Кадры под выборы

977

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

Кадровые назначения последних 8-ми месяцев стоит рассматривать через призму предстоящих президентских выборов. Эти люди призваны помочь Александру Лукашенко удержать ситуацию в стране под контролем в новых  неблагоприятных условиях. 

Новое военное руководство

20.01.2020 года стало известно, что Министр обороны Беларуси Андрей Равков назначен Госсекретарем Совбеза страны. Объявляя о назначении, А. Лукашенко заявил, что решение было им принято накануне, 19 января, т.е. в воскресенье.

Начальником Генерального штаба армии после перехода его бывшего начальника Олега Белоконева на депутатские хлеба стал генерал Александр Вольфович, который последние месяцы исполнял обязанности НГШ и считался очевидным фаворитом назначения на должность.

Новым Министром обороны стал Виктор Хренин.

Перестановки высшего военного руководства в целом никакой сенсации не представляют. А. Лукашенко, принимая кадровые решения, действовал в ранее заданной парадигме. Так, с 2008 года должность Госсекретаря Совбеза неформально закреплена за представителями армии. Назначение А. Равкова означает, что принципиальных изменений в роли Совбеза не предвидится, ведомство сохраняет ориентацию на обеспечение милитарной составляющей национальной безопасности. Собственно, первые заявления А. Равкова свидетельствуют именно об этом. С учетом того, что он приходит на должность с министерского поста, его назначение можно рассматривать как некоторое повышение статуса Госсекретариата: два предыдущих руководителя были высокопоставленными военными чиновниками, но не министерского уровня.

Госсекретариат выполняет определённые контрольные функции в отношении армии. Что чревато конфликтом интересов: как А. Равков будет выявлять негативные моменты в армейской сфере, с которым он не справился занимая пост руководителя военного ведомства?

Назначение В. Хренина и А. Вольфовича также в ранее заданной схеме выдвижения генералов «от земли», не имеющих команды и обязательств внутри центрального военного аппарата. В теории это могло бы облегчить принятия необходимых кадровых решений внутри оборонного ведомства. Но на практике может повториться ситуация с А. Равковым, который, заняв министерское кресло, не сумел правильно сориентироваться во внутриаппаратных хитросплетениях и попал под влияние группы не самых достойных людей.

В этой связи перед В. Хрениным стоит критически важная для его карьерных перспектив задача правильно подобрать кадры, на которые он сможет опереться в качестве руководителя ведомства.

Проблемой для нового Министра обороны однозначно станет необходимость выстраивания эффективной коммуникации с общественностью. Дело в том, что в рамках существующей системы власти в Беларуси руководители силового блока являются техническими исполнителями. Но существует общественный запрос на политических министров, которые способны внятно и четко объяснить сложные вопросы, брать на себя ответственность за принимаемые решения. А не ссылаться на поручения и указания А. Лукашенко, который вызывает лично все большее раздражение у граждан.

Отметим, что и А. Вольфович, и В. Хренин, говоря о приоритетах своего руководства, выделили работу с кадрами в широком смысле слова. В этой связи можно ожидать большего внимания к улучшению бытовых условий и смягчения ограничений для военнослужащих срочной службы. Давно назрела необходимость дебюрократизации работы офицеров, которые значительную часть своего времени вынуждены посвящать составлению различных и не всегда нужных документов. Продолжится работа по совершенствованию системы подготовки войск. Но последнее во многом будет определяться финансовой обеспеченностью военного ведомства. А денежного дождя над Минобороны в ближайшие 10 лет не планируется.

Назначение А. Вольфовича и В. Хренина вызвало определенную информационную волну негативного характера из-за российского периода в их биографиях. С одной стороны, среди значительной и активной части общества есть запрос на то, чтобы генералы демонстрировали публично лояльность не только правителю, но и стране. С другой, вряд ли генералы осознают наличие такого запроса. А это значит, что периодические информационные всплески на тему «российской агентуры, окопавшейся в руководстве армии» будут иметь место и в будущем. И есть основания полагать, что как минимум частично такие настроения провоцируются и подогреваются из-за пределов Беларуси. Хотя ситуация иррациональна, она будет иметь и политические последствия в части восприятия беларуской армии в качестве именно беларуской, а не довеска российской военной машины. В том числе и со стороны иностранных акторов: одним из первых вопросов в военно-дипломатических кругах после назначения А. Вольфовича исполняющим обязанности НГШ стал уровень его владения беларуским языком.

Другой важный момент – это длительность вакансий должностей Госсекретаря Совбеза и Начальника Генштаба армии. О том, что предыдущий руководитель аппарата Совбеза Станислав Зась и экс-начальник Генштаба О. Белоконев покинут свои должности было известно задолго до того, как это произошло. Очевидно, что работа по подбору и согласованию новых руководителей была проведена и окончена к моменту юридического высвобождения указанных позиций. То, что замещение не состоялось планово – признак исключительной занятости А. Лукашенко вопросами беларуско-российских отношений.

Не только армейские погоны

Представляется, что перестановки военного руководства – завершающая часть своеобразного кадрового цикла. Который проходил с учетом предстоящих в 2020 году президентских выборов и противоречий в беларуско-российских отношениях.

Начало можно усмотреть в отставке главы МВД Игоря Шуневича 10.06.2019. Было известно, что он ранее обращался к А. Лукашенко с просьбой освободить его от занимаемой должности по личным причинам. Назначенный Министром внутренних дел экс-командующий Внутренними войсками МВД (далее по тексту ВВ МВД) Юрий Караев в числе первых шагов отменил ряд решений своего предшественника, которые вызывали раздражение внутри ведомства со стороны рядовых сотрудников. А также продемонстрировал большую гибкость по части реагирования на претензии в адрес МВД. Было заявлено, что ведомство хочет изменить систему оценки работы своих сотрудников, а также избавиться от имиджа карательного института.

Стоит напомнить, что ранее экс-командующие ВВ МВД перемещались в министерское кресло в 90-е годы, когда страна находилась в тяжелом социально-экономическом, внутри- и внешнеполитическом положении. А А. Лукашенко рассматривал угрозу собственной власти как реальную.

Далее, 05.12.2019 прошли перестановки в «политическом штабе» страны – Администрации президента. Главой которой стал до того Первый заместитель Председателя КГБ Беларуси генерал Игорь Сергеенко. А его заместителем была назначена доктор юридических наук Ольга Чуприс.

По должности Первый зампред КГБ курирует контрразведку, защиту конституционного строя (читай, политический сыск), борьбу с экстремизмом и терроризмом, контрразведывательное обеспечение органов государственного управления и силовых структур (т.е. обеспечение их лояльности). Говоря проще, генерал И. Сергеенко отвечал в КГБ за вопросы внутренней безопасности государства (не считая откровенного криминала, борьбу с которым координирует другой зампред ведомства). Собственно, А. Лукашенко отрытым текстом заявил, что этими направлениями ему предстоит заниматься и на новой должности. Очевидно, сменится только инструментарий.

И. Сергеенко по образованию – историк, призван в КГБ в 1988 году. Тот факт, что он был именно призван, а не поступил на службу, может означать, что между получением диплома историка и погонов офицера КГБ И. Сергеенко был на комсомольской работе. В те годы практиковались т.н. комсомольские призывы, когда на службу в КГБ и МВД отправляли активистов ВЛКСМ, преданных делу «родной коммунистической партии». Той партии уже давно нет, но выходцы из её рядов по-прежнему в строю. Остается надеяться, что независимость Беларуси они будут отстаивать с большей отдачей, чем идеалы марксизма-ленинизма.

Отметим, что в КГБ И. Сергеенко курировал вопросы, связанные с оценкой сталинских репрессий в Беларуси. Его публичные заявления по этой части можно оценить как взвешенно-адекватные.

Профессор О. Чуприс – академический ученый. Судя по доступному списку её научных работ, специализировалась на административном и конституционном праве, а также вопросах государственной службы. При назначении А. Лукашенко, заявил, что О. Чуприс предстоит курировать корректировку конституции, потому что в обществе есть запрос на новый Основной закон.

На этом новости об активности профессора Чуприс на ниве конституционной коррекции закончились. Зато развернулась серьезная работа по изменению законодательства об административных правонарушениях в сторону уменьшения перечня наказуемых проступков. Количество административных нарушений колебалось последние три года вокруг отметки 4 млн (!). Практически каждый второй взрослый беларус привлекался к тому или иному виду административной ответственности каждый год. В комиссию по реформированию административного законодательства помимо О. Чуприс вошли генералы Сергеенко и Караев. Значит, некий результат будет.

Заявлено и о планах декриминализировать некоторые уголовные преступления, «понизив» их до уровня административного правонарушения.

Есть еще одно направление, где научные наработки О. Чуприс могут быть востребованы – реформа государственной службы. Определённая деятельность по этой части уже ведется и предлагаемые новации восторга у государственных служащих не вызовут.

Незамеченные, но важные назначения

15.10.2019 полковник Юрий Назаренко назначен Командующим Внутренними войсками МВД. Хотя он и выходец из ВВ МВД, 6 лет прослужил на руководящих должностях в Службе безопасности президента и на должность Командующего вернулся с поста начальника штаба СБП. С учетом роли ВВ МВД в поддержании внутренней стабильности и противодействии т.н. «гибридным угрозам», Командующий войсками — это как раз то место, которое красит человека. Поэтому человек на этой должности должен быть не просто надежным, а своим. Очевидно, у Ю. Назаренко более чем хорошие карьерные перспективы.

Далее, «под ёлочку» 30.12.2019 на должность заместителя Генерального прокурора Беларуси назначен старший советник юстиции (полковник) Дмитрий Гора. Который служил и сделал карьеру в следственном аппарате КГБ, где с 2009 года занимал должность начальника следственного управления. Посему высока вероятность, что Д. Гора по распределению обязанностей будет надзирать за деятельностью Следственного комитета Беларуси.

Но есть еще один важный момент: Д. Гора – единственный замгенпрокурора Беларуси без опыта прокурорской/надзорной работы, человек не из судебно-прокурорской системы. Вполне возможно, что на должности заместителя Генерального прокурора он этот опыт и приобретет: контроля за всей прокурорской системой и в значительной мере — за судебной. Есть такое известное мнение про то, что бывших сотрудников спецслужб не бывает.

Выводы

Тема изменения конституции сходит последнее время на нет. Никакой практической необходимости у А. Лукашенко менять её не просматривается. Сама перспектива «конституционной реформы» — ложная цель, которая должна отвлечь внутренних и внешних акторов политическим миражем, не допустить мобилизации протестного электората за счет ожидания неких позитивных изменений, которые вот-вот начнут сами власти по доброте душевной. А. Лукашенко периодически обращается к вопросу перераспределения политических и властных полномочий. Но дальше разговоров и информационного шума в СМИ дело не двигалось. Нет оснований полагать, что сейчас будет по-иному. Образ политического мышления А. Лукашенко давно известен: созданная им политическая и социально-экономическая система хороша, все проблемы от нерадивых исполнителей и неблагодарного «народца». Сейчас, правда, список виноватых пополнился российским руководством.

Вышеописанные кадровые решения лежат в русле ранее обозначенных воззрений А. Лукашенко на проблематику безопасности в широком смысле (внешнюю военную, защиту политического режима, эффективность правоохранительной системы):

— непосредственных военных угроз стране в настоящее время нет, следовательно, нет и необходимости менять стратегию управления милитарной сферой;

— военные угрозы возникнут в случае дестабилизации внутренней обстановки в стране (по политическим или социально-экономическим причинам), которые могут быть инспирированы или поддержаны из-вне в условиях ослабления (снижения эффективности) государственной власти.

Предстоящая президентская кампания будет проходить в некомфортных для А. Лукашенко внешних (противостояние с Кремлем) и внутренних (экономическая стагнация) условиях. При этом в отличие от 2010 года у официального Минска нет не то, что рычагов воздействия на Кремль или влиятельных лоббистов в Москве: после 2014 года нет даже понимания московских планов. А, значит, отсутствует возможности вести проактивную политику на опережение возникновения проблем на восточном треке.

Новые обстоятельства требуют:

— обеспечить эффективность государственного аппарата в новых условиях функционирования политической и социально-экономической системы, повысить дисциплинированность чиновников, заставить их, наконец, ставить государственные интересы выше личных;

— в отсутствие возможности «покупки» лояльности электората следует убрать/уменьшить раздражители для больших групп населения, откуда и родились идеи реформы административного законодательства, изменения форм работы милиции как наиболее приближенного к гражданам силового института, совершенствования работы с военнослужащими срочной службы в армии;

— на ключевые для сохранения политического режима руководящие позиции назначаются люди, чью работу А. Лукашенко мог наблюдать и оценивать лично, а не опосредованно через результаты проверок и характеристики, либо же выходцы из структур, которые пользуются особым доверием беларуского руководителя.

Горизонт планирования (политического и управленческого) А. Лукашенко ограничивается предстоящими президентскими выборами. Они будут альфой и омегой всей активности властей на обозримый период. К президентским выборам стоит задача максимально сбить любую антиправительственную публичную активность. И просто устранения раздражителей для общества может оказаться недостаточно, вероятность возврата к репрессивным практикам в отношении политических оппонентов режима серьезно возрастает. Отнюдь не по причине силы оппозиции. Просто уровень устойчивости беларуского режима без российской поддержки – величина неизвестная даже для самого А. Лукашенко.

 

Logo_руна