Кто главные защитники Родины?

1692

Вы прочитаете этот материал за 5 минут

Видя на улицах наших городов рекламные баннеры «Узброеныя Сілы Рэспублікі Беларусь—на варце незалежнасці” я испытываю некоторое чувство неловкости. На страже независимости от кого стоят наши доблестные люди в погонах? Ведь всем известно, что большое количество офицеров и генералов Вооруженных Сил Беларуси прошли обучение в военных учебных заведениях Российской Федерации. Да и на фоне других силовых структур картина складывается по меньшей мере двусмысленная. Подразделения Министерства по чрезвычайным ситуациям за последние пять лет неоднократно помогали тушить лесные пожары в различных государствах, включая соседнюю Латвию. Но вот во время совместных российско-беларуских учений та же Латвия, наряду с Литвой и Польшей, рассматривается в качестве потенциального противника.

А если взять важнейшее подразделение Вооруженных Сил—Силы специальных операций, то можно подумать, что наши десантники активно задействованы в различных миротворческих или даже антитеррористических операциях за рубежом. Но на самом деле это всего лишь красивое новое наименование бывших Воздушно—десантных войск. В силу моей многолетней работы в системе профессионально—технического образования мне приходится часто общаться с юношами, проходящими либо прошедшими недавно срочную военную службу. Их рассказы я сравниваю со своим опытом обучения на военной кафедре БГУ и прохождения армейских сборов в Уручье. Так вот, именуемые иногда элитными частями беларуской армии десантно—штурмовая бригада в Бресте и бригада специального назначения в Марьиной Горке, согласно признаниям вчерашних солдат, имеют богатые традиции неуставных отношений. Правда, как признаются сведущие люди, после установки систем видеонаблюдения в казармах служба в вышеназванных частях стала больше соответствовать уставным требованиям. Но еще десяток лет назад “доброй” традицией многих подразделений этих бригад были нелегальные ночные физподготовки, проводившиеся сержантами в казармах при якобы неведении офицеров. То есть отдельные товарищи сержанты знали подход разных офицеров к дежурству по части: если один часто заходит в казарму, то нужно вести себя смирно; а если офицер не сильно утруждает себя изнурительным контролем над солдатским режимом, то можно и порезвиться над салагами…

При этом я нисколько не хочу сказать, что настроен антиармейски. Всегда с удовольствием присутствую 9 мая и 3 июля на различных праздничных акциях с участием военных, с большим уважением отношусь к деятельности 52-го поискового батальона Министерства обороны, который ведет работы на местах боев Великой Отечественной войны. Также считаю, что служба в артиллерийских и ракетных частях, подразделениях связи Вооруженных Сил дает молодым людям много полезного в плане технических знаний и навыков.

Несомненно, что человек в форме должен пользоваться уважением. Но нужно честно признать, что в современных беларуских реалиях в роли реальных защитников общества и государства выступают Министерство внутренних дел, Министерство по чрезвычайным ситуациям и Государственный пограничный комитет. При всем уважении к армейским офицерам, их роль в настоящее время никак не может соответствовать старым советским представлениям о защитниках Родины. А Силы специальных операций, ввиду невысокого образовательного уровня большинства солдат срочной службы, едва ли способны масштабно участвовать в миротворческих операциях за пределами Беларуси. Ведь солдат—контрактников для подобных целей, как правило, формируют из вчерашних срочников. Подумайте, способен ли выполнять миротворческие функции юноша, имеющий большие проблемы с элементарной грамотностью, а также не различающий Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях?

При этом отмечу, что на протяжении двадцати лет наши оппозиционные СМИ были чересчур критичны к Министерству внутренних дел вообще и Внутранним войскам в частности. Да, деятельность этого ведомства зачастую далека от европейских стандартов. Но все же создаваемый на протяжении двух десятилетий образ умственно недоразвитого мордоворота в форме ОМОНа или Внутренних войск, бьющего дубинкой несчастных демонстрантов, был несколько утрирован. Могу сослаться на свой опыт общения с молодыми людьми, служившими во Внутренних войсках: солдат срочной службы сюда по-настоящему серьезно отбирают, оставляя за бортом юношей с низкими баллами аттестатов и из неполных семей. Да и программы подготовки курсантов в ведомственных учреждениях и солдат-срочников в частях Внутренних войск выглядят куда адекватнее сегодняшним жизненным реалиям, по сравнению с теми же армейскими Силами специальных операций. Серьезная правовая и психологическая подготовка личного состава милиции и Внутренних войск во многом контрастирует с архаичной армейской жизнью.

В этой связи представляется разумным о создании в Беларуси института военной полиции. Министерство внутренних дел могло бы оказать существенную организационную и кадровую помощь Министерству обороны в формировании этого совершенно нового для Беларуси органа.

Мне представляется, что офицерам Вооруженных Сил и солдатам-срочникам психологически не хватает ощущения своей полезности обществу. Помнится, что во второй половине 90-х годов минувшего века личный состав многих воинских частей привлекали для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. А уж традиция участия армейских подразделений в уборке урожая вообще уходит своими корнями в далекие пятидесятые годы. И сегодня привлечение военных к выполнению  гражданских задач представляется вполне оправданным. Офицеры в таких случаях чувствуют себя причастными к реальным практическим делам, а солдаты к тому же нарабатывают навыки, которые пригодятся им в гражданской жизни. Чем больше хозяйственных функций будет выполнять современная армия, тем полезнее она будет для беларуского общества!

Мнение автора не обязательно отражает позицию проекта.

Сергей Григорьев, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here