Конфликт в Ливии как образец будущего войны?

549

Вы прочитаете этот материал за 5 минут

Дроны. Наемники. Кампании по дезинформации в социальных сетях.

Ливийская война вполне может стать испытательным полигоном того, как будут вестись войны в будущем. Сам конфликт выглядит сегодня совершенно иначе, чем в 2011 году, когда коалиция стран НАТО свергла ливийского диктатора Муамара Каддафи, страна обрушилась в гражданскую войну и междоусобные бои между племенными ополчениями, салафитами и другими негосударственными субъектами.

С одной стороны конфликта находится международно признанное Правительство национального согласия, поддерживаемое Турцией и, в меньшей степени, Италией и Катаром. С другой стороны находится Ливийская национальная армия во главе с печально известным военачальником Халифой Хафтаром (кстати, гражданином США – примечание перев.), поддерживаемая разношерстной коалицией, в которую входят Россия, Объединенные Арабские Эмираты и Египет, плюс в меньшей степени Саудовская Аравия, Франция и Греция. Ставки высоки: доступ к огромным запасам энергоносителей в Ливии и контракты на их добычу, переработку и доставку.

Но государства давно вмешивались в гражданские войны других стран, так что же нового в Ливии?

Обе стороны конфликта все больше зависят от наемников. Турция обучала и отправляла боевиков из Сирии в Ливию, в то время как силы Хафтара были усилены Группой Вагнера: российскими наемниками, которые воевали в Украине, Сирии, Центральноафриканской Республике, Судане, Зимбабве, Мозамбике, а теперь и в Ливии. Более того, Россия вербует собственных сирийских наемников для развертывания в Ливии и ведения боевых действий от имени Хафтара. ЛНА также привлекает наемников из Судана и с Запада, работающих на частных подрядчиков в сфере безопасности, базирующихся в ОАЭ.

Когда Хафтар объявил о своем намерении захватить Триполи в апреле 2019 года, последовавшие воздушные операции с обеих сторон проводились небольшими парками старых самолетов. С тех пор воздушные удары все чаще наносятся иностранными беспилотниками: турецким Bayraktar TB2 для ПНС и эмиратскими Wing Loong-II в интересах Хафтара. Поскольку Турция и ОАЭ боролись за превосходство в воздухе, их вмешательство быстро переросло в то, что бывший посланник ООН по Ливии Гасан Саламе назвал «самой большой войной дронов … в мире». По сообщениям, в январе ОАЭ и Турция провели более 850 и 250 ударов беспилотников соответственно.

Как показывает разница в количестве ударов БПЛА, ОАЭ на какое-то время взяли верх. Но Анкара усилила свою военную поддержку с ноября прошлого года, когда Турция и ПНС подписали меморандумы о взаимопонимании в области безопасности и морских перевозок. Турция начала развертывание новых беспилотников, передовых систем противовоздушной обороны и тысяч сирийских наемников, склонив баланс сил в пользу правительства в Триполи. С тех пор Турция наносила удары по силам Хафтара, уничтожив несколько систем противовоздушной обороны «Панцирь С1» российского производства и способствуя быстрому наступлению сил противника. И только в прошлом месяце Россия развернула истребители, вероятно, пилотируемые наемниками, в центральной Ливии, чтобы сдержать расширение турецких воздушных операций и остановить волну неудач Хафтара.

Усилия по дезинформации также направлены на то, чтобы нарушить баланс сил в Ливии. В то время как эти усилия исходят от обеих сторон конфликта, страны, поддерживающие Хафтара и ЛНА — особенно Россия, ОАЭ и Саудовская Аравия — были более активными и агрессивными в развертывании армий ботов и троллей, чтобы продвигать про-Хафтаровскую повестку. Например, Лаборатория цифровых исследований Атлантического совета обнаружила, что хештег на арабском языке, «#WeSupportTheLibyanArabArmy», был ретвитован 20 000 раз в день, когда Хафтар объявил о своем наступлении на Триполи. В основном с аккаунтов из Египта, ОАЭ и Саудовской Аравии.

Кроме того, размещение тысяч сирийских и суданских наемников в Ливии отражает растущую и тревожную тенденцию «войны по доверенности». Государственные субъекты все чаще используют лиц без гражданства или группы риска для вербовки боевиков, которых они направляют за границу. Иран направил десятки тысяч афганцев-хазарейцев без гражданства для борьбы за режим Башара Асада в Сирии, а Турция, Россия и ОАЭ также используют наемников из отчаявшихся общин для участия в гражданской войне в Ливии.

Для такой страны, как Россия, гораздо выгоднее вести дела через частных подрядчиков в области безопасности и кампании в социальных сетях, чем развертывать российские войска и рисковать получить негативную реакцию как внутри страны, так и за ее пределами. Принимая во внимание ограничения из-за коронавируса и стресс, который это будет оказывать на военные бюджеты и национальные экономики, будущие войны могут все больше и больше походить на «дешевые войны».

По крайней мере, в ближайшем будущем понятие «дальних войн» (т.е. без участия регулярной армии) может стать обычным явлением, поскольку страны смогут избавить своих солдат от рисков, как боевых, так и не боевых (например, санитарных). В качестве замены солдат, представляющих свои страны, мы могли бы увидеть модель, которая во многом похожа ливийскую: новые технологии в сочетании с прокси-силами и кампании в социальных сетях.

С незначительными сокращениями.

Натан Вест — научный сотрудник и специалист по Ближнему Востоку корпорации RAND, Колин Кларк — старший научный сотрудник в The Soufan Center, Defense One.

Logo_руна