Казахстан: угроза терроризма.

1998

В последнее время тема терроризма в Казахстане начинает выходить на первый план. Если ещё 5 лет назад эксперты не уделяли столь пристальное внимание данной проблеме, то сейчас она является чуть ли не главенствующим фактором, определяющим внутренне положение в стране. Это стало следствием возрастания активности террористических групп на территории РК. Как на самом деле обстоит ситуация на данный момент? Какие факторы оказывают на неё влияние? Каковы перспективы в ближайшее время?

Неутешительная динамика.

В первую очередь необходимо подчеркнуть тот факт, что проблема террористической активности стала отражаться в реальной статистике только с 2011 года. В 2011 году за все преступления, связанные с терроризмом, к уголовной ответственности было привлечено 33 человека. В 2012 же году ситуация стала ещё более серьёзной. К примеру, по официальным данным, за период с 2008 по 2011 год за террористические преступления были осуждены 148 человек, а за признаки экстремизма — 160. Однако в 2012 году эти показатели резко пошли вверх. Так, секретарь Национально-демократической партии «Нур Отан» Ерлан Карин констатирует, что «с 2008 года растет количество граждан Казахстана, осуждаемых по статье «терроризм». Самое большое количество, конечно, в прошлом (2012) году: было осуждено 105 человек, здесь нужно отметить, что при всем том, что угроза действительно реальная, всё чаще имеют место какие-то инциденты с проявлением экстремизма, терроризма и более того террористические атаки начинают принимать более организованный характер».

Министр внутренних дел РК Калмуханбет Касымов заявил, что с января по ноябрь 2012 была пресечена деятельность семи террористических организаций. Однако данные формирования нельзя называть организациями в полном смысле этого слова. Как утверждают некоторые местные эксперты, пока не приходится вести речь о каких-то планируемых, точечных актах либо деятельности четко структурно оформленной организации. На данный момент казахские силовые структуры имеют дело с автономными группами, между которыми нет устойчивой связи. «Поэтому сейчас основная задача — не допустить координацию между ними, не допустить создание между ними, появление каких-то устойчивых каналов финансирования. Потому что эти автономные группы пока пытаются самостоятельно планировать, самостоятельно искать какие-то источники финансирования, поэтому большинство экстремистских групп, ликвидированных нашими спецслужбами, попадали в поле зрения правоохранительных структур на почве банальных неудачных преступлений», заявил Ерлан Карин 21.12.2012.

Подобного мнения придерживается и эксперт Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане, политолог Марат Шибутов. По его словам, если еще шесть-семь лет назад террористами были в основном эмиссары и члены международных сетей, то сейчас в стране выросло уже новое поколение религиозных экстремистов. Как заявил М. Шибутов, у казахстанских экстремистов пока нет единого центра, а все структуры горизонтальные, что в значительной мере усложняет борьбу с ними. «К тому же, в один прекрасный момент выяснилось, что наши силовые ведомства оказались не готовы к такого рода противостоянию», — отмечает эксперт.

Пока самой известной группировкой, действующей на территории Казахстана, является «Солдаты Халифата». По некоторым данным, база организации находится на территории Пакистана, недалеко от границы с Афганистаном, где и происходит обучение террористов казахского происхождения, которые впоследствии отправляются на Родину. Однако о масштабной деятельности данной группировки пока говорить нельзя. Хотя с ними связываются некоторые акции, о чём мы писали ранее. К примеру, 03.12.2011 в поселке Боралдай Алматинской области в ходе спецоперации была уничтожена террористическая группа в составе пяти человек. Однако при проведении данной операции погибли двое сотрудников спецподразделения КНБ РК «Арыстан». После этого интернет-портал «The Long War Journal» привел перевод заявления «Солдат Халифата», в котором говорилось, что уничтоженные в поселке Боралдай террористы являлись бойцами этой группировки.

Несмотря на критический рост активности террористов, казахстанские власти не спешат принимать какие-либо серьёзные меры в этом направлении. Ещё два года назад довольно распространенной реакцией на террористические акты было попросту отрицание наличия террористической деятельности на территории страны. По словам экспертов, даже после совершения первых террористических актов в 2011 году (взрыв в здании департамента КНБ в Актобе и у здания СИЗО КНБ в Астане) власти отказались назвать произошедшее терроризмом. Также и в последующих заявлениях чиновников и силовиков слово «терроризм» не использовалось. В описании произошедшего в Актобе официальные лица и СМИ использовали понятие «самоподрыв», хотя подрывник не был назван террористом-смертником. А в случае со взрывом в Астане властями было заявлено, что погибшие на месте в результате взрыва автомобиля люди «не были связаны с экстремистскими группами». Также вскоре появилась информация, что неправильно было установлено имя одного из погибших. В дальнейшем, в отношении этих происшествий никаких официальных уточнений не последовало.

Впервые же факт терроризма был официально признан властями после двух взрывов в Атырау в конце октября 2011 года. Тогда сразу же было возбуждено уголовное дело по соответствующей статье Уголовного кодекса. Аналогичная реакция последовала после теракта в Таразе 12.11.2011, а его исполнитель был назван участником террористической группы и смертником. На данный момент казахстанские руководители используют понятие «терроризм» в своих заявлениях, однако внимание в данной проблематике пока ещё является недостаточным – считают многие эксперты. Хотя всё же тема терроризма в последнее время довольно часто является объектом риторики руководителей государства и силовых ведомств. Но, как показывает статистика, это всего лишь риторика. В складывающейся ситуации необходимо принимать более кардинальные меры.

Особенности национального терроризма.

Ещё одним немаловажным моментом, затронутым выше, является специфика деятельности террористических групп на территории Казахстана. На данный момент мы не можем говорить о единой организации или же нескольких крупных группировках, ведущих экстремистскую пропаганду и занимающихся подготовкой непосредственно террористических актов. Здесь следовало бы отметить, что подполье не представляет собой единой организации: ячейки в большей степени автономны и им, судя по всему, не отдают прямые приказы – они следуют примеру своих собратьев. Идеологические центры экстремистов, как и тренировочные лагеря, и лидеры – находятся за пределами Казахстана. Система нелегального перевода денег только формируется, а количество боевиков пока ещё не является внушительным.

Метод взаимодействия террористических группировок в Казахстане напоминает модель сетевого маркетинга. Только лишь с тем отличием, что сетевые структуры террористических организаций в Казахстане имеют не вертикальный, иерархический, а горизонтальный характер. Система связей расположена на одном уровне, где все узлы более-менее равноправны и автономны.

Ещё одной отличительной особенностью казахстанского терроризма является его тесная связь с криминальным миром страны. Следует отметить, что в основном сращивание ваххабитов с криминалом произошло в тюрьмах. Примером служат массовые побеги осужденных из колоний в Актау и Балхаше. Поскольку в казахстанских колониях, мягко говоря, не самые лучшие условия, в силу чего нет возможности для работы или учёбы, заключенные крайне восприимчивы к религиозной пропаганде.

Немаловажным моментом является тот факт, что в Казахстане гораздо менее устойчивы «воровские» законы и понятия. В то же время ваххабитами используется довольно грамотная модель: вместо обычного воровского «общака», воры отдают часть добычи им. В итоге получается, что воры становятся «праведниками», которые отбирают у неверных и еретиков собственность для поддержки своих братьев-мусульман. Такая модель позволила экстремистским идеям быстро набрать популярность в криминальной среде. С учётом того, что количество казахов и вообще мусульман в местах заключения весьма велико, экстремисты могут добиться существенного успеха. Также следует подчеркнуть, что зачастую криминальные элементы, приверженные экстремистским идеям, берут под контроль денежные пожертвования в мечетях и занимаются рэкетом имамов. Поскольку никем не ведётся учёт внесённых пожертвований, этот финансовый поток практически невозможно проконтролировать, открываются обширные возможности для финансирования террористов.

Откуда растут ноги?

Для того, чтобы понимать ситуацию, необходимо обратить внимание и на основные причины такого резкого увеличения активности экстремистов на территории Казахстана. Эти причины могут быть условно разделены на две группы: социальные и политические.

К социальным причинам можно отнести следующие:
-в стране, особенно в провинции, заметна высокая разница в доходах населения, что усиливает социальную рознь. Социальные аутсайдеры легко вербуются экстремистами и образуют достаточно большие общины;
-имеется большое количество безработной молодежи, не имеющей специальности и не прошедшей социализации в армии и других структурах. Как показывает статистика, в 95% случаев казахстанские террористы являлись безработными молодыми людьми;
-как мы писали ранее, в страну прибывает большой поток нелегальных мигрантов, которые не только сами могут являться носителями и распространителями экстремистских идей, но также подвержены влиянию местных пропагандистов;
-экстремистами ведётся активная пропаганда на всех уровнях, включая Интернет. Пропагандисты работают в мечетях, местах лишения свободы, депрессивных районах страны, ведут активную деятельность в глобальной сети.

Также следует выделить политические причины:
-государство, как и общество, несмотря на прогнозы экспертов, долгое время не хотело признавать существование терроризма в стране, что давало террористам время на разворачивание своей деятельности без опасности преследования;
-в стране существует идеологический вакуум, который довольно активно заполняется религиозностью;
-падает уровень дееспособности спецслужб, очень высока степень коррупции во всех силовых структурах. Кроме того, органы внутренней безопасности ослабляются из-за войн между кланами в них. К тому же спецслужбы не имеют опыта открытой войны с бандитами или террористами.
-фактическое отсутствие политической активности на местах и выражения мнения населения. Из-за отсутствия диалога с властью и запрета на большинство политических акций протеста недовольство сдвигается в сторону радикализации и выходит из правового поля.

Что дальше?

В принципе, ещё около 10 лет назад эксперты предрекали Казахстану рост активности исламских экстремистов, который они связывали с ситуацией в Афганистане и соседних  странах. Однако, недальновидность властей в данном вопросе привела к тому, что на данный момент мы можем говорить о серьёзной активности террористов на территории этой страны. И ситуация имеет тенденцию к ухудшению.

Как отметил Первый заместитель генерального прокурора Казахстана Иоган Меркель в ходе своего доклада на тему принимаемых органом мер по противодействию терроризму и экстремизму, на сегодняшний момент можно констатировать устойчивую тенденцию к радикализации населения, а также рост количества групп нетрадиционной религиозной направленности. «Практика показывает, что именно их представители склонны к совершению актов терроризма. Их ряды пополняются за счет малообеспеченных, неустроенной в социальном отношении молодежи, людей, не имеющих достаточных познаний в области религии и основах традиционного ислама», — заявил Меркель.

В то же время, по словам вышеупомянутого политолога Марата Шибутова, в связи с последними событиями можно прийти к выводу, что страна стоит на грани крупномасштабной террористической войны, в которой главными мишенями экстремистов станут силовики и представители чиновничьего аппарата.

Некоторые эксперты всерьёз рассматривают Казахстан как одну из платформ для будущего создания «Исламского Халифата», который может возникнуть в результате серии переворотов или войн на территории Средней Азии.

По мнению экспертов-авторов доклада «Центральная Азия-2020: взгляд изнутри», на сегодняшний момент вероятность подобного сценария составляет не более 5%. Однако по их подсчётам, вероятность создания «Исламского Халифата» будет возрастать в средне- и долгосрочной перспективе с 5 до 30%. Как полагают эксперты, на волне увеличения сторонников исламского фундаментализма, в странах региона может сформироваться политическая организация, которая представит широкую оппозицию правящим режимам. Имея под собой прочную социальную базу и поддержку из других стран, радикальные исламские организации могут вступить в открытое противостояние с действующими режимами, говорится в докладе.

Пока рано, конечно, говорить о широкой угрозе властям Казахстана со стороны террористов из-за их малочисленности и отсутствия единой организационной базы, способной объединить усилия всех групп для достижения конкретных целей. Однако, если руководство РК продолжит оставлять данную проблему без должного внимания, то страна через несколько лет, особенно с учётом вывода войск НАТО из Афганистана в 2014 году, рискует оказаться перед лицом серьёзных вызовов.

Другие материалы по теме:

Казахстан: этническая ситуация и кланы.

Казахстан: вооружённые силы.

Казахстан: система безопасности государства.

Logo_руна