Как противодействовать российской пропаганде.

1117

За последние годы уже не только оппозиция, но и государственная власть поняла: один из ключевых факторов обеспечения государственной независимости – это способность государственной системы Беларуси противодействовать российской пропаганде. Именно российской – другие страны практически не занимаются пропагандой, адресованной населению Беларуси.

Говоря о противодействии пропаганде, нам нужно рассматривать противодействие российской пропаганде двух типов – долгосрочной и краткосрочной. Долгосрочная пропаганда – это, по сути, сама вовлеченность Беларуси в российское информационное пространство, привычка людей смотреть российские телесериалы и новости, жить скорее событиями России, а не Беларуси. Об этом мы ещё поговорим. Проблема здесь прежде всего в том, что нет альтернативы со стороны информационного поля других стран. 99,9% беларусов не смотрят польское или украинское телевидение, не читают прессу этих стран. Но те же 99,9% беларусов так или иначе потребляют российский медийный продукт.

Краткосрочная контрпропаганда.

Но сперва поговорим о краткосрочной пропаганде и, соответственно, контрпропаганде. Проблема здесь в том, что прежде никто в структурах беларуской власти не ожидал, что придется противостоять короткому но очень мощному всплеску российской пропаганды – я сейчас, конечно, говорю о ситуации вокруг Украины.

Прежде вся наша пропагандистская машина в краткосрочном плане была готова реагировать лишь на информационные события вокруг президентских выборов, на всплески пропаганды типа документальных фильмов «Крестный Батька», которые показывало НТВ перед выборами в 2010 году. Но и тот конфликт, как мы помним, разрешился политически, а не на медийном поле. Проще говоря, Лукашенко съездил в Москву и помирился с Путиным.

Однако того пропагандистского вихря на тему «русского мира», который возник на фоне украинских событий, никто в Беларуси не ожидал. Собственно, не ожидали его и в России – можно вспомнить, как там в первой половине 2014 года лихорадочно вливали деньги в инфраструктуру Russia Today (RT), в «РИА новости», в ТАСС. Срочное создание интернет-портала «Спутник» – из того же ряда.

И оказалось что у Беларуси совершенно нет механизмов противодействия таким вот краткосрочным всплескам российской пропаганды, как сейчас идёт пропаганда «русского мира». Именно противодействия как создания некой собственной альтернативы. Не только информационной альтернативы, но и в целом медийной – ведь, скажем, хорошо снятый российский сериал про подвиги советских чекистов в годы Второй мировой войны – это пропагандистский механизм не менее мощный, чем целая серия выпусков скандальных новостей. Про программы типа «Военная тайна» (телеканал Ren-TV, в Беларуси – совместно с СТВ) я уже и не говорю – там промывка мозгов достигает своей высшей фазы. Кстати, «документально-познавательные» передачи про то, какая замечательная у России военная техника, как далеко летают её ракеты и как глубоко плавают подлодки – это тоже очень эффективная пропаганда, направленная на вполне определенную аудиторию – молодых мужчин.

Однако в Беларуси нельзя просто отключить российские телеканалы, как предлагают многие представители оппозиции, да и не только. Я поясню, почему нельзя. Во-первых, это вопрос беларуско-российской межгосударственной политики. Если директивным образом отключить в Беларуси вещание РТР или НТВ, тогда сразу Владимир Владимирович позвонит Александру Григорьевичу и спросит: какой-какой у нас нефтяной баланс на этот год? 23 млн тонн нефти? А на следующий? А молочный баланс? И поверьте, телеканалы тут же включат.

Во-вторых, если отключить российские телеканалы, восстанет население. Увы, это так. Людям нужны хлеб и зрелища, а как раз более-менее достойные зрелища наше ТВ обеспечить неспособно. Когда я захожу к своим соседям – работникам Тракторного завода – я всегда вижу, что они смотрят сериалы по НТВ. Менты гоняются за бандитами, бандиты – за ментами. Факт – это то, что сегодня смотрит бОльшая часть беларуского электората. Да, в кабеле 50 телеканалов, но если отключат НТВ, эти люди не начнут взамен смотреть Universal Channel или National Geographic. Они пойдут требовать, чтобы им обратно включили НТВ, они не хотят смотреть то, что заставляет их включать мозг. И «День в большом городе» по «Беларусь 1» они тоже смотреть не станут – все беларуские телеканалы навевают смертную скуку, и не только на люмпенов – вообще на всех. (Исключение – спортивные трансляции, но у них своя аудитория.)

Получается, у нас нет реально работающих механизмов защиты от краткосрочной пропагандистской кампании высокой интенсивности. Возможно, что-то смог бы придумать хитроумный полковник Заметалин, но вряд ли он захочет вообще возвращаться в Беларусь. Тем более, сейчас в Минске судят его сына.

Хотя на самом деле противостоять российской пропаганде в краткосрочный период вполне возможно. Для этого прежде всего госведомствам нужно научиться не прятать голову в песок. Например, ни одно госСМИ или информационное агентство не сообщило 27 марта об остановке конвейера на МАЗе. Негосударственные СМИ – сообщили, государственные – промолчали. Не хотели портить «имидж Республики Беларусь» плохой новостью. Но избежать плохих новостей – нельзя. Зато можно научиться правильно их подавать. Сумели же американцы в конце 1941-го превратить разгром в Пёрл-Харборе в мощнейший фактор объединения нации.

Кроме того, нашим пропагандистам стоило бы научиться технологиям медиа-провокации в информационном пространстве самой России. Тем более, что делать их на самом деле совсем несложно. Пример такой провокации в лично моём исполнении – знаменитое интервью одного из лидеров беларуских националистов Елены Анисим изданию «Русская планета» (читать). Когда оно вышло, националистические круги и в России, и в Беларуси долго задавались вопросом «Что это было?». Медиа-провокация это была. Простой и эффективный способ противостоять щедро оплаченной пропаганде «русского мира».

Долгосрочная контрпропаганда.

А вот это уже то, что у наших пропагандистов более-менее получается. С горем пополам, конечно, но получается. Хотя и здесь есть свои особенности. Так, например, Я бы признал крайне малоэффективной нашу госпропаганду через такие каналы, как телевидение и печатные СМИ. О том, что беларуские телеканалы никто реально не смотрит, я уже говорил. Раньше смотрели в деревнях – там, где телевизор принимал на антенну только два-три канала.

Однако сейчас заканчивается переход уже всей Беларуси на цифровое телевещание. А даже первый цифровой мультиплекс, который принимается уже почти по всей стране, – это множество каналов, включая ряд российских, которые заведомо более интересны, чем беларуские.

Да и, в конце концов, сегодня чисто сельское население – это 15% жителей Беларуси. Это фактор, влияние которого быстро уменьшается до уровня статистической погрешности.

Дела у печатной прессы обстоят не лучше. Государственную прессу («СБ. Беларусь сегодня», «Народная газета», «Рэспубліка» и т. д.), несмотря на де-факто принудительную ведомственную подписку, читают разве что в туалетах и на политинформациях в школах и в армии. Население если что и читает по собственной воле, то только «Комсомольскую правду» и «АиФ». Но они, при всей лояльности к власти, всё же являются франшизами российских СМИ – то есть плохими помощниками в контрпропаганде.

Но есть в деле долгосрочной пропаганды и контрпропаганды два достаточно успешных направления. Первое – это система идеологического контроля советского образца, воссозданная и модернизированная в соответствии с современными реалиями. Еще десять лет назад мы смеялись с создания БРСМ (называя его «лукомол»), иронизировали над ОО «Белая Русь», над воссозданием пионерии и даже движения октябрят.

Однако время показало долгосрочную эффективность таких идеологических структур. Именно благодаря им современные школьники уверены, что история Беларуси началась в 1944 году, а национальные цвета нашей страны – красный и зеленый. А молодёжь знает: если ты не состоишь в БРСМ, то поступить в ВУЗ и вообще сделать карьеру будет намного сложнее. Так же, как и взрослому чиновнику, не состоящему в «Белой Руси». Понятно, что сегодня (да и в прошлые годы тоже) все перечисленные структуры по предписанию сверху пропагандируют независимость Беларуси как высочайшую ценность. Пока, правда, эта пропаганда не направлена конкретно против России и «русского мира». Пока.

Второе успешное направление – это радио. Еще в 1998 году Министерство информации и Белтелерадиокомпания успешно запустили первый государственный FM-проект – в радиостанцию принципиально нового типа было преобразовано радио «Сталіца». После этого государство совершило великолепный манёвр – оно раздало FM-частоты самым различным государственным структурам и прогосударственным общественным объединениям. Собственные станции организовали БГУ и телеканал ОНТ, официальные профсоюзы, БРСМ, Минский облисполком и Мингорисполком и т.д. В результате сегодня в одном только Минске работает более полутора десятков FM-радиостанций – больше, чем во всей Польше.

И хотя на протяжении нескольких лет часто говорили об упадке радио как канала коммуникации, это мнение оказалось неверным. У радио есть категории слушателей, которые всегда были и останутся таковыми, сколь бы ни было велико влияние телевидения и интернета. Именно радио слушают в машинах, в офисах, в кафе и разного рода забегаловках, в кабинете зубного врача и на рабочем месте вахтёра. То есть аудитория радио на самом деле достаточно велика, что в конце 1990-х хорошо поняли наши идеологические власти. Осталось научиться правильно использовать его для контрпропаганды. Это делается, но слишком медленно.

Денис Лавникевич, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Война за умы беларусов. Уроки украинского кризиса (часть 4).

Война за умы беларусов. Уроки украинского кризиса (часть 3).

Война за умы беларусов. Уроки украинского кризиса (часть 2).

Война за умы беларусов. Уроки украинского кризиса.

Агрессия против Украины: выводы для Беларуси. Информационная безопасность.

Logo_руна