Командно-штабные учения: российского «следа» не просматривается.

1504

Вы прочитаете этот текст за 8 минут.

14-20 сентября в Беларуси проводится плановое командно-штабное учение армии. Тема мероприятия — «Управление группировкой Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований в ходе специальной операции по стабилизации обстановки в отдельных кризисных районах государства» (источник).

Предусмотрена отработка широкого спектра вопросов. Основными из них являются выдвижение войск в назначенные районы, создание объединенного органа управления созданной группировкой войск, организация взаимодействия разноведомственных сил, отражение нападений незаконных вооруженных формирований и диверсионно-разведывательных групп противника, их нейтрализация.

Командно-штабное учение проводится в два этапа. На первом отрабатывается создание группировки разноведомственных сил для проведения специальной операции. На втором практическое управление группировкой в ходе проведения специальной операции. Войскам предстоит практически отработать ряд смоделированных ситуаций, в числе которых пресечение попыток нарушения государственной границы на суше и в воздушном пространстве, участие в ликвидации последствий аварий техногенного характера и некоторые другие.

К участию в учении привлекаются Вооруженные Силы, оперативные группы и подразделения МВД, МЧС, Госпогранкомитета, а также оперативные группы КГБ и Следственного комитета. Всего задействовано порядка 7 500 человек, до 60 боевых танков, до 220 боевых бронированных машин и до 50 артиллерийских орудий, минометов и РСЗО. Из запаса призвано около 450 военнообязанных.

Особенности мероприятия. Первая явствует из самого названия – отработка специальной операции. Специальные операции являются одной из разновидностей операций по предотвращению эскалации вооруженного конфликта. Они готовятся и проводятся специальными группировками войск (сил) и средств для достиже­ния частных задач в интересах разрешения вооруженного конфликта на его ранней стадии. Отдельные из них могут проводиться в мирное время. К таким операциям могут быть отнесены: радиоэлектронная, психологичес­кая, операции по установлению и поддержанию мира, операции по борьбе с наркобизнесом и терроризмом; по защите экономических центров (районов); по ликвидации бандформирований и др. Т.е. речь идет о так называемой «малой войне» для которой характерны специальные действия: контр­террористические, контрдиверсионные, партизанские, антипартизан­ские.

Второй особенностью рассматриваемого учения является задействование практически всех армейских полигонов.

Далее, прямым текстом декларируется необходимость армии быть готовой «…к адекватному реагированию на потенциальные действия деструктивных сил, направленные на дестабилизацию обстановки внутри страны с целью антиконституционной смены действующей власти… В замысле учения предусмотрено создание обстановки, когда в стране спровоцирован внутренний вооруженный конфликт… Обучаемые будут вынуждены реагировать как на традиционные формы и способы применения военной силы противоборствующей стороной, так и на действия диверсионного и террористического характера» (источник). И далее: «В первую очередь предстоящее учение следует рассматривать как реализацию планового мероприятия, направленного на повышение боеготовности войск, их способности к выполнению задач… с учетом возникновения в мировой практике новых вызовов и угроз военной безопасности государства. На сегодняшний день аналогичные подходы присутствуют в различных государствах и военных альянсах, в том числе и в НАТО, о чем свидетельствует разработка стратегами этого альянса новой концепции реагирования на такие угрозы, как гибридная война». Собственно, новость не в том, что меры реагирования на гибридные угрозы отрабатываются в Беларуси: этот процесс идет минимум 15 лет, просто тогда не было соответствующего термина. Новость в признании факта, что страны НАТО сами не готовы к подобным вызовам и выступают в роли защищающейся стороны. Ранее на протяжении долгого времени беларуское руководство обвиняло Альянс в том, что ему никто не угрожает, тогда как он угрожает всем.

Интересно отметить, что в ходе текущего учения на уровне базового замысла предусмотрен отказ от опоры на военно-политические союзы постсоветского пространства: двусторонний с Россией и ОДКБ. Чем не угодили «братушки» неясно: то ли ненадежны, то ли опасны, то ли это проявление тихого желания стать внеблоковым государством. Наиболее вероятными представляются первая и третья версии.

«Восточный вал». Впервые на территории Могилевской области в граничащем с Россией Горецком районе сформирована рота территориальных войск, которая будет отрабатывать задачи по усилению охраны границы (источник).

Этот факт, в купе с масштабом учения и привлечением к нему практически всех силовых ведомств страны дал некоторым комментаторам основания считать, что официальный Минск готовится к отражению «гибридной» агрессии с востока. Местами, неадекватность комментариев зашкаливает (пример).

При этом игнорируется тот факт, что сценарий учений предусматривает отработку мер по противодействию нелегальной миграции. Военные (в том числе территориальные войска) совместно с пограничниками будут решать учебные задачи по оборудованию временных пунктов пропуска на участках государственной границы, выставлению контрольных пунктов на основных автомобильных маршрутах, а также ведению наблюдения вдоль государственной границы, пресечению попыток нарушения государственной границы на суше и в воздушном пространстве.

Особенные, но не уникальные. МВД (включая существовавший тогда Следственный комитет при МВД) и МЧС принимают участие в масштабных военных учениях самое позднее с 2001 года. Тогда в ходе учений «Неман-2001» по сценарию отрабатывалась ситуация при которой «синие» напали на «красных» с целью изменения конституционного строя и захвата части территории. КГБ — постоянный участник военных учений всех уровней и масштабов хотя бы в лице органов военной контрразведки.

Территориальные войска впервые были сформированы в ходе учений «Щит Отечества-2004».

Сценарии учений, как правило, опираются на некие практические ситуации. В случае с «Неман-2001» это была война в Косово. Позднее, после вторжения США и союзников в Ирак, концепция поменялась и упор делался на отработку вопросов применения ПВО и авиации в ходе отражения массированного воздушного нападения. 2014 год вновь стал поворотным, на повестку дня вышла угроза «гибридной войны». Хотя, собственно война в Косово несла в себе многие признаки «гибридности». Так что в некотором роде, можно говорить о движении по спирали.

Стоит напомнить, что в ходе всех масштабных учений в Беларуси отрабатываются различного рода алгоритмы, которые могут быть применимы в сходной ситуации вне зависимости от географической привязки. Т.е. сам факт проведения учений в конкретной географической местности, по усилению охраны границы с одним из соседних государств, с учетом достаточно компактных размеров территории нашей страны мало о чем свидетельствует. Надо разделять факторы политические и факторы практические. С практической точки зрения значение имеет что и как делается, а не где это делается. В международных отношениях география имеет значение и проведение масштабных учений вблизи границ враждебного государства может использоваться/оцениваться в качестве попытки оказания политического давления. Однако, это не про нас.

Выводы. Из приграничных областей за последние годы лишь в Брестской и в Могилёвской не отрабатывались вопросы создания территориальных войск и их участия в охране границы. Так что в данном случае происходит то, что должно произойти. И произойти именно на приграничной территории.

Пока нет оснований утверждать, что на Могилевщине отрабатываются меры по отражению вероятной агрессии со стороны России. Речь идет об отработке в первую очередь правоохранительных мероприятий. Многие забыли, что в Беларуси уже почти 10 лет нет Пограничных войск. А есть органы пограничной службы, которые являются специализированной полицией с отдельными функциями спецслужбы.

Стоит напомнить, что 04.09.2014 Александр Лукашенко подписал Указ № 433 «О внесении изменений в Указ Президента Республики Беларусь от 9 марта 2009 г. № 125», которым устанавливается приграничная территория в пределах административно-территориальных единиц, примыкающих к государственной границе Республики Беларусь с Российской Федерацией. Как пояснялось, это позволит создать условия для реализации возложенных на органы пограничной службы задач и функций в пределах этой местности, а также организовать надлежащее взаимодействие с пограничными органами России, направленное на решение задач по выявлению и пресечению транзитной незаконной миграции, наркотрафика и незаконного перемещения через границу товарно-материальных ценностей. Безусловно, не последним фактором в принятии данного решения была российско-украинская война. Однако, по прошествии двух лет беларуские пограничники на восточной границе так на постоянной основе и не появились. А это позволяет утверждать, что не гипотетические угрозы с российской стороны стали основной причиной распространения пограничного режима на граничащие с Россией районы Беларуси. Причина на поверхности: контрабанда спиртного и наркотиков с востока достигла угрожающих масштабов. Уже сейчас стоимость обустройства границы с Россией «отобьётся» за год лишь за счет прогнозируемого роста сбора акцизов на алкоголь. А со второго года казна будет получать в 4 раза больше, чем выделять на поддержание пограничной охраны на восточной границе. Однако стоит подчеркнуть, что проблематика пограничной охраны беларуско-российской границы имеет правоохранительную природу, и слабо увязана с вопросами национальной обороны.

Привлечение Следственного комитета свидетельствует о том, что как минимум значительная часть мероприятий в рамках проводимого учения относится к правоохранительной сфере, борьбе с преступностью. В том числе и против государства. Напомним, что Следственный комитет – исключительно правоохранительный орган, ценность которого в боевой обстановке стремится к нулю.

Судя по объявленному замыслу учения и тем мероприятиям, отработка которых запланирована, речь идет об определенной «нарезке» из более частных сценариев: охрана границы, нелегальная миграция, техногенные катастрофы, вооруженные мятежи, проникновение диверсантов и др. Поэтому говорить о направленности учений против кого-то не приходится: каждому частному сценарию соответствует собственный эвентуальный источник/источники угроз, как минимум значительная часть которых находится в пределах национальных границ. А то, что объединяет все эти сценарии в рамках общего мероприятия – отработка межведомственного взаимодействия при решении той или иной кризисной ситуации. Таким образом, учение носит отчасти и исследовательский характер.

Logo_руна