К вопросу создания Южного оперативного командования беларуской армии

1229

Вы прочитаете этот материал за 2 минуты

Реализация решения о формировании нового оперативного командования свидетельствует о том, что Минск рассматривает возможность расширения текущей российско-украинской войны в качестве реальной опции. И географическая привязка нового объединения тут вторична.

26 мая Александр Лукашенко заявил, что необходимо сформировать третье Южное оперативное командование сухопутных войск. Увязав это решение с текущей российско-украинской войной и угрозами, которые якобы исходят с территории Украины для Беларуси. При этом впервые о намерениях сформировать это командование публично было заявлено 21.01.2022. А само решение прорабатывалась значительно раньше.

Сформировать новое оперативное командование за счет перераспределения уже имеющихся подразделений невозможно из-за их малочисленности. Потребуется увеличение штатной численности войск и расходов на их содержание, вложения в инфраструктуру для размещения новых сил. А заявления о пересмотре приоритетов технической модернизации армии с целью уменьшения расходов на нее вызваны необходимостью перераспределить ресурсы на формирование и содержание нового командования. Высока вероятность, что проводимая проверка технического состояния содержащейся на длительном хранении военной техники и вооружения имеет целью подготовку материальной базы для формируемых подразделений.

Начало практической реализации идеи с формированием Южного оперативного командования беларуских сухопутных войск станет подтверждением того, что беларуский режим рассматривает угрозу региональной войны в качестве реальной. Хотя это решение вызовет нервозность в Киеве, оно не направлено против Украины. Минск готовится к вооруженной конфронтации с Западом. А. Лукашенко ранее заявлял о планах Польши по аннексии граничащей с Беларусью западной Украины и выразил готовность помочь украинцам защититься от польских империалистов. Такова картина мира беларуского режима.

Объявленное удешевление планов модернизации беларуской армии означает отсутствие российской поддержки (финансовой, материально-технической) в том объеме, в котором этого ожидали в Минске. Несмотря на то, что беларуский режим остается единственным де-факто военным союзником, Кремль придерживается прежней стратегии отказа от помощи постсоветским странам в существенном наращивании их военного потенциала.

Belarus in focus

Logo_руна