Конференция памяти генерала Кондратовича

1660

Вы прочитаете этот материал за 12 минут.

1 марта Belarus Security Blog проведена ІІІ-я Конференции памяти Министра обороны БНР генерала от инфантерии Киприана Кондратовича «Беларусь и регион». В ходе мероприятия эксперты из Беларуси, России, Украины и Польши обсудили текущую ситуацию в регионе Восточной Европы и перспективы её развития, отношения Беларуси, России, Украины и ЕС, ситуацию в восточной Беларуси.

Ниже – содержание выступлений участников мероприятия.

Беларуско-российские отношения.

Юрий Царик, руководитель программы российских исследований Центра стратегических и внешнеполитических исследований, Беларусь: Москва занята укреплением своего геостратегического положения и получения дополнительных рычагов воздействия на Запад для торга с ним.

Александр Сытин,  руководитель North&Eastern Europe Research Political Center, Россия:

Стратегическое партнерство между Минском и Москвой в кризисе. Но это не значит, что оно быстро рухнет. Все институты постсоветского пространства, направленные на сотрудничество, либо изжиты (СНГ) либо не действуют (ОДКБ).

Александр Сытин

Надо учитывать образ мышления России относительно Беларуси (предательство, измена, любит-не любит).

Беларусь получает отсрочку от давления России. Но как долго она продлится — неизвестно. Можно ожидать, что РФ будет придерживаться в отношении Беларуси методов гибридной войны. Эксперт убежден, что Минск столкнется с российским давлением: информационным, экономическим, политическим. Но военное давление маловероятно.

Внешнеполитические вопросы в России уже решаются в рамках Совета Безопасности силовиками. И растерянность Кремля в беларуском вопросе является маркером растерянности в силовых структурах.

Сергей Николюк, эксперт НИСЭПИ, Беларусь: История Первой мировой войны показывает, что для части стран она стала отечественной и консолидировала общество, а в Российской империи — нет. Тогда наблюдалось столкновение между империями и национальными государствами. И победили последние.

Сергей Николюк

Говоря о ниже приведенной презентации не следует воспринимать её буквально. Необходимо учитывать социокультурную ситуацию в стране.

Низкие цифры готовности беларусов защищать с оружием в руках своё государство связаны с тем, что они еще не прошли ментально стадию формирования национального государства. Социология позволяет предположить, что внешнее давление на Беларусь не сплотит общество, а углубит имеющеюся расколы.

Говоря о социологии отношений России к Беларуси стоит обратить внимание, что она на 25-30% зависит от пропаганды в российских СМИ. Пропаганда не создает ничего в общественном мнении, но усиливает имеющиеся тенденции. Основу российского общества по-прежнему составляет человек советский, одна из характерных черт  которого – имперскость.

Презентация выступления.

 

Александр Алесин, обозреватель сферы ВПК, Беларусь: Беларуско-российские отношения имеют формулу российские деньги в обмен на учет Беларусью вопросов обеспечения безопасности Калининграда. Эта история берет начало в 1996 году. И с тех пор отношения строятся по этой кальке. Да, есть противоречия, но это рутина. И текущему конфликту может быть положен конец в ходе учений «Запад», во время которых может состояться личная встреча Лукашенко и Путина.  И решающую роль будет играть позиция военных элит России, с точки зрения которых Беларусь нельзя ничем заменить.

Россия стремится сохранить контроль над Беларусью, что открывает поле для торга. В основе отношений Минска и Москвы лежит прагматизм. И текущие конфликты — это скорее всего лишь проявление торга между ними. Эта система отношений будет существовать до изменения социально-политического строя в одной из стран либо в обеих. РФ заинтересована в сохранении существующих режимов в постсоветских странах.

Валерия Костюгова, руководитель Агентства политической экспертизы, Беларусь: текст доклада по ссылке.  

Отношения Беларуси с Западом и Украиной

Влад Величко, генеральный директор Международного консорциума «ЕвроБеларусь»:

Запад позитивно воспринял позицию Минска по Украине. Однако, беларуско-европейские отношения зависят от внутренней ситуации в ЕС. Брюссель стал придерживаться менее амбициозной политики добрососедства, в которой более значимую роль играют отношения безопасности.

Беларусь-Украина-Запад

Украине ЕС уделяет серьезное политическое внимание, инвестируя в реформы,  И совсем другое отношение к Беларуси: гораздо более скромные программы реформ, уровень сотрудничества носит технический характер, менее амбициозная повестка, меньше значимых результатов.

Говоря об отношениях Минска и Киева стоит помнить, что взаимный интерес традиционен и мало зависит от политической позиции сторон.

Камиль Клысинский, Центр восточных исследований, Польша: Сравнивая начало предыдущего и текущего потеплений в беларуско-европейских отношениях, можно прийти к выводу, что в данный момент ситуация складывается не в пользу Беларуси. ЕС в силу многих причин (миграционный кризис, Брекзит и др) не может проявлять такой же активности на восточном направлении, как это было в 2008-2009 годах. Одновременно, сдерживающим Европу фактором является активная и решительная политика России не только в отношении Украины, но и в определённой степени – Беларуси. Брюссель занимает весьма формальную позицию в отношении Минска и ожидает изменений в области прав человека и демократии в Беларуси, не отказываясь от диалога как процесса. Продолжает играть свою роль и взвешенная позиция Беларуси по Украине.

Камиль Клысинский

Запад не готов поддерживать Минск по любому вопросу лишь ради стабильности в регионе. Поэтому прорыва в отношениях Беларуси и ЕС ожидать не приходится. Учитывая напряженность в беларуско-российских отношениях и растущее недовольство политикой властей внутри беларуского общества (и как следствие, возможность возврата репрессий), сохранение диалога ЕС-Беларусь уже само по себе будет достаточным успехом.


Андрей Егоров, директор Центра европейской трансформации, Беларусь: Беларусь и ЕС вступили в полосу закрытия «окон возможностей» взаимодействия. Как быстро – вопрос. И если стороны хотят что-то сделать — это надо делать сейчас.

Очень сложно обозначить структуру интересов ЕС в отношении РБ. Минск предлагает российский формат «молчи и плати». Но это не устраивает Европу. Много говорится о безопасности и стабильности, но не понятно что ЕС под этим понимает (социальные протесты- угроза или нет, что с ними делать).

В отношении с регионом Восточной Европы ЕС руководствуется формулой «Россия — первая» (как объект интереса европейской политики) И интерес к Беларуси — это проявление интереса к России.

Андрей Егоров

Есть польская концепция, более вменяемая и осмысленная. Направленная на деимпериализацию политики и Варшавы, и Москвы с целью добиться независимости и демократии в странах между Россией и Польшей. Но эта идея не вошла в прагматический способ действия в европейском регионе.

Разговоры про уход Беларуси на Запад — спекуляции. Беларусь никуда не уходит и остается в зоне российского влияния.

К сожалению, Украина — не игрок в регионе, т.к. не  имеет позитивного примера, который может предложить другим.

Беларусь проводит прагматичную политику, пользуясь и играя на российско-украинских противоречиях. Но эта прагматика «продается» как помощь Украине и готовность к сотрудничеству с ЕС.

Все это делает перспективу отношений с ЕС весьма туманной. По крайней мере, в текущем формате они продолжатся.

Евген Магда, исполнительный директор Центра общественных отношений, Украина: Проблема беларуско-украинских отношений многогранна. Так, нет канала информирования беларусов с украинских позиций. Нет общих инфраструктурных проектов. Особенно в части транзита энергоресурсов.

Евген Магда

Более подробно — в презентации.

Ситуация в восточной Беларуси

Сергей Неровный, издатель и главный редактор газеты «Вольны горад», г. Кричев: Восток Могилевской области — депрессивный регион. Социально-экономическая ситуация ухудшается. Идет процесс деиндустриализаци и депопуляция. Причем уезжает не только молодежь, но и люди среднего возраста. Предприниматели переносят бизнес в Россию.

Ситуация в восточной Беларуси

Увеличивается число социальных суицидов, что скрывается властью.

Растет число проявлений коррупции.  Борьба с которой напоминает борьбу чиновничьих кланов между собой.

Тяжелое материальное положение сказывается на криминогенной обстановке в регионе: растет число краж.   

Александр Ильинец, общественный активист, Витебск: Система оплаты труда в регионе характеризуется высоким удельным весом премиальных выплат. Это используется как репрессивный инструмент и средство произвола в отношении наемных работников. Масса работников трудятся в условиях неполной занятости. Задержки зарплаты на 2-3 мес приобрели массовый характер.

Социально-экономическую ситуацию в регионе ухудшило введение отчислений ФСЗН для ИП. Которое не вызвало протестов и власти поняли, что можно продолжить практику расширения поборов.

Беларусь и регион

Есть опасения того, что введение пограничной зоны в России может сказаться на бизнесе.

Ранее протесты в регионе властями пресекались в начальных стадиях. Людей просто не пропускали в места сбора. Но в феврале противодействия не было, власти впервые не препятствовали сбору людей.

Петр Кузнецов, руководитель Центра регионального развития ГДФ, Гомель: «Натягивать» историю Донбасса на восточные регионы Беларуси некорректно. Это штамп, который не имеет ничего общего с реальностью. Беларусь унитарна и в одинаковой опасности все регионы страны.

У Гомеля развиты гуманитарные связи именно с Минском, а не, например, с Брянском.  Совместных интересов у Гомеля и Брянска нет. В плане умонастроений жителей Гомельщины — это типично беларуские настроения. Основной поток торговой активности местного населения направлен на Украину, а не на Брянщину. Граница с РФ на гомельском участке пустая, разоряются объекты придорожного сервиса. Этот фактор влияет на умонастроение гомельчан.

Есть борьба дискурса российского телевидения и «сарафанного радио» местных жителей относительно ситуации в Украине.

С открытием в Гомеле российского научно-культурного центра началась активизация пророссийских проектов в информационном пространстве. Появился пророссийский агрессивный сайт, который начал активно продвигаться в «Одноклассниках».  Заработал гомельский молодежный чат, который ранее был заморожен, но внезапно активизировался, причем с жесткой пророссийской позиции.

Однако в регионе традиционно сильны позиции демократических информационных ресурсов и «живое» гражданское общество.

Андрей Стрижак, профсоюз РЭП, Гомель: В Беларуси нет условий для создания своего Донбасса. Нет этнической разнородности, нет производственных и политических отличий.  Нет специфики в нюансах трудоустройства. Деление Беларуси на восток и запад в головах, не стоит проводить аналогии с Украиной.

Андрей Стрижак

Пророссийские агенты влияния Кремля действуют в следующих форматах:

-региональная активность;   

— активность в соцсетях;

— организация досуга и детских лагерей.

Необходимо рассматривать пророссийскую активность в Витебской и Гродненской областях с аналогичной активностью в странах Балтии.

В настоящее время в демократические организации приходят идейные сторонники, а не просто потребители которые ищут решения своих проблем. Задача давать людям работу, чтобы они не ушли.

Больше- в презентации.

Вечерняя дискуссия. Безопасность в Восточной Европе: есть ли шанс построить мосты вместо стен?

Дмитрий Громаков, руководитель исследовательских проектов Центра социального инжиниринга «Реализация и анализ несистемных действий», Украина: Агрессия России против Украины заложила бомбу под всю европейскую систему безопасности, т.к. разрушены основы международного устройства.

Украина не смирится с оккупацией своих территорий Россией, т.к. это ставит под угрозу дальнейшее распространение практики насильственного разрешения международных споров.

Дмитрий Громаков

Между Киевом и Москвой нет общей базы интересов для успешного переговорного процесса. Украина стремится восстановить справедливость. Россия — легитимизировать свои территориальные приобретения.

Неразрешение существующих конфликтов создает угрозу полномасштабной войны в будущем.

Базовое условие для Украины — это восстановление её территориальной целостности. Т.е. восстановление доверия к международному праву. И только в рамках вопросов процедуры деэскалации конфликта, деоккупации территорий возможны дискуссии и обсуждения. Любой иной формат для Украины неприемлем.

Сегодня фактором региональной безопасности может выступить Китай, который демонстрирует готовность активно участвовать в европейских делах и выступить фактором стабилизации ситуации для защиты своих инвестиций в Европе и как драйвер проекта экономического пояса шелкового пути.

Украина будет настаивать на продолжении санкций против России — на расширении применения точечных санкций против субъектов хозяйствования, действующих на оккупированных территориях. Инструментарий невоенного влияния на Кремль есть. Вопрос в решимости на применение этих санкций со стороны мирового сообщества.

Презентация выступления.

Анна-Мария Дынер, Польский институт международных отношений: Война в Украине влияет на весь мир. Япония смотрит на действия Китая в Японском море через призму крымских событий. Разрушена международная система гарантий безопасности.

Правда в том, что действия в Украине РФ четко подпадают под понятие агрессии.

Позиция стран ЕС  (как минимум большинства) в восстановлении статус-кво (т.е. территориальной целостности Украины). После этого возможен диалог. Но не с позиции силы. Проблема Минских соглашений  том, что они ставят Украину в язвимое положение.

Говорят о гонке вооружений в регионе. Но она началась с России, а не с НАТО. Альянс лишь реагирует на шаги Москвы. Пока нет оснований говорить о вооружённом столкновении РФ и НАТО. Но провокации с российский стороны есть и будут.

Проблема не в том, что Россия хочет иметь влияние в мире. А в том, что Москва хочет иметь свою зону влияния.

От Беларуси ждут сохранения условного нейтралитета.

Счастье Украины, что у нее оказалось друзья на Западе. У Беларуси их нет и в Минске должны задуматься над западным вектором отношений.

Вадим Козюлин, эксперт ПИР-Центра, Россия: Сегодня в России идет процесс перевооружения. А не милитаризация. 25 лет Москва теряла советский потенциал.

РФ закупает в Беларуси продукции военного назначения на 500 млн долл в год.

Проблемой является то, что генералы стали «производителями» новостей, выйдя в публичное информационное поле и поднимая накал страстей. В том числе и для увеличения бюджетов. Это касается и Европы.

Угроза для ЕС со стороны России незначительна: Евросоюз превосходит по совокупному военному потенциалу Москву в 7 раз. И в России, и в Европе есть понимание того, что стороны не собираются нападать друг на друга. И то, что ЕС не желает поднимать расходы на оборону до 2% ВВП — свидетельство того, что российская угроза скорее виртуальна.

Увы, сейчас нет механизма международной безопасности. Хотя он существовал даже в годы Холодной войны.

Беларусь и регион

Проблема и в том, что нет четкого представления о политике новой администрации США. В ЕС нет четкого лидера, который мог бы взять инициативу обеспечения безопасности в свои руки. Между тем есть поле для совместной работы. Но при этом наблюдается желание вести изоляционную политику в отношении России. Которая не работает.

Для Беларуси есть шанс влиться в международную систему за счет экономической интеграции КНР и ЕС. Транзитный потенциал может стать «скелетом», на который нарастет много другого экономического «мяса».

Идея интеграции от Лиссабона до Владивостока не умирает. Она сама себе торит дорогу. Но на китайские деньги.

Россия тоже хочет быть в Европе. И однажды там будет. Подробнее – в тексте.

Андрей Федоров, эксперт Центра европейских исследований, Беларусь: Существует принципиальное расхождение между РФ и НАТО по основам мироустройства.  И хорошего решения нет. Если стороны будут придерживаться текущих позиций, то конфронтация продолжится. Выйти из ситуации без потери одной из сторон лица сейчас невозможно. Для буферных стран ожидать позитивного решения проблемы кризиса региональной безопасности оснований нет.

Отказ Запада от ценностной политики означает угрозу возврата к тоталитаризму в европейских постсоветских странах.

Хотя от Беларуси мало что зависит, в силу географии она имеет значение для региональной безопасности. И в стратегии региональных центров силы может быть стремление если не привлечь Минск на свою сторону, то по крайней мере не допустить её присоединения к противнику.

Беларусь и регион

Россия выступает против НАТО, так как понимает, что входящие в Альянс страны никогда не станут сферой российского влияния.

Беларусь тоже не хочет, чтобы Украина вошла в НАТО. Но в принципе к такой перспективе относится спокойно. Минск не заинтересован в успехе Кремля в Украине.  В т.ч. потому что это потребует переориентировать российские ресурсы для Украины. В том числе и за счет урезания поддержки Минска.  

Россия заинтересована в полной лояльности Минска. И задача эта в ближайшее время нерешаема.

Обеспечить самостоятельно свою безопасность Беларусь не в состоянии. И она будет практически полностью зависеть от позиции больших игроков, прежде всего – от России.

Леонид Спаткай

Конференция в СМИ:

Андрей Егоров: Европейское окно возможностей постепенно закрывается, отношения — в формате усталости

Российский эксперт: Беларусь станет жертвой агрессии Москвы, пока — отсрочка

Беларусь и Россия: сработает ли эффект анаконды?

Российский политолог: Беларусь так или иначе окажется жертвой агрессии со стороны РФ

Рухнет ли белорусское государство под тяжестью собственных проблем?

Сусіди з протилежних полюсів. Як Києву налагодити співпрацю з Мінськом

РОСІЯ ПРИМІРЮЄ НА УКРАЇНУ БОСНІЙСЬКИЙ АБО МОЛДОВСЬКИЙ СЦЕНАРІЙ, — ЄВГЕН МАГДА

Лукашенко в поисках «геополитического брака» для Беларуси

Когда бьют с противоположных сторон…

«Минск не представляет, что творится в регионах»

Logo_руна