Малое приграничное движение Польши с Украиной и Россией: всё не просто (окончание).

869

Вы прочитаете этот материал за 10 минут. 

Малое приграничное движение (далее – МПД) – это специальный режим пересечения границы, при котором жители приграничной полосы, в пределах 30-50 км от границы, могут без виз, но со специальным пропуском, посещать приграничную территорию соседнего государства.

Состояние МПД на границе Польши с Украиной.

Показало свою востребованность МПД и на границе Польши с Украиной. Причем, количество граждан, пересекающих границу в рамках МПД, ежегодно увеличивалось на 20-30%, достигнув к началу 2016 г. около половины от общей численности, пересекающих границу в пунктах пропуска.

Однако с 4 июля Польша, с целью обеспечения безопасности саммита НАТО (8-9 июля) и Всемирных дней молодёжи (26-31 июля), приостановила МПД и здесь.

Это решение Польши, которое увеличило временные и материальные затраты жителей 30-км приграничной зоны Украины, вынужденных выезжать в Польшу на общих основаниях – по визам, стало причиной протестов как местных жителей, многие из которых возят в Польшу алкоголь и сигареты, а из Польши – электротовары и продукты питания, так и украинских водителей, заблокировавших дороги к пунктам пропуска на польско-украинской границе, которые пришлось разблокировать с помощью значительных сил правопорядка и возбуждать уголовные дела. Однако, нагрузка па пункты пропуска существенно уменьшилась, так, например 29, 30 и 31 июля в 6.00 утра во всех восьми польско-украинских пунктах пропуска не было ни одного автомобиля.

Таким образом, одностороннее приостановление Польшей МПД на границе с Украиной привело к осложнению обстановки на границе, всплеску протестных настроений и озлобленности местных жителей. Особую пикантность ситуации придал тот факт, что 3 февраля 2016 г. Верховная Рада Украины одобрила польский кредит на EUR 100 млн. для финансирования проектов по развитию приграничной дорожной инфраструктуры, обустройству пунктов пропуска на украинско-польской границе. Этот кредит предоставляется на 30 лет под 0,15% годовых с пятилетней отсрочкой платежей по кредиту и процентам. Предоставляемые средства будут использованы на развитие восьми пунктов пропуска на украинско-польской границе, через которые «ежедневно проходит 50 тысяч человек, 15 тысяч автомобилей и 2 тысячи тяжёлых грузовиков: 60% – на строительство дорог на этих пунктах, 40% – на создание инфраструктуры» (источник).

Однако при реализации проектов объем товаров польского происхождения должен быть не менее 60% от стоимости контракта. Таким образом, выгода Польши от реализации этих проектов очевидна, выгода Украины пока весьма призрачная.

3 августа Польша возобновила МПД с Украиной и на пункты пропуска возвратились километровые очереди. Причем в первые два дня в них 2/3 составляли автомобили с польскими номерами, водителями которых были не поляки, а жители 30-километровой зоны Украины, которые не регистрируют свои автомобили в Украине и поэтому должны каждые пять дней пересекать границу. Естественно, что это привело к увеличению очередей в обе стороны. Так, по состоянию на 4 августа на всех восьми польско-украинских пунктах пропуска было 879 автомобилей, на 6.00 8 июля – 1110. Причем в Рава-Русской было 280 автомобилей. Не стали очереди в пунктах пропуска меньше и в последующие дни. Например, 16 августа в пунктах пропуска на границе с Польшей было около 1700 автомобилей, причём, как отмечают пограничники, «подавляющее большинство путешествующих являются участниками малого пограничного движения» (источник).

Такая ситуация вызывает справедливое возмущение украинцев, осуществлявших «визовые» поездки в Польшу, которым приходится стоять в очередях по 8-12 часов из-за того, что «спекулянты» имеют льготы для поездок и накупили дешёвых машин, которые не хотят регистрировать в Украине.

После того как стало очевидно, что очереди создают исключительно челноки, живущие в приграничных сёлах, противники МПД решили зарегистрировать петицию к президенту с просьбой обсудить с Польшей возможность отмены двухстороннего договора. Правда, сбор подписей идет вяло, за месяц поддержало только 985 человек. Однако в соцсетях иногда появляются возмущённые призывы «отомстить контрабасам», которые зарабатывают за одну поездку от 200 гривен и больше, в зависимости от того, что продать и что купить, кроме того, ещё и подрабатывают, подсаживая к себе в машину желающих съездить за границу. «Ведь есть норма на одного человека, где чётко указано, товар на какую сумму может ввести один человек. Соответственно, если в машине ещё плюс один, два, три человека, то контрабанда становится официальным грузом» (источник).

Очевидно, что подобные проблемы не минуют и пункты пропуска на беларуско-польской границе с введением здесь МПД.

Состояние МПД на границе Польши с Беларусью.

Соглашение о малом приграничном передвижении между Польшей и Беларусью было подписано Министрами иностранных дел двух государств 12 февраля 2010 г. В том же году его ратифицировали парламенты обеих стран. Однако обмен дипломатическими нотами так и не состоялся.

В конце 2012 г. Независимым институтом социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) был проведён опрос жителей беларуского приграничья, согласно которому более 72% опрошенных в Гродненской области и 54% – в Брестской поддерживали введение МПД на границе Беларуси с Польшей. Ещё более активно поддерживает введение МПД Польша, ведь только по официальным данным польской стороны ежегодно беларусы оставляют в торговых центрах и на рынках Польши около USD 1 млрд, поэтому если ещё около 1 млн. жителей беларуских приграничных населённых пунктов получат возможность въезда в Польшу, не тратя время, деньги и нервы на оформление виз, то размер прибыли только рынков Белостока никто не берётся предсказать. Однако одновременно резко увеличится вывоз из Беларуси наличной валюты, вследствие чего произойдёт резкое падение покупательского спроса в Беларуси на внутреннем рынке, что однозначно приведёт к повторению ситуации 2011 г.

Кроме того, зона МПД, охватывающая Подляшское и Люблинское воеводства Польши и Гродненскую и Брестскую область Беларуси, с экономической точки зрения, будет ассиметричной. В частности, в сфере деятельности польского бизнеса оказываются два областных центра – города, имеющие 5 и 6 места в Беларуси по численности населения, а также не маленькие Волковыск, Скидель, Жабинка, Кобрин, Пружаны и др., а в сфере деятельности беларуского бизнеса – депрессивные аграрные польские регионы.

В этой связи, по мнению ряда экспертов, создание механизмов поддержки и стимулирования отечественного бизнеса с точки зрения беларуских властей – рискованная игра, учитывая слабую экономическую привлекательность, открывающейся для беларуских предпринимателей в этой части Польши (источник).

Кроме того, как свидетельствует опыт МПД на границах Польши с Россией и Украиной, резкое увеличение желающих пересечь границы Беларуси с Польшей в рамках МПД создаст транспортный коллапс в международных пунктах пропуска. Так как здесь практически нет пунктов упрощённого пропуска. Например, количество граждан, пересекающих границу Польши с Украиной в рамках МПД, увеличивается на 20-30% в год и уже в два раза превышает количество граждан, пересекающих границу Беларуси с Польшей. Таким образом, увеличение количества граждан, прибывающих в пункты пропуска для пересечения границы в рамках МПД, в условиях отсутствия надлежащей приграничной инфраструктуры чревато возникновением в очередях очагов социальной напряжённости, а в прилегающей к пунктам пропуска местности – экологических проблем.

А ведь для обслуживания возросших потоков автотранспорта и физических лиц – увеличения пропускной способности пунктов пропуска требуется не только создание надлежащей приграничной инфраструктуры, но и увеличение штатной численности таможенной и пограничной служб как Беларуси, так и Польши. Для этого необходимо значительное увеличение финансирования этих служб и людские ресурсы. В этой связи необходимо отметить, что финансовые средства, выделяемые ЕС для обустройства границы Беларуси со странами ЕС, предназначаются только на развитие инфраструктуры международных пунктов пропуска и повышение надёжности охраны границы, но не на денежное содержание сотрудников органов пограничной и таможенной служб. Поэтому увеличение их численности возможно только за счёт «урезания» других расходных статей и так далеко не тучного бюджета Беларуси.

Кстати, польская сторона, проявляя большую заинтересованность в открытии МПД с Беларусью, пока не предлагает каких-либо серьёзных проектов, чтобы разделить бремя расходов на подготовку пограничной инфраструктуры, как это было при подготовке к открытию МПД на границе Польши с Украиной. При этом поляки прекрасно понимают, что в нынешней экономической ситуации быстро справиться с этой проблемой Беларусь самостоятельно не сможет. Ведь только на обустройство границы под нужды МПД требуется около BYN 100 млн. (т.е. USD 50 млн.) и не менее двух лет на их освоение.

Таким образом, в настоящее время пограничная и таможенные службы Беларуси пока не могут гарантировать надлежащее качество обеспечения пересечения границы в рамках МПД. Однако «сложа руки» в ожидании помощи «доброго дяди» пограничники и таможенники Беларуси не сидят.

Так, уже в 2016 г. на автодорожных пунктах пропуска Бреста и «Новая Рудня» вводится в эксплуатацию «электронная очередь». В течение двух лет такая же система будет введена в эксплуатацию ещё в 13 наиболее загруженных автомобильных пунктах пропусков. С польской стороной достигнута договорённость по вопросу изменения статуса автодорожного пограничного перехода Песчатка – Половцы на международный. Уже больше года действует безвизовый режим для посещения Национального парка «Беловежская пуща» и данной возможностью уже воспользовались свыше 2 тыс. иностранцев – граждан ЕС, Канады, США, Филиппин, Южной Кореи (источник).

Таким образом, немало делается на беларуской границе, чтобы обеспечить бесперебойность и удобство упрощённого её пересечения в тех масштабах, которые могут быть при открытии МПД с Польшей. Однако, до тех пор, пока не будут созданы соответствующие европейским стандартам условия на пунктах пропуска и необходимое их количество, ставить вопрос о немедленном начале МПД не стоит. К сожалению, такая взвешенная позиция беларуской стороны воспринимается некоторыми «в штыки», при этом выдвигаются беспочвенные обвинения в умышленное торможение якобы всеми желаемого МПД.

Возможно, данная информация о кризисном состоянии МПД на границах Польши с Россией и Украиной поспособствует более объективной оценке возможностей и сроков реализации МПД на границе Польши и Беларуси. 

P.S. На следующий день после публикации первой части данной статьи (источник), на сайте «Радио Польша» появилась информация, о том, что Министр внутренних дел Польши Мариуш Блащак объясняя причины приостановления МПД с Калининградской областью, подчеркнул, что о пользе этого МПД появилось немало мифов, однако «по данным за 2015 г., поляки потратили в Калининградской области почти EUR 100 млн., тогда как россияне в Польше – только EUR 65 млн» (источник). Очевидно, что бОльшая часть потраченных поляками в Калининградской области средств — приобретение табачных изделий, которые затем были ввезены в Польшу, причем, значительное их количество – контрабандно, чем был причинен значительный ущерб бюджету страны. А это еще одна негативная сторона МПД.

В этой связи, хорошо зная об изобретательности беларуских табачных контрабандистов, вполне возможно, что Польша уже не горит большим желанием открыть МПД и с Беларусью.

Леонид Спаткай, специально для Belarus Security Blog.

Другие материалы по теме:

Малое приграничное движение Польши с Украиной и Россией: все не просто (начало).

Logo_руна