Как нам защитить Беларусь.

762

В 20 веке наибольшее количество теоретических работ, посвящённых  военной тематике и оборонному строительству, появлялось после каждой очередной крупной войны. Исследователи пытались осмыслить итоги, спрогнозировать возможный облик будущих войн с тем, чтобы их государства смогли наилучшим образом подготовиться к ним. В полной мере это не удавалось никогда – очередная война успешно опрокидывала опыт предшествующих.  Тем не менее, государства, которые уделяли этой проблеме большее внимание и пытались реализовывать выводы собственных экспертов в своей государственной практике, почти всегда оказывались в выигрышной ситуации.

Сегодня, любое обсуждение тем, связанных с безопасностью, не может проходить без учета той войны, которую ведет террористический интернационал против цивилизованного сообщества. Если взять ближайшего формального союзника Беларуси — Россию, то там четко уяснили, что их прямой враг – агрессивный исламский фундаментализм, а потенциальный конвенционный противник – Китай, борьба с которым  без помощи Запада невозможна и безнадежна. Поэтому, в конечном итоге союз России и Запада неизбежен  и безальтернативен.

При этом надо понять, что Россия только тогда примет окончательно сторону Запада, когда сама станет его неотъемлемой и официально признанной его частью. Способен ли Запад на инкорпорацию России? Пока еще нет, однако процесс идет, и итог его будет однозначен: Россия как часть исторического Запада. Это предопределено тем, что Запад и Россия по сути являются единственными цивилизационными союзниками.

Таким образом, любое текущее противостояние между ними не может быть глубоким и продолжительным. Их правящие элиты все более переплетаются; конфликты будут разрешаться путем гласного (а чаще не гласного) диалога.

Беларусь — небольшое государство, и в подходах к обеспечению собственной безопасности должна учитывать свою принадлежность к евро-атлантической цивилизации, так как именно цивилизационный конфликт идет на смену другим формам противостояния в качестве преобладающего типа глобальной борьбы.

В работе полковника Е. Э. Месснера «Лик современной войны» новая форма противостояния получила определение «мятежевойна».  Развивая свои идеи в работе «Мятеж — имя третьей всемирной», он определил движущие силы и формы ведения «мятежевойны». События последних лет подтверждают правоту Месснера.

Вооруженные Силы (далее по тексту ВС) Беларуси в значительной степени формировались на опыте Второй мировой войны. Хотя новые подходы, с учетом изменения форм борьбы, в определённой степени нашли свое отражение в структуре ВС РБ.

Какими же должны быть сухопутные войска Беларуси на современном этапе? Следует помнить, что, несмотря на все изменения, натиск и удары – решающий фактор битвы. Сегодня все понимают удары как нанесение огневого поражения противнику. Натиск — это действия в первую очередь собственно сухопутных сил, закрепляющие результаты ударов и определяющие исход сражения.

Таким образом, сухопутные войска Беларуси должны включать:

— силы быстрого реагирования (мобильные войска);

— силы общего назначения;

— территориальную оборону.

Силы быстрого реагирования должны в первую очередь ориентироваться на эффективное участие нашей страны в операциях за рубежом под эгидой международных организаций, включая НАТО и ЕС. В настоящее время эта категория войск представлена тремя бригадами сил специальных операций.  В случае непосредственной военной угрозы нашей стране эти подразделения действуют на наиболее важных направлениях совместно с войсками общего назначения.

Силы общего назначения должны быть способны обеспечить защиту национальной территории на 2-3 направлениях.  Они должны включать оперативные командования, боевые части (часть которых может быть развернута до штатов военного времени), базы хранения техники и вооружений как мобилизационные центры, части специальных войск и соединений (связи, инженерные, РХБЗ, РЭБ и других).  Бригады, развернутые до штатов военного времени, в мирное время являются потенциальным усилением сил быстрого реагирования и основной базой подготовки резервов для кадрированных подразделений и баз.

Территориальные войска формируются по административно-территориальному принципу. Образцом для системы их формирования могла бы стать Швейцария.  При минимуме регулярных войск, каждый её гражданин проходит постоянную подготовку по воинской специальности на ежемесячных (продолжительностью 1-2 дня) и ежегодных (1-2 недели) сборах, на которых поддерживается и совершенствуется подготовка по специальности и действиям в составе  отрядов обороны заранее определённых рубежей, диверсионным и контрдиверсионным действиям.

Пока что в Беларуси территориальная оборона существует в виде громких заявлений да присвоения генеральских званий руководителям облисполкомов.

Отработанное взаимодействие всех компонентов сухопутных войск и их тесная координация с союзниками  являются гарантом успешных действий как на своей территории, так и за пределами страны в многосторонних операциях. 

В настоящее время наибольшую тревогу представляет перспектива развития ситуации в Афганистане после вывода оттуда контингента НАТО. Дестабилизация обстановки там создает совершенно новую ситуацию на границах СНГ и содержит вызовы для национальной безопасности Беларуси. Единственным ответом на которые может стать повышение эффективности сотрудничества в рамках ОДКБ и расширение взаимодействия с НАТО и ЕС. При этом правильнее было бы рассматривать оба блока, НАТО и ОДКБ, как общие силы цивилизованного мира против дикости и террора.  Недавние проявления которых весь мир увидел на примере севера Мали, где террористами уничтожались не только идейные противники, но и памятники культурного наследия мирового значения.          

Генерал-майор Валерий Фролов, специально для «Belarus Security Blog»

Logo_руна