами не отмечена.

Беларусь: предполагаемые мотивы и последствия.  Все внутриполитические проблемы беларуского режима коррелируются с проблемами внешними. Совершенно очевидно, что размещением российской военной базы А. Лукашенко попытается решить в свою пользу ряд вопросов. Основным камнем преткновения последних лет в двусторонних отношениях являлся допуск российского капитала к приватизации флагманов беларуской индустрии. Пока А. Лукашенко «держит фронт»: русские допускаются дозировано и на его условиях. Однако, противостоять Москве в одиночку становится все более сложной задачей: отношения с Западом находятся в стадии глубокой заморозки; надежды на Китай оказались, как  мы и предсказывали, тщетными.

Нельзя исключать того, что А. Лукашенко сделал очередной маневр: «обменял» вопрос о приватизации государственных активов на углубление оборонного сотрудничества. Побочным эффектом этого станет то, что лоббисты беларуских властей на Западе получат дополнительный козырь в борьбе за отмену ограничительных мер ЕС: пресловутая «русская угроза» стала более различимой. Хотя не более реальной. Кроме того, сама процедура размещения и последующего функционирования нового российского военного объекта в Беларуси становится дополнительным рычагом давления на Москву в деле выбивания материальной поддержки. Достаточно вспомнить ситуацию вокруг российских военных баз в Кыргызстане и Таджикистане.

Как ни странно, но российская авиабаза выгодна и политической оппозиции. Противодействие российскому военному присутствию в Беларуси может стать причиной для расширения финансирования политических оппонентов режима, которые испытывают серьезный дефицит ресурсов. Беларуские власти могут пойти на негласное благоприятствование максимально широкой и шумной антироссийской кампании оппозиции. Которая позволит режиму спекулировать на страхах части российских элит по поводу утраты влияния Кремля на постсоветском пространстве в результате «цветных революций». А лучшей профилактикой революции является не иссякающая финансовая поддержка Москвы своих (хоть и не очень надежных, но давних) «союзников».

Таким образом, образуется странный на первый взгляд симбиоз режима и его оппонентов: создание российской авиабазы может поспособствовать расширению финансирования зарубежными донорами оппозиции, а режим сможет опосредованно противодействовать российскому влиянию руками своих оппонентов и на западные деньги. Обе стороны при этом получат дополнительные материальные выгоды, а для противников властей расширяется поле  деятельности. И, кстати, создается возможность возврата к практике негласного сотрудничества политических антагонистов по образцу 2010 года. Правда, результаты такого сотрудничества будут (если будут) весьма ограниченными.

Отдельно следует обратить внимание на дату, до которой планируется завершить развёртывание авиабазы- 2015 год. Год президентских выборов в Беларуси. Сохранение российской финансовой поддержки как минимум в прежних объемах, является критически важным фактором для А. Лукашенко. Это позволит не то чтобы обеспечить экономический рост, но скорее не допустить обвала национальной экономики. Российская, кстати, тоже балансирует на краю, поэтому фактор внешнеполитического успеха, подтверждающий пресловутое «величие» может быть очень востребован в Кремле.

Однако, вышеописанные выгоды носят тактический характер. В долговременной же перспективе, российское военное присутствие в Беларуси является скорее фактором угрозы для нашей страны. Во-первых, как показывает международный опыт, избавиться от иностранных военных баз – дело трудное и длительное. Во-вторых, Беларусь становится заложником отношений России и Запада. Пока они в целом хорошие.  Но что будет дальше — не знает никто. В-третьих, следует понимать, что вопрос о собственности не снят с повестки дня, а лишь отодвинут. И далеко не факт, что надолго. В-четвертых, пора отвыкать от российской помощи. Дело не в том, что российские деньги хуже американских, европейских или китайских. Дело в том, что это – чужие деньги, не свои. Как показывает опыт ЕС, жить на чужие средства (в их случае-займы, в нашем-российские дотации) – тупиковый путь. Положение России неустойчиво по ряду причин. Беларуским властям пора понять, что с какого-то момента она просто не сможет поддерживать Беларусь: российских денег не станет, а вот база останется. И потенциальные угрозы, с нею связанные, тоже. 

Чего ждать в дальнейшем. Беларуско-российские отношения характеризуются высокой степенью закрытости. Многие вопросы решаются на основании неформализованных в международные документы договорённостей лидеров. Можно ожидать, что следующим шагом закономерно станет начало полноценного функционирования под российским контролем Единой региональной системы ПВО, которая пока существует лишь формально.

Кроме того надо учитывать, что свои «ястребы» есть не только в Москве, но и на Западе. Правда, они там находятся в более маргинальном положении, но российская военная база в любом случае станет фактором раздражения для части западных элит.

Logo_руна