Литовские энергетики считают, что Литва должна помочь Беларуси в строительстве БелАЭС

В Островце полным ходом идёт строительство Беларуской АЭС. Первый энергоблок будущей станции планируется ввести в эксплуатацию уже в 2019 году, а второй – годом позже. Несмотря на заявления властей о том, что проект абсолютно безопасен, в соседней Литве не утихает волна протестов и критики. Официальный Вильнюс призывает остановить строительство АЭС и блокировать поставки её энергии в Европу.

4201

Вы прочитаете этот материал за 9 минут

На официальном уровне мы слышим предельно резкие высказывания со стороны литовского руководства, которые объясняют свою жёсткость желанием обезопасить жителей своей страны. Опасения литовцев отчасти справедливы, поскольку станция строится всего в 40 километрах от Вильнюса. Представители власти регулярно напоминают рядовым гражданам о призраках Чернобыля, говорят о том, что станция и выбранная площадка для её строительства небезопасны, но большинство из этих заявлений – политические.

Когда же дело доходит до конкретики и реальных аргументов, сориентироваться довольно сложно, поскольку мы не видим позицию литовских энергетиков, а последним, безусловно, есть что сказать.

BSBlog обратился за комментариями к наиболее авторитетным литовским специалистам в области энергетики, попытавшись выяснить, обоснованы ли претензии руководства Литвы по вопросу БелАЭС в адрес Минска.

Позиция Минэнерго Литвы

Прежде всего необходимо подчеркнуть, что Минэнерго Литвы детально ознакомилось с отчётом стресс-тестов, проведённых на БелАЭС. Несмотря на то, что Госатомнадзор заявил об успешном прохождении испытаний, что подтверждают и эксперты МАГАТЭ, литовские специалисты сформулировали более 100 замечаний и вопросов относительно устойчивости станции к экстремальным ситуациям. Вывод коллег из соседней страны можно свести к следующему – АЭС не отвечает необходимым требованиям безопасности хотя бы потому, что сама стройплощадка находится в опасном месте.

В качестве подтверждения своих утверждений Минэнерго презентовал отчёт литовской Государственной инспекции по безопасности атомной энергетики (ГИБАЭ), где указывается, что Беларусь по итогам стресс-тестов не смогла доказать, что станция выдержит, например, столкновение с тяжёлым пассажирским самолётом. Хотя это необходимое условие, которое предъявляет, в частности, Западноевропейская Ассоциация органов регулирования ядерной безопасности (WENRA).

Учитывая то, что станция находится в непосредственной близости от Вильнюса, рядом с которым расположен Международный Вильнюсский аэропорт исключать вариант подобного инцидента нельзя.

Помимо этого, в отчёте говорится о том, что беларуской стороне не хватает аргументов для того, чтобы гарантировать переход на независимую систему управления станции в случае тяжёлых аварий, как того требует МАГАТЭ – эти требования появились после 2011 года, когда произошла авария на АЭС Фукусима-1.

Также в отчёте литовских спецов указано, что Госатомнадзор не учитывает угрозу лесных пожаров, наводнений и землетрясений. Дело в том, что анализ устойчивости БелАЭС к подземной стихии основан на исследованиях 1997 года, в то время как последние толчки в этом регионе были зафиксированы в 2004 году. Тогда землетрясение силой 3-5,7 баллов произошло в Калининградской области.

Слово министра

Министр энергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас рассказал нашему ресурсу, что представленный список замечаний говорит лишь о том, что Беларусь изначально выбрала неправильное место для строительства АЭС, а значит Литва должна помешать вводу в эксплуатацию энергоблоков всеми возможными способами.

«Отчёт о стресс-тестах на Остравской АЭС, который представила Беларусь и оценили наши эксперты, не даёт удостовериться в самом важном моменте – в том, что площадку для строительства станции выбрали в подходящем месте. Эксперты сформулировали больше 100 замечаний. Этот длинный список лишь подтверждает, сколько же ещё много неотвеченных вопросов и серьёзных проблем.

Беларусь обязана наконец доказать, что эта станция отвечает современным международным стандартам ядерной безопасности, сформулированным после событий на Фукусиме. К сожалению, исходя из нашей информации, мы не можем утверждать, что беларуская сторона выбрала правильное место. Мы не можем согласиться на то, что бы АЭС когда-либо ввели в эксплуатацию», — констатировал глава Минэнерго.

Иной взгляд

Необходимо отметить, что в итоговом документе литовской ГИБАЭ указан перечень структур и серьёзных организаций, принявших участие в оценке отчёта о стресс-тестах на БелАЭС. Туда вошли и МИД, и Минприроды, и Литовский энергетический институт (ЛЭИ), и геологическая служба, и Агентство по утилизации ядерных отходов, атомщики с остановленной Игналинская АЭС и другие, однако фамилии конкретных специалистов и учёных не названы.

До сих пор власти Литвы на всех уровнях утверждали, что БелАЭС – это угроза, но отказывались обнародовать имена энергетиков, которые бы смогли подтвердить данное утверждение.

Парадокс заключается в том, что целый ряд литовских специалистов с реальными именами и фамилиями, то есть физики-ядерщики, инженеры-энергетики и профессура (ЛЭУ) выступают против позиции властей. По их словам, БелАЭС безопасна и строится она именно в том месте, в котором и должна.

BSBlog обратился за оценкой к наиболее авторитетным литовским энергетикам – профессору Юргису Вилемасу, бывшему главе ЛЭИ, и инженеру-энергетику Альгирдасу Стумбрасу. Оба они являются почётными членами литовского комитета Мирового энергетического совета.

По словам Юргиса Вилемаса, ключевая ошибка Литвы в том, что она отказывается от диалога с соседями. Он напомнил, что осенью прошлого года первые лица страны обрушились с критикой на ЛЭИ лишь за то, что его работники консультировались с коллегами из Беларуси по поводу строительства станции.

Главам МИД, Минэнерго и Минобразования не понравилось то, что литовские учёные помогали беларусам разбираться с документами «Росатома» — власти расценили это как помощь в «осуществлении проекта, представляющего угрозу национальной безопасности», хотя, по сути, считает Вилемас, энергетики делали то, что должны – помогали обеспечить всестороннюю безопасность энергопроекта.

«Власти буквально давили на литовских энергетиков, хотя те делали благородное дело. В наших же интересах помогать Беларуси обеспечить максимальную безопасность станции. Тем не менее государство считает, что мы должны полностью абстрагироваться от этого проекта, заранее окрестив его «небезопасным». На мой взгляд, это неправильно.

Мы должны принять тот факт, что станцию построят, и нам нужно позаботиться о её безопасности ради своей же безопасности. Для этого необходимо разговоривать и вести диалог, но мы этого не делаем. Беларусь из-за политических моментов тоже не хочет идти навстречу.

Литва твёрдо решила бороться со станцией, хотя, например, соседняя Латвия придерживается совершенно иной точки зрения. Нужно понимать, что все политические заявления нашего руководства далеки от позиции энергетиков.

Более того, все те, кто реально занимается ядерной энергетикой и работает в этой отрасли подтвердят, что проект БелАЭС один из самых надёжных и качественных в мире – на бумаге он совершенен. Другой вопрос в том, как осуществляется её строительство, но если что-то будет идти не так, то МАГАТЭ просто не даст ввести её в эксплуатацию. Пока же у МАГАТЭ не было никаких серьёзных нареканий в сторону Минска», — говорит Ю. Вилемас.

Альгирдас Стумбрас придерживается аналогичного мнения. По его словам, претензии Вильнюса в адрес Минска не обоснованы. Особенно его удивляет то, что Литва попрекает Беларусь за «неправильное» место строительства. Литовская сторона утверждает, что беларусы специально строят АЭС в непосредственной близости от Вильнюса. Мол, таким образом, Россия и Беларусь играют в свои «геополитические игры» на границах с Евросоюзом.

«Не знаю, почему в Минэнерго считают, что Беларусь выбрала неправильное место для стройплощадки. Политики удивляются, почему строят именно на западе, а не в глубине страны, но объяснить это не так сложно. Дело в том, что в Беларуси линии построены так, что энергия должна идти именно с запада на восток. А на востоке нехватки в энергии нет. Там есть Лукомольская ГРЭС, неподалёку находится Смоленская АЭС, поэтому решение Беларуси строить станцию на западе вполне понятно.

Говоря о безопасности БелАЭС, могу лишь повторить то, что говорил неоднократно – МАГАТЭ осуществляет надзор за работами, если у них появятся претензии, я уверен, что их устранят, а если не устранят, то им просто не дадут разрешение на ввод в эксплуатацию. Кроме того, Латвия и Эстония почему-то не считают её небезопасной и отказываются блокировать энергию, как это сделали мы. Кто-то ответит, что нашему примеру последовала Польша, но Варшава руководствуется несколько иными соображениями, так как в ближайшем будущем они сами хотят строить подобную АЭС.

Также все мы знаем, что «Росатом» строит идентичные станции в Финляндии и Венгрии. А опасения Литвы по поводу того, что АЭС расположена слишком близко от Вильнюса нелогичны, так как во многих странах Западной Европы атомные станции расположены совсем близко от крупных городов, в частности в Швейцарии и Люксембурге, но никто этого не боится», — констатировал А. Стумбрас.

Выводы

Несмотря на все «за» и «против», очевидно, что Литве, как справедливо отметил Ю. Вилемас, необходимо смириться с тем фактом, что БелАЭС построят и введут в эксплуатацию в течение двух следующих лет. Безусловно, что литовские власти имеют право задавать вопросы и требовать от Беларуси соблюдения всех норм безопасности, так как станция находится в непосредственной близости от литовской столицы.

Однако на фоне громких политических заявлений, конфронтации с Россией и критикой в сторону официального Минска вопрос о надёжности станции незаметно отходит в Литве на второй план. Опрошенные нами независимые специалисты в области энергетики попытались донести предельно ясную мысль – диалог всегда лучше его отсутствия. Поэтому логично, что Литве, если она действительно заинтересована в своей безопасности, важно поддерживать диалог с Минском, важно помогать беларуской стороне работать с документами «Росатома», а также вести совместную работу ради общего блага. Противоречий в этом вопросе немало и они всегда будут, но, очевидно, что каждая сторона не хочет повторения Чернобыльской и Фукусимской аварий, с последствиями которых страны сталкиваются до сих пор.

Денис Параскевич, специально для Belarus Security Blog

Logo_руна