Кремль продолжит строить альтернативную реальность для своей аудитории

1044

Вы прочитаете этот материал за 10 минут

9 мая 2017 года Президент РФ Владимир Путин подписал указ «О Стратегии развития информационного общества Российской Федерации на 2017-2030 годы». Данный документ представляет собой свод основных направлений развития российского информационного пространства в соответствии с планами правительства. Учитывая возросшую актуальность вопросов, связанных с информационной политикой, следует обратить на него внимание.

Сама Стратегия наполнена довольно очевидными вещами и даже в некотором роде штампами типа «электронная демократия», «электронный документоооборот», «развитие науки и технологий» и т.д. В целом, документ отражает вполне логичное стремление правительства РФ развивать информационные технологии на территории страны, а также иметь полный контроль над информационным пространством, инфраструктурой и технологиями коммуникации. Однако, среди заявлений о планах развития науки и технологий всё же нашлось место и для формулировок, которые дают понять видение российским режимом информационной политики в государстве. Следует выделить несколько основных тенденций в данном направлении.

 «Духовно-нравственные ценности России», они же ставшие мемом «духовные скрепы» — их всё. Сразу бросается в глаза, что одним из основных принципов Стратегии заявляется «приоритет традиционных российских духовно-нравственных ценностей и соблюдение основанных на этих ценностях норм поведения при использовании информационных и коммуникационных технологий». То есть посадки за «оскорбление чувств верующих» и за репосты в социальных сетях продолжатся и станут абсолютно обыденным явлением.

Здесь же стоит отметить и «формирование информационного пространства знаний». Для формирования которого, среди прочего, Стратегия предусматривает следующие механизмы:

— проводить мероприятия в области духовно-нравственного воспитания граждан;

— проводить мероприятия по сохранению культуры и общероссийской идентичности народов Российской Федерации;

— сформировать безопасную информационную среду на основе популяризации информационных ресурсов, способствующих распространению традиционных российских духовно-нравственных ценностей;

— создать условия для популяризации русской культуры и науки за рубежом, в том числе для противодействия попыткам искажения и фальсификации исторических и других фактов;

— установить устойчивые культурные и образовательные связи с проживающими за рубежом соотечественниками, иностранными гражданами и лицами без гражданства, являющимися носителями русского языка, в том числе на основе информационных и коммуникационных технологий;

— совершенствовать механизмы ограничения доступа к информации, распространение которой в Российской Федерации запрещено федеральным законом, и ее удаления;

— совершенствовать механизмы законодательного регулирования деятельности средств массовой информации, а также средств обеспечения доступа к информации, которые по многим признакам могут быть отнесены к средствам массовой информации, но не являются таковыми (интернет-телевидение, новостные агрегаторы, социальные сети, сайты в сети «Интернет», мессенджеры);

— принять меры по эффективному использованию современных информационных платформ для распространения достоверной и качественной информации российского производства.

Этот перечень, в общем-то, даёт полную характеристику политики Кремля по модерированию информационного пространства России. Исходя из него можно сделать вывод, что российское правительство и дальше продолжит формирование альтернативной реальности для своей аудитории не только внутри страны, но и за рубежом. Соответственно, можно ожидать новых проектов, направленных на распространение российского влияния в информационном пространстве других государств, как в интернете, так и в «офф-лайне».

В то же время в Кремле планируют продолжать политику жёсткого законодательного регулирования в сфере информации, опять же прикрываясь намерениями защищать граждан от посягательств на их личные данные. Так, в соответствии со Стратегией, для защиты данных в Российской Федерации необходимо в том числе:

— обеспечить государственное регулирование и координацию действий при создании и ведении информационных ресурсов в Российской Федерации в целях соблюдения принципа разумной достаточности при обработке данных;

— проводить мероприятия по противодействию незаконным обработке и сбору сведений о гражданах, в том числе персональных данных граждан, на территории Российской Федерации неуполномоченными и неустановленными лицами, а также используемым ими техническим средствам.

Таким образом, мы приходим к выводу, что инфильтрация в моделируемую Российской Федерацией реальность инородных элементов из-за рубежа будет всячески пресекаться как «попытка фальсификации исторических и других фактов». Учитывая стремление также «усовершенствовать законодательное регулирование» глобальной сети и СМИ вообще, наказания за отличное от официального мнение станут ещё жёстче. Фактически ведётся речь об информационной изоляции РФ под высокодуховным колпаком с «георгиевскими ленточками», фофудьёй и танком «Армата». А за колпаком, конечно же, злые фашисты, геи, террористы, иммигранты (нужное подчеркнуть), потому следует сплотиться вокруг лидера нации и не дать в обиду Русь-матушку.

Культ импортозамещения. Большое внимание в Стратегии уделяется продвижению российских продуктов в области ИТ. Центральным элементом документа являются «технологически независимые программное обеспечение и сервис — программное обеспечение и сервис, которые могут быть использованы на всей территории Российской Федерации, обеспечены гарантийной и технической поддержкой российских организаций, не имеют принудительного обновления и управления из-за рубежа, модернизация которых осуществляется российскими организациями на территории Российской Федерации и которые не осуществляют несанкционированную передачу информации, в том числе технологической».

В принципе, стремление к полному переходу на продукты, произведённые подконтрольными Кремлю компаниями, укладывается в нынешнюю российскую политику и риторику. Это прикрывается вполне разумным желанием оградить государственные структуры в частности и всё обществе в целом от возможных атак со стороны различных недоброжелателей и правонарушителей. В этом контексте использование иностранных информационных продуктов рассматривается в качестве потенциальной угрозы национальной безопасности: «Конкурентным преимуществом на мировом рынке обладают государства, отрасли экономики которых основываются на технологиях анализа больших объемов данных. Такие технологии активно используются в России, но они основаны на зарубежных разработках. Отечественные аналоги в настоящее время отсутствуют.

Повсеместное внедрение иностранных информационных и коммуникационных технологий, в том числе на объектах критической информационной инфраструктуры, усложняет решение задачи по обеспечению защиты интересов граждан и государства в информационной сфере. С использованием сети «Интернет» все чаще совершаются компьютерные атаки на государственные и частные информационные ресурсы, на объекты критической информационной инфраструктуры».

Данный расклад полностью подтверждается и дальнейшей формулировкой, что, среди прочего, для устойчивого функционирования информационной инфраструктуры Российской Федерации необходимо «заменить импортное оборудование, программное обеспечение и электронную компонентную базу российскими аналогами, обеспечить технологическую и производственную независимость и информационную безопасность».

В то же время «для эффективного управления сетями связи Российской Федерации, обеспечения их целостности, единства, устойчивого функционирования и безопасности работы необходимо проводить работу по созданию государственными органами и организациями условий для расширения использования в сетях связи телекоммуникационного оборудования и программного обеспечения, исключающих возможность несанкционированного управления ими и не содержащих составных частей и элементов, замена, ремонт или производство которых в течение срока службы невозможны на территории Российской Федерации».

Можно сделать вывод, что власти РФ будут предпринимать попытки полностью вытеснить зарубежные ИТ компании, вне зависимости от их размеров и достижений, с российского рынка. Однако, декларирование планов ещё не значит их претворение в жизнь, особенно в современной России.

Одновременно с импортозамещением Кремль планирует нарастить экспорт услуг в информационной сфере с целью получения стабильного и довольно солидного источника дохода в виду постоянно растущего рынка и его потребностей. Так, одним из национальных интересов РФ в области цифровой экономики называется «увеличение за счет применения новых технологий объема несырьевого российского экспорта, в первую очередь товаров и услуг, пользующихся спросом у иностранных потребителей».

Есть в Стратегии и довольно забавный пассаж относительно импортозамещения и экспорта российских технологий. При создании российских информационных и коммуникационных технологий необходимо, среди прочего:

— регулировать импорт иностранных информационных и коммуникационных технологий с учетом международных обязательств России;

— создать условия для технологического преимущества бизнес-моделей российских организаций в глобальной цифровой экономике.

Интересно, что подразумевает последний пункт: проведение «ликбеза» для иностранцев о российских «бизнес-моделях», построенных на откатах и распилах?

Альтернативные знания – всем и каждому. Самым интересным пунктом Стратегии является уже вышеупомянутое «информационное пространство знаний». Вообще довольно странно, что подобные абстрактные формулировки находят место в официальных документах. Однако при ближайшем рассмотрении появляется понимание, что с помощью подобных размытых формулировок маскируются совершенно конкретные намерения.

Так, одним из основных понятий, используемых в Стратегии, является «общество знаний» — общество, в котором преобладающее значение для развития гражданина, экономики и государства имеют получение, сохранение, производство и распространение достоверной информации с учетом стратегических национальных приоритетов Российской Федерации». То есть фактически говорится об обществе, решающую роль в котором играет государственная пропаганда. А как ещё в нынешней ситуации следует понимать «достоверную информацию с учетом стратегических национальных приоритетов Российской Федерации»?

Интересно, что с целью обосновать планы Кремля по жёсткому модерированию информационного пространства, отдельным пунктом Стратегии приведено описание изменения восприятия информации человеком в современном обществе, и, соответственно, характера её подачи: «Темпы развития технологий, создания, обработки и распространения информации значительно превысили возможности большинства людей в освоении и применении знаний. Смещение акцентов в восприятии окружающего мира, особенно в сети «Интернет», с научного, образовательного и культурного на развлекательно-справочный сформировало новую модель восприятия — так называемое клиповое мышление, характерной особенностью которого является массовое поверхностное восприятие информации. Такая форма освоения информации упрощает влияние на взгляды и предпочтения людей, способствует формированию навязанных моделей поведения, что дает преимущество в достижении экономических и политических целей тем государствам и организациям, которым принадлежат технологии распространения информации».

Такому вот положению дел и противопоставляет Россия своё «информационное пространство знаний». Мол, «Запад» народ зомбирует, играет на самых низменных инстинктах, навязывает свою точку зрения, а мы-то – просветители, ратуем за развитие и совершенствование населения: «Целями формирования информационного пространства, основанного на знаниях (далее — информационное пространство знаний), являются обеспечение прав граждан на объективную, достоверную, безопасную информацию и создание условий для удовлетворения их потребностей в постоянном развитии, получении качественных и достоверных сведений, новых компетенций, расширении кругозора».

Далее в Стратегии указывается, что «Формирование информационного пространства знаний осуществляется путём развития науки, реализации образовательных и просветительских проектов, создания для граждан общедоступной системы взаимоувязанных знаний и представлений, обеспечения безопасной информационной среды для детей, продвижения русского языка в мире, поддержки традиционных (отличных от доступных с использованием сети «Интернет») форм распространения знаний».

Средства для достижения данной цели, казалось бы, вполне адекватные. Однако если мы вернёмся к первому пункту статьи, то увидим, что кроме них используется ещё целый набор инструментов для изменения и контроля информационного пространства, который ясно даёт понять, какой характер будет носить упомянутая «общедоступная система взаимоувязанных знаний и представлений». С учётом же постоянных упоминаний науки и образовательных проектов можно прийти к выводу, что планируется полное поглощение государственной пропагандой РФ всех сфер, связанных с получением гражданами информации и знаний, а не только политики и истории.

Выводы. Исходя из всего вышеприведенного ясно, что Кремль ставит на стратегию полного контроля информационного поля как средства сохранения власти и стабильности в государстве. Этот контроль планируется осуществлять как с содержательной, так и с технической стороны. И если в создании альтернативной реальности для своей аудитории, а также в оперативном наказании любого альтернативного мнения российские власти уже неплохо преуспели, то с развитием собственных технологий и вытеснением зарубежных компаний с рынка не всё так просто, как описано в Стратегии.

Дмитрий Мицкевич, Belarus Security Blog

Другие материалы по теме:

Как противодействовать российской пропаганде;

Вербовка в «русский мир»: как Москва использует полезных идиотов в странах экс-СССР;

Угрожает ли официальному Минску российское ТВ?

Logo_руна