Кто к нам приедет и что с ними делать.

1143

(краткий обзор потенциальных миграционных потоков в Беларусь)

В девяностых годах прошлого века в Беларуси начался процесс депопуляции: велики темпы как естественного старения населения так оттока квалифицированной рабочей силы за рубеж. Динамика крайне настораживающая. Согласно докладу МИД Республики Беларусь, доля лиц, моложе трудоспособного возраста с 2000 по 2012 год уменьшилась на 4% (с 20% от населения страны до 16%) (источник). По классификации Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) Беларусь – «старая» нация. Доля людей старше 60 лет давно превысила 14% и, по состоянию на, 2010 году таковых было 18,9% (источник).

Когда говорят о старении, называют 2 причины:
1.    уменьшение рождаемости и как следствие рост доли (но не числа!) пожилых людей;
2.    увеличение продолжительности жизни и количественный рост группы «60+».

В Беларуси, увы, преобладает первая составляющая. Рождаемость обеспечивает воспроизводство населения только на 65%. Это несёт прямую угрозу национальной безопасности: уменьшение количества трудоспособного населения — замедление экономического роста — проблемы в социальной сфере.

В качестве преодоления такой тенденции как правило применяется комбинация трёх механизмов:
1.    меры по увеличению рождаемости;
2.    привлечение в свою страну мигрантов;
3.    создание условий, препятствующих оттоку населения в третьи страны

Поскольку цель данного обзора – оценить влияние миграционных процессов на развитие Беларуси, оставим пока в стороне вопросы брака и роста рождаемости. Поговорим об оттоке/притоке населения.

Трудовая миграция из Беларуси.

Отток специалистов из Беларуси последние 20 лет носил систематический характер. Его объёмы составляют не менее 130-140 тысяч человек в год. Большинство – в СНГ на временную работу. Эта категория, по крайней мере, первые годы работы, тратит часть средств на Родине (денежные переводы, приезды в отпуск и т.д.).

Хуже обстоит дело с выезжающими в страны ЕС, в США. Как правило, это высокообразованные молодые люди, чей труд особенно ценен. И они выезжают надолго или навсегда.

Беларуское руководство, стоит отдать должное, пытается удержать эти категории населения в стране. Успешный пример – Парк высоких технологий. Небольшой объём инвестиций вывел страну в ТОП-30 стран-лидеров рынка оффшорного программирования. И уменьшил отток специалистов отрасли с 400-500 человек ежегодно (конец 90-х) до нескольких десятков (2011-2012).

Схожую цель преследовали и «стройки века»: агрогородки, ледовые дворцы, реконструкция дорог. Создание искусственного спроса имело целью, среди прочего, оставить в стране работников строительной и смежных отраслей. В случае с агрогородками задача стояла и в стимулировании внутреннего миграционного потока «из города в село». Результаты можно назвать успешным лишь частично – в отличие от ПВТ не были обеспечены условия для получения работниками достойного уровня оплаты труда. Без внешних инвестиций поддерживать искусственный спрос на услуги за счёт бюджета более чем 5 лет крайне невыгодно и неэффективно.

Привлечение миграционных потоков.

В конце 2011 года в стране была принята «Программа демографической безопасности Республики Беларусь на 2011–2015 годы». Документом среди прочего утверждается, что «Существенным резервом восполнения потерь человеческих ресурсов является миграция» (источник).

Логично, особенно если учесть, что Беларусь имеет положительный миграционный прирост начиная с 2000 года. А с 2008 года он обеспечивается за счёт жителей из стран вне бывшего СССР. Вопрос в другом: кто эти мигранты и какие вызовы несёт замещение коренных жителей приезжими.

Миграционный прирост с одной стороны без сомнения позволяет решить проблему депопуляции и обеспечения экономики трудовыми ресурсами. В краткосрочной перспективе минусы миграции малозаметны. Кроме того, во многих странах мигранты воспринимаются как временное явление, которое прекратится с возобновлением уровня рождаемости. Однако, как показывает опыт, не всё так просто. Миграция, особенно представителей чуждой культуры приводит к размытию «культурного портрета» целых регионов.

Для того, чтобы определить как и каким образом формировать миграционную политику необходимо разобраться с основными группами мигрантов (по причинному признаку). Принято выделять несколько типов миграции:
-экономическая;
-социальная;
-культурная (в том числе религиозная);
-политическая;
-военная.

Возврат своих.

Наиболее близкая для любой страны – социальная и культурная миграции. Потенциальные мигранты едут во многом ради интеграции. Подобный механизм используется до сих пор государством Израиль. В Беларуси эти процессы были активны с 1991 по 2000 годы: в страну ежегодно приезжали не менее 25 тысяч человек (источник). В основном – этнические беларусы.

Сегодня на диаспору вновь возлагаются «миграционные» надежды. А вот трезвой оценки потенциала миграции, увы, нет. Все кто хотел вернуться – уже вернулись. Второе поколение как правило менее подвержено желанию переехать. Это состоявшиеся люди, имеющие свой бизнес. Кроме того, в некоторых странах, как например, в Украине, посольства РБ активно работают с диаспорой именно как с бизнес-партнёрами.

Ещё один аргумент – возраст. Даже если рассчитывать на возвращение политических мигрантов последних 20 лет, средний возраст потенциальных переселенцев – «40+». А это не более чем дополнительная нагрузка на социальную сферу.

Близкие, но далёкие.

Последние 7-8 лет в Беларусь начали переезжать граждане России. Формальная мотивация – «социальная и культурная» миграция. Люди выбирают комфортное место жительства.

Россия сегодня стоит перед вызовами, связанными с потенциальным изменением национального состава населения. Это уменьшение населения в центральных и западных областях, рост рождаемости в автономных республиках и массовая миграция из Средней Азии и Китая. Достаточно сказать, что по официальным данным ежегодно в РФ приезжает почти 300 тыс. человек. Количество нелегальных мигрантов оценивается в 3-5 млн (источник), что признала и миграционная служба страны. Результат – стремительная исламизация центра и запада Российской Федерации и «китаизация» Дальнего Востока. В таких условиях Беларусь в качестве места жительства выбирают две основные категории:
1.    пенсионеры и военные пенсионеры, имеющие ностальгию по «порядку времён СССР»;
2.    российские правые (источник), которые устами С. Доренко, признавая факт, что «разучились работать руками» призывают выбрать для жизни Беларусь и Украину (источник).

И первые, и вторые не нужны Беларуси – они не производят продукта, но используют социальную инфраструктуру страны. Значительная часть из них – носители имперской русской и «советской» культуры в самом агрессивном её проявлении.

Близкие географически.

Украина и Молдова, которые могли бы стать источниками мигрантов, сегодня имеют сходные с Беларусью условия жизни. А миграционные потоки из этих стран уже перенаправляются на Запад (источник). С другой стороны, если брать во внимание (без оценок) проекты реализуемые в Беларуси, то потенциал Украины можно использовать. Речь в первую очередь идёт о специалистах в области энергетики (особенно АЭС) и машиностроения. Соседняя страна имеет высокий образовательный потенциал, но молодые специалисты, увы, пока не востребованы украинской экономикой.

Попытка социального эксперимента: Средняя Азия и мусульманские регионы РФ.

Рано или поздно Беларусь столкнётся с волной кавказцев и азиатов. Вопрос не только в перенаселённости региона. Уже сегодня, особенно в Средней Азии и на Ближнем Востоке ощущается нехватка таких ресурсов как питьевая вода. И если богатые страны Персидского залива и Иран могут стать местом назначения для географических соседей, то вопросы приёма уроженцев мусульманских регионов бывшего СССР лягут на РФ, Беларусь и Украину.

Беларуские мусульмане теоретически в состоянии «переварить» и подготовить к интеграции «прибыльцев». Проблема в немногочисленности и культурной слабости бывших «липок». Соответственно, при потоке более чем в 2000 мусульман в год сами беларуские татары рискуют быть ассимилированы приезжими.
Хотя, с точки зрения демографии – исламские переселенцы весьма выгодны: молодой возраст и (при небольшом количестве) способность к работе. В качестве минусов – проблемы Западной Европы, когда таких переселенцев становится много.

Далёкие страны.

Для того, чтобы определить потенциальные источники миграционных потоков достаточно взглянуть на карту среднего возраста по странам.

Беларуси, увы, не грозит массовое переселение жителей латинской Америки. Дополнительной движущей силой миграционных процессов станут (уже через 10-20 лет) экологическая ситуация и изменения климата (в особенности Азия и центральная Африка). Африканцы, в память о колониальном прошлом, предпочитают оседать в бывших метрополиях. Поэтому вероятен, сценарий с приездом жителей Китая, Вьетнама, Индии и Филиппин – стран с огромным или стремительно растущим населением. И, естественно, упоминавшиеся уже выходцы из Средней Азии.

Плюсы данных категорий – возраст и чрезвычайное трудолюбие. Минус – абсолютно чуждая культура и слабая склонность к интеграции в общество. Как правило, такие мигранты живут национальными мини-поселениями со своим укладом жизни, абсолютно не приемля обычаев страны пребывания.

Первые выводы.

Ни одна из перечисленных выше категорий миграционных потоков не является идеальной для Беларуси. Особенно в средне- и долгосрочной перспективе.

Полностью ограничить приток мигрантов (особенно из РФ, Средней Азии, а в перспективе из регионов с экологическими (климатическими) проблемами) не выгодно, да и вряд ли получится.

С точки зрения национальных интересов, логично было бы рассчитывать на краткосрочную трудовую миграцию (контракты на 1-5 лет). Причём в основе обращать внимание на специалистов, которые способны производить продукты/услуги с высокой добавленной стоимостью. Источник – индустриально развитые страны бывшего СССР.

Это позволит привлечь в страну относительно молодых людей и не ляжет сразу дополнительным грузом на пенсионную систему и социальную сферу.

Если говорить о мигрантах, выбирающих Беларусь как страну постоянного проживания ситуация ещё хуже. Миграционный ресурс культурно близких групп и сообществ ограничен. В страну уже сегодня едет достаточно большое количество чуждых или опасных для беларуской культуры элементов. Однако, создавая дополнительные возможности по интеграции можно минимизировать риски. Например, предоставление жилья в сельской местности (как и льготная продажа) направляет потоки «малоэффективной миграции» из городов. Это не решает проблему депопуляциии села, но, по крайней мере, делает её менее острой в краткосрочной перспективе. А расселение небольшими группами представителей «чужих» культур, не позволит создавать «национальные анклавы» в местах с большой плотностью населения.

Если кратко, то алгоритм действий на ближайшие 3-5 лет формулируется следующим образом:
1. Краткосрочная трудовая миграция как основной поток: высокообразованные специалисты, производящие продукт с высокой добавленной стоимостью. В перспективе – с предоставлением возможностей по интеграции.
2. Долгосрочная миграция (существующие потоки и потоки, с которыми трудно бороться): заполнение такими мигрантами депрессивных и малонаселённых регионов. При этом с созданием условий, затрудняющих возникновение «национальных анклавов» в густонаселённой местности.

Игорь Тышкевич, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна