Климат конфликтов?

942

Политическое насилие сильно коррелирует с климатом: риск конфликтов в засушливых и тропических странах в семь-десять раз выше, чем в умеренных климатических зонах. Перспективы изменений климата, влекущих вынужденную миграцию, подрыв продовольственной и экономической безопасности вызывают опасения по поводу возможных будущих сценариев конфликтов.

Исторически вероятность войны в странах с тёплым и сухим климатом в десять раз выше, чем в странах, расположенными в более прохладных, континентальных климатических зонах. Причина этого не понятна. Общие объяснения указывают на влияние ключевых факторов риска, таких как бедность, зависимость от природных ресурсов, плохое управление в нестабильных районах, но связь с географическим фактором остается необъяснимой. Если конфликты часты в определённом климате, может быть сам климат — причина? Сухие и полузасушливые регионы, такие как Африканский Сахель и части Ближнего Востока, характеризуются высокой волатильностью погоды и хрупкими экологическими системами, что может препятствовать интенсивному сельскому хозяйству, экономическому и политическому развитию. Даже если климат может быть косвенно связан с подверженностью обществ насильственным конфликтам путем влияния на фундаментальные социально-экономические, демографические, политические процессы, это взаимодействие является сложным и отнюдь не детерминированным. Между тем, вопрос влияния климата и экстремальных погодных условий на вооруженные конфликты привлекает все большее научное и политическое внимание.

Конфликты в Дарфуре и в арабском мире привели к всплеску исследований  статистической связи между климатическими изменениями и вооруженными противостояниями. В то время как некоторые из этих исследований сообщают о наличии взаимосвязи, другие её отрицают. Обобщая итоги, научное сообщество приходит к выводу, что климатические изменения играют не более чем второстепенную роль в возникновении насильственных конфликтов. Отсутствие научных доказательств прямой связи «климат-конфликт» позволяют предположить, что эти явления причинно не связаны.

Тем не менее, такой вывод преждевременный и, возможно, ложный.

В то время как общественная дискуссия касается последствий изменения климата, научная литература в основном ограничивается учетом эффектов изменчивости климата, или краткосрочных климатических изменений, в том числе засухи и других экстремальных погодных явлений. Это не значит, что реакция общества на постепенные сдвиги будет идентичной реакции при резких изменениях. Сложная природа долгосрочных отношений «климат-конфликта» делает затруднительным обнаружение  причинно-следственной связи изменения климата и риска вооруженного конфликта.

Большая часть статистических эмпирических исследований на сегодняшний день ограничивается учетом возможных агрегатных и общих эффектов между климатическими аномалиями и вооруженными конфликтами. В отличие от этого, отчеты политиков и НГО обычно подчеркивают косвенный и интерактивный характер обусловленного климатом воздействия, изображая изменение климата как «угрозу-мультипликатор» для уязвимых регионов.

Если признать, что климатические изменения не имеют прямого влияния на риск конфликтов, есть ли вероятность влияния опосредованного? Три момента считаются особенно важными, хотя их актуальность критически зависит от наличия множества других условий возникновения конфликтной ситуации.

Миграция. Сегодня, большинство людей на планете живет в городах, а к 2050 году городские поселенцы будут составлять 70% мирового населения. Практически весь рост населения в ближайшие 35 лет будет поглощаться городами Глобального Юга. Разрастающимся городам в бедных странах часто не хватает соответствующей инфраструктуры правопорядка, санитарии и здравоохранения. Кроме того, возможности трудоустройства могут быть ограничены, что делает городскую бедноту особенно уязвимой перед экологическими и социально-экономическими потрясениями.

Физические процессы, связанные с изменением климата, как ожидается, ускорят сельско-городскую миграцию, тем самым добавляя напряжения в системе предоставления общественных благ в городских центрах. Например, длительные засухи и постепенное ухудшение состояния окружающей среды может подтолкнуть обездоленные группы населения в города для поиска источников существования. Такая динамика прослеживалась в годы, предшествовавшие началу сирийской гражданской войны в 2011 году. Кроме того, экстремальные погодные явления имеют потенциал вызывать внезапную миграцию из-за разрушений и нарушения поставок продовольствия и воды. Миграция, в свою очередь, может быть связана с повышенным риском конфликтов из-за ряда факторов. Во-первых, приезд мигрантов может привести к конкуренции за ограниченные ресурсы, такие как земля, продукты питания и рабочие места. Во-вторых, мигранты, принадлежащие к другой этнической или культурной группе, могут спровоцировать напряженность в межобщинных отношениях. Нежелание Европейского Союза, открыть свои границы в ответ на недавний миграционный кризис в Средиземноморье вызвано отчасти озабоченностью возможными последствиями для внутренней безопасности ЕС. В-третьих, крупные транснациональные миграционные потоки могут вызвать недоверие между страной происхождения и принимающими мигрантов странами.

Из-за недостатка данных и отсутствия концептуальной ясности, причины и последствия так называемой «экологической миграции» не подвергались строгому сравнительному исследованию.

Городское поглощение сельских мигрантов означает, что города могут выступать в качестве «клапана» общественной безопасности, освобождая сельскую местность от экологических нагрузок. Кроме того, города предоставляют более широкий доступ к возможностям здравоохранения и образования, а концентрация людей создает эффект масштаба. Исторически сложилось так, экономическое развитие было тесно связано с быстрой сельско-городской миграцией.

Продовольственная безопасность. По данным Всемирного банка, мировой продовольственный кризис 2007-08 годов вызвал протесты и беспорядки, по крайней мере, в 48 странах. Среди девяти ведущих мировых импортеров пшеницы все расположены на Ближнем Востоке и в Северной Африке, и только Израиль и Объединенные Арабские Эмираты избежали социальных потрясений. В то время как по мнению экспертов внезапное увеличение цен на продовольствие было в основном следствием удорожания топлива и удобрений, а также спекуляций на рынке, сильные засухи и тепловые волны в основных странах-экспортерах продовольствия также внесли свой вклад в кризис. Наибольшая доля уязвимых с точки зрения продовольственной безопасности людей проживают в Африке к югу от Сахары, где война, политическая нестабильность и отсутствие современной сельскохозяйственной техники уже затрудняют производство продовольствия и его перераспределение. Будучи крупными экспортерами продовольствия в начале пост-колониального периода, многие африканские страны сегодня в значительной степени зависят от импорта основных продовольственных товаров, что приводит к уязвимости перед колебаниями цен на продовольствие и транспортные расходы. Продовольственная безопасность тесно связана с бедностью и плохим управлением. Производительность сельского хозяйства влияет на местные запасы продовольствия, и без хорошо налаженной системы субсидий и перераспределения, потребительские цены на основные продовольственные товары могут удвоиться или утроиться в течение нескольких недель. Стабильность рыночных цен оказывает сильное влияние на социальную стабильность.

Среди условий, связанных с волатильностью цен, большое значение играют экстремальные погодные явления и высокая уязвимость производства продуктов питания.

Экономические потрясения. Экстремальные погодные явления — и в долгосрочной перспективе, изменение климатических условий и повышения уровня моря — могут иметь серьезные экономические последствия не только на уровне домохозяйств. И экспортеры, и импортеры сельскохозяйственной продукции уязвимы перед климатическими потрясениями, которые могут резко снизить государственные доходы и привести к наращиванию внешнего долга. Увеличение расходов на импорт продовольствия может происходить за счет других социальных программ, таких как здравоохранение и образование. Климатические риски также уменьшают туризм, торговлю и прямые иностранные инвестиции. Плохие экономические показатели и экономические потрясения, в свою очередь, являются одними из самых надежных и мощных коррелятов гражданских конфликтов. Потеря государственных доходов может привести к политическим потрясениям внутри режима, а бедность снижает издержки присоединения к восстанию.

Адаптация к меняющимся условиям окружающей среды является дорогостоящей. Особенно в странах с низким возвышением прибрежных зон, которым угрожает затопление и где будет находиться большинство завтрашних мегаполисов. Слабые государства могут не суметь успешно адаптироваться, и в будущем мы увидим увеличивающийся разрыв между стабильными и богатыми обществами и теми, кто оказался в ловушке бедности и нестабильности.

Степень, в которой климатические аномалии и изменения повлияют на расселение, продовольственную безопасность и экономическое развитие в решающей степени зависит от политического и социально-экономического контекста. Многие из факторов, которые приводят к вооруженным конфликтам сегодня также влияют на  уязвимость обществ к изменению климата: страны, характеризующиеся хронической политической нестабильностью, разнородностью населения, бедностью и неравенством, и высокой зависимостью от дождей в сельском хозяйстве гораздо более подвержены влиянию негативных социальных последствий.

Тип и интенсивность социальных реакций будет зависеть от характеристик пострадавшего населения, а также от наличия альтернативных механизмов решения проблем, таких, как рыночные отношения и государственные траты. Ответ государства играет гораздо более важную роль в вероятности конфликта, чем масштабы климатического воздействия. В то же время, шок внезапной катастрофы может представлять собой окно возможностей для улучшения межобщинных отношений и политического доверия. Например, соглашение 2005 года о мире в провинции Ачех (Индонезия) было достигнуто частично вследствие  разрушительного воздействия в 2004 году цунами в Индийском океане.

Вынужденная миграция, отсутствие продовольственной безопасности и экономические потрясения являются только тремя из нескольких возможных механизмов, связывающих изменения климата и насильственный конфликт. В то же время, увеличение социальных задач, обусловленных изменением климата, может также предоставить стимулы для сотрудничества между общинами, а также между государствами. Действительно, ряд научных исследований показывают, что сотрудничество, а не конфликт, по-видимому, главный ответ на дефицит ресурсов.

В то время как никто не ставит под сомнение тот факт, что вооруженные конфликты часто влекут серьезные последствия для окружающей среды, мало научных оснований считать, что климатические явления негативно влияют на социальную стабильность и мир. Изменения климата усугубляют ситуацию для обществ с уже высоким уровнем политического насилия, ограничивая перспективы для устойчивого экономического роста и делая адаптацию более дорогостоящей. Результатом может быть растущий разрыв между имущими и неимущими: между богатыми и стабильными обществами, которые хорошо подготовлены к будущему, и бедными, конфликтными обществами, которые не имеют необходимых ресурсов для успешной адаптации.

Обеспечение надлежащего управления и хорошо функционирующая экономика – ключевые факторы. Которые позволят обществу не только успешно адаптироваться к вызовам, связанным с климатом будущего, но также помогут решению социального недовольства мирным путем. В этом смысле, проблемы безопасности, связанные с изменением климата, в первую очередь — проблемы развития.

С сокращениями.

Хальвар Бахауг (Halvard Buhaug), Ида Рудольфсе (Ida Rudolfsen),  Peace Research Institute Oslo

Logo_руна