Как защитить солдата

3136

Вы прочитаете этот материал за 8 минут

Гибель рядового срочной службы Александра Коржича стала репутационной катастрофой для Минобороны. Со стороны общественности раздаются требования отставки главы оборонного ведомства Андрея Равкова. Которая в текущей ситуации представляется обоснованной с точки зрения морали и политически целесообразной.

Однако, замена одного чиновника на другого – не решает проблемы без изменения самого статуса военнослужащего срочной службы. Необходимо ответить на два извечных вопроса русской интеллигенции: «Кто виноват и что делать?»

Кто виноват. Закономерно фокус общественного гнева направлен на Минобороны. Тем более, что поведение ведомства выходит за пределы морали и приличий: ложь и попытка укрывательства обстоятельств смерти А. Коржича сменились хамским поведением в отношении возмущенных налогоплательщиков и откровенной трусостью, проявившейся в блокировании сайта Zvarot.by, на котором осуществлялся сбор подписей под петицией за отставку руководителя военного ведомства. Безусловно, должны быть наказаны как лица виновные в смерти солдата, так и те функционеры центрального аппарата Минобороны, которые своими действиями лишь нагнетают градус общественного возмущения.

Однако стоит напомнить, что не только чиновники Министерства обороны могут быть причастны попытке сокрытия обстоятельств смерти А. Коржича. Напомним, что первоначально Следственный комитет Беларуси заявлял об отсутствии криминального следа в смерти солдата (источник). При том, что обстоятельства обнаружения его тела прямо указывают на инсценировку самоубийства.

Есть вопросы и к Управлению военной контрразведки КГБ Беларуси, которая отвечает в том числе и за поддержание правопорядка в войсках. Борисовский гарнизон относится к числу крупнейших в стране. Это не отдаленная часть на окраине Беларуси, а по сути – столица. Возникают обоснованные сомнения в эффективности работы военной контрразведки в целом, если она демонстрирует неспособность контролировать происходящее у себя под носом.

Есть у нас и структура названием БРСМ. Формально общественная организация, а по факту выполняет функции государственного органа по делам молодёжи. Всех солдат срочной службы в обязательном порядке загоняют в БРСМ. Организация имеет разветвленный бюрократический аппарат, включая и различного рода «активистов» в воинских коллективах. Которые должны содействовать здоровой морально-психологической атмосфере и защищать права своих членов.

Что делать. Генерал Равков – не худший Министр обороны за историю новой Беларуси. Проблема в том, что старая советская система, когда силовые ведомства возглавляют выходцы из этих ведомств, себя исчерпала. Генералы не обязаны быть хорошими администраторами и политиками, их не учат публичности и работе с общественным мнением. Необходимо четко разграничивать профессиональное, в данной случае – военное, руководство, и административно-политическое руководство. В Беларуси Правительство в принципе не политический орган. Поэтом силовые ведомства должны возглавлять профессиональные гражданские администраторы, а не генералы.

Проблема выходцев из системы и в том, что они, будучи связаны личными обязательствами и симпатиями, заняв высший пост в ведомстве тянут за собой «своих» людей. И покрывают их проступки.

Необходимо поэтапное внедрение в систему управления всеми силовыми ведомствами элементов гражданского контроля. Первыми шагами в этом направлении должна стать передача под управление гражданских администраторов всех вопросов, которые напрямую не затрагивают служебно-боевую деятельность и вопросы непосредственной подготовки к такой деятельности.

Далее необходимо создание института уполномоченного по правам военнослужащих и приравненных к ним лиц, а также гражданских работников сектора национальной безопасности. Основная задача уполномоченного — контроль за состоянием законности в силовых ведомствам и устранению недостатков в этой сфере.

Необходимо рассмотреть возможность комплектования подразделений до батальона включительно за счет военнослужащих срочной службы одного периода.

Казарма – не тюремный барак. Солдат-срочник должен сохранять максимальный уровень включенности в гражданскую жизнь. Те, кто не занят в служебно-боевой деятельности, должны получить право проведения свободного времени вне пределов своего подразделения в выходные дни. Речь идет о периоде времени с 18 часов пятницы и до 8 часов утра понедельника.

Также необходимо сохранить возможность для солдата поддерживать связь со своими близкими. Безусловно, бесконтрольное использование смартфонов недопустимо. Однако ничто не мешает аттестовать одну из моделей мобильных телефонов с простейшим функционалом (только звонки) для использования в расположении военных частей с использованием абонентских номеров государственного оператора связи МТС. Стоимость подобных телефонов не превышает BYN 30 в розничной сети. При  централизованной оптовой закупке цена их будет ещё ниже и они будут доступны потребителю любого достатка. Целесообразно оборудование и специальных точек коллективного доступа в Интернет для солдат срочной службы в расположении части. Естественно, с установкой необходимых фильтров.

Все спальные помещения и столовые должны быть оборудованы камерами видеонаблюдения с выводом на пульт ответственного по гарнизону.

Денежное довольствие солдата срочной службы не может быть ниже социальной (а лучше — повышенной) стипендии студента ВУЗа. Все деньги должны поступать на именной карт-счет, с привязкой к номеру мобильного телефона кого-либо из близких солдата-срочника. Это позволит создать многоуровневый контроль за расходованием денежных средств. Подобная практика уже существует в некоторых школах г. Минска. Солдатам срочной службы должно быть категорически запрещено иметь при себе наличные деньги на территории части.

Солдаты срочной службы одного периода должны получить право выбирать из своего круга представителя при командовании части для решения бытовых, правовых и психологических вопросов.

При воинских частях должны функционировать родительские комитеты и организации попечительского характера из числа бывших военнослужащих и авторитетных местных жителей для оказания поддержки командованию части в ведении воспитательной и досуговой работы, поддержанию здоровой моральной атмосферы в коллективе.

Для развития взаимодействия с общественностью в составе Минобороны должен быть создан Департамент гражданско-военного сотрудничества.

Самой большой и сложной проблемой является кадровое обеспечение армии. Данные о баллах аттестатов лиц, поступающих в ВУЗы силовых ведомств, свидетельствуют, что офицерские погоны зачастую имеют шанс получить функционально неграмотные люди. В итоге, за последнее десятилетие наблюдается люмпенизация силовых структур. Необходимо коренным образом изменить подход к приему курсантов в ВУЗы силовых ведомств: офицерами должны становиться лучшие. План приема должен устанавливать лишь желаемое максимальное количество курсантов, а не твердое госзадание на приём кого угодно. Общественности и власти следует начать дискуссию о причинах падения престижа профессии офицера среди молодежи и путях решения проблемы.

Необходимо повысить статус прапорщика и сержанта. А вместе с ним, и требования к претендентам и качество их подготовки. Прапорщики должны стать полноценными младшими офицерами. Подготовка их должна вестись не на краткосрочных курсах в школе прапорщиков, а в специализированном военном колледже. Следует изучить опыт подготовки сержантов в армии Казахстана. И при необходимости, копировать его. Сержантами и прапорщиками могут становиться только лица с полным средним образованием, прошедшие срочную службу и службу по контракту не менее 3-5 лет и поступившие в соответствующие учебные учреждения. Возможно, право на поступление в военный колледж для получения погон прапорщика стоит предоставлять только сержантам, выслужившим определенные сроки.

На первом этапе необходимо увеличить численность оперативных сотрудников Управления военной контрразведки КГБ, доведя соотношение оперативников к военнослужащим 1 к 150. Контрразведка должна вернуться непосредственно в расположение частей, а не просиживать штаны в межгарнизонных отделах в ожидании пенсии. На втором этапе необходимо рассмотреть вопрос создания на базе военной контрразведки КГБ и комендатур Военной полиции – специализированного правоохранительного органа с функциями спецслужбы по обеспечению правопорядка и внутренней безопасности в Вооруженных Силах, Госпогранкомитете, МЧС и Внутренних войсках МВД. Военная полиция должна стать органом центрального подчинения, получить право на ведение оперативно-розыскной деятельности в отношении военнослужащих и гражданских служащих указанных ведомств, получить иные права, предусмотренные законодательством о военной службе, об оперативно-розыскной деятельности, об органах государственной безопасности. И находиться в прямом подчинении президента или премьер-министра.

С целью усиления прокурорского надзора в каждой городской/районной/межрайонной прокуратуре, на территории деятельности которой находятся воинские подразделения Минобороны, Госпогранкомитета, МЧС и Внутренних войск МВД должна быть введена должность заместителя/помощника прокурора по контролю за соблюдением законности в войсках.

Все уголовные дела/материалы проверки по фактам смерти солдат срочной службы, по которым виновные не установлены, должны быть направлены на дополнительную и тщательную проверку с целью установления признаков состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК «Умышленное убийство». Для обеспечения полноты и всесторонности такой проверки её ведение должно быть поручено межведомственным следственно-оперативным группам в составе следователей, экспертов и оперативников МВД, КГБ, Следственного комитета и Комитета судебных экспертиз.

Каждый факт смерти военнослужащего в мирное время (за исключением смерти от хронического заболевания, в результате очевидного несчастного случая или происшествия, смерти в лечебном учреждении) должен ставиться на особый контроль местными органами власти и прокуратурой соответствующей области.

Вместо заключения. Большинство из предложенных выше мероприятий не потребует много времени или ресурсов для имплементации. Главное – наличие воли и понимание того, что по-старому больше быть не может. Беларуские солдаты не должны и не будут гибнуть в мирное время ради спокойного сна полковников и генералов.

Время работает против военного руководства. Сбить волну народного возмущения уже не получится. Единственный шанс для Минобороны восстановить (а скорее создать заново) свой авторитет – это предложить внятные и четкие шаги по исправлению ситуации, сделать армию близкой и понятной для нации. А не пытаться сохранить закрытый резерват комфорта для генералитета.

Logo_руна